Черная Жемчужина. Два мира на ладони

Размер шрифта: - +

Глава третья. Переписать сновидение

Крича, я резко поднялась в кровати.

– Господи, ты чего орешь?

Свет ударил по глазам – прибежавшая из своей комнаты Келси щелкнула выключателем.

Я вдруг разрыдалась – сама не знаю, почему. Мне не раз снились кошмары – правда, в них обычно умирала не я. Странно все это… Я ведь изначально знала, что все происходит не наяву. Так почему мне было так больно от того, что загадочная Денизе умерла?

– Эй, ну ты чего? – неуверенно спросила Келси. Она стояла в дверях, переминаясь с ноги на ногу и явно мечтая вернуться к себе. – Мама приснилась, что ли?

Я нашла в себе силы кивнуть. Лучше немая ложь, чем объяснение про жуткое окончание сна, который поначалу показался мне волшебным. Я ожидала, что Келси уйдет. Но нет – она подошла ко мне и села на край кровати. Явно чувствуя себя не в своей тарелке, легонько сжала мне ладонь.

– Красивая цепочка, – сказала она, видимо, чтобы сгладить возникшую неловкость.

Я улыбнулась. Кто бы мог подумать, что необычный ночной кошмар поможет нам с Келси протянуть через пропасть мостик друг к другу? Но улыбка тут же угасла, как только в мою голову постучалась мысль: «А надолго ли?».

– Все в порядке, Келс. Я посплю, ладно?

– Конечно, – с явным облегчением сказала она, поднимаясь. В утешениях Келси была не сильна. Но я ее не винила.

Я легла, с головой закутавшись в одеяло – меня отчего-то знобило. Правда, уснуть так и не смогла – несмотря на то, что на часах было четыре утра. Лежала, слушая звуки окружающего мира, доносящиеся из приоткрытого окна, и прокручивая в голове детали сна. С ума сойти, куда может завести человека фантазия и магия сновидений! Колдунья, маг теней, его ожившая возлюбленная, вышедшая из таинственной Тени – то ли прообраза ада, то ли мертвого плана мира, то ли его «темной» стороны.

Честно говоря, несмотря на трагичный финал истории, я бы с удовольствием окунулась в этот мир снова.

Так и не сумев уснуть, я откинула одеяло и, взяв с тумбочки книгу, которую сейчас читала, прокралась на кухню – на цыпочках, чтобы никого не разбудить. Приготовила себе кофе с корицей. Устроилась на подоконнике и вот так – с книжкой и кружкой кофе, встретила рассвет.

Скользя взглядом по строчкам, я раздумывала – может, мой сон родился из книги? Или из сотен прочитанных до нее книг?

Страсть к чтению привила мне мама. Конечно, как и всем, мне в детстве читали сказки. Но когда я стала повзрослее, оказалось, что бесноваться с друзьями во дворе – куда веселее, чем сидеть взаперти с книжкой. А потом мы переехали – папе предложили новую работу в захудалом городке. А там – ни друзей, ни даже знакомых. Город показался мне слишком маленьким, ребята в школе – недружелюбными. А потом развод и твердый отказ матери уезжать обратно. К тому времени она нашла хорошую работу в местном журнале, обзавелась друзьями – что так и не получилось у меня. Уже много позже оказалось, что местные ребята считали меня «столичной зазнайкой» и говорили про меня, что «я задираю нос», принимая стеснительность и робость за высокомерность.

И вот я сижу, десятилетняя, на крыльце нашего дома, и безутешно плачу. Мне кажется, что весь мой мир разлетелся на части. Мама садится рядом со мной и кладет мне на колени мой первый томик в ту пору модной фэнтезийной саги.

– Нет такой душевной раны, которую не смогла бы исцелить хорошая книга. Просто после некоторых драм нужно прочитать очень много книг. Но с каждой тебе будет становиться чуточку легче.

– Это не поможет, – буркнула я, хлюпая носом.

– Ошибаешься, – мягко сказала она, потрепав меня по русой голове. – Кто-то говорит, что от реальности не убежать. Но почему бы и не сделать это, когда ты стоишь перед самым входом в чужой, пока еще совсем незнакомый мир?

– Каким входом? – не поняла я.

Улыбнувшись, мама открыла книгу.

– Вот же он – прямо перед тобой.

С тех пор я пропала. За первым томиком последовал и второй, затем и третий – я не успокоилась, пока не дочитала всю сагу. Я болела магией и всем, что с ней связано. Вот только сама я колдуньей – как Денизе из моего сна – не была. И когда мама сказала мне об очередной поездке в горы, отпустила ее с легким сердцем. Меня не кольнуло плохое предчувствие даже тогда, когда в тишине дома раздалась телефонная трель. В три часа ночи.

Их автобус слетел с горного серпантина. Из пятнадцати человек не выжил никто. Я смутно помню, как приехал дядя, как буркнул мне «Теперь будешь жить со мной». Помню, как злилась на него за то, что говорит таким обыденным тоном, будто бы все, что меня волнует сейчас – где и с кем жить. Я лишь хотела, чтобы меня оставили в покое, хотела забраться в кровать и с головой укрыться одеялом. И лежать так до тех пор, пока одеяло не откинется, и мамин голос не произнесет: «От кого ты там прячешься, обезьянка»?

Мне было пятнадцать. И единственной моей мечтой тогда была мечта, чтобы вернулась мама.

И тогда моим спасением снова стали книги. Я глотала их, словно пытаясь утолить самую сильную в мире жажду, читала одну книгу за другой, не высыпаясь ночами. Убегала от реальности, с головой ныряя в приключения ведьм, колдунов и магов – юных героев и спасителей миров. У них были мамы, а у меня были они. Я блуждала в чужих мирах и заблудиться не боялась.

Я со вздохом захлопнула книгу. Бесполезно. Мысли бродят где-то далеко.

Не зная, чем занять себя, я слонялась по дому. В конце концов устроилась на кровати с ноутбуком и изучала статьи об осознанных и желаемых сновидениях – что, оказалось, далеко не одно и то же. В этом странном сне я была полноправной хозяйкой – кроме той его части, в которой я умерла. Так может, имеет смысл попробовать призвать этот сон снова, но уже, так скажем, на моих условиях? Почему-то, когда я думала о том, как бы я переписала финал истории Денизе, перед глазами предстало лицо Джеральда – серьезное, даже мужественное – если так можно сказать про парня семнадцати лет. Мне хотелось бы узнать его поближе… на знаю сама, почему.



Кармаль Герцен

Отредактировано: 27.06.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться