Чистая кровь. Книга первая.

Размер шрифта: - +

Глава 1

- Ты моей смерти жаждешь? – я приподнимаю бровь, рассматривая платье цвета ясного безупречного неба и туфли на пятидюймовых шпильках в цвет белого снега. Я перевожу взгляд на Эрин, мою соседку по комнате. Она смотрит на меня с победоносным видом, вздергивая нос и сдувая с лица рыжие кудряшки. В ее вишневых глазах таилась еле заметная тревога, что весьма естественно, учитывая, что она предлагает мне пойти на выпускной в одежде, которую я только что рассматривала.

И это при том, что я с третьего курса говорю, что не пойду на этот идиотский выпускной.

- Ты обязана пойти. Чаще всего именно там нас замечают Чистые. Это самый быстрый способ найти себе Хозяина. В Администрации это будет сделать намного сложнее! – она изрекает фразу за фразой, начинает напирать. Ранее скрещенные руки сейчас вытянуты по бокам и сжаты в кулаки – признак злобы, а может даже и гнева.

Я решаю промолчать и бросаю на нее укоризненный взгляд. Подруга замолкает, но упорства ей не занимать, а значит, она еще будет доставать меня с этим.

Ложусь на кровать, затыкая уши наушниками, и включаю медленную и тихую фортепианную мелодию. Это заставляет всё моё тело расслабиться. Я мимолетно оглядываю помещение. Наверное, уже в миллионный раз.
Стандартная современная комната без излишков. Две кровати, две тумбочки, сделанные из покрашенного темно-красным клена; окно на всю стену. В этом огромном зеркале во внешний мир видны высокие трубы заводов, бескрайние небоскребы и приземистые домишки. Небо ярко-голубое, прямо как платье, лежащее на кровати Эрин.

Также в комнате стояли зеркало во весь рост и шкаф на две персоны. Он был похож на антикварный, но мы знали, что серию таких шкафов выпустили около десяти лет назад с завода «Ричардсон Интерпрайзерс».

Потолок - белый, стены - кремовые, пол выложен светлым паркетом. Постельное белье, на котором я сейчас и лежу, цвета старого вина.

- Если ты не пойдешь – то мы не подруги, - размеренно, выговаривая каждое слово, произнесла Эрин. Ее слова пробивают стену тихой мелодии.

- Ты слышала, что шантаж это не выход? – я выдыхаю и встаю с кровати, скидывая наушники. – Через десять минут у нас борьба. Ты идешь?

Она хмурится и сердито смотрит на меня.

- Ты еще спрашиваешь? – скрещивает руки на груди. – Если я не приду, то получу нагоняй от мистера Бёрка.

Усмехаюсь и достаю из шкафа шорты до середины бедра и футболку с рукавами до локтя. Обе вещи черные, они сделаны из прочного, но удобного материала, позволяющего совершать разнообразные активные движения, что очень удобно в драке. Я переодеваюсь, вдыхая чистый, стерильный запах ткани.

Закрывая шкаф, уступаю место перед ним подруге. Беру с тумбочки резинку и завязываю конский хвост. Подхожу к зеркалу. Из него на меня смотрит физически подготовленная девушка с шелковистыми волосами цвета молочного шоколада. В глубоких карих глазах таятся лед и непоколебимость. Вырез декольте скрывает упругую грудь, талия тонкая, а ноги длинные.

Я прекращаю осмотр и, вздохнув, надеваю черные носки и кроссовки. Непоколебимость характера... Именно то, что от нас требуется. Недаром я прошла весь этот путь. Недаром я подвергла себя такому воздействию. Недаром я стала псевдо-Инклином. И я убью главу Одержимых, ибо именно он практически на моих глазах убил моих родителей. И я убью его, убью, иначе я не Маргарет Лидейн, последняя из семьи.

Замазываю тональным кремом родимое пятно на шее, форма которого напоминает полумесяц. Родимое пятно указывает на принадлежность к семье. Основа плотно ложится на кожу, скрывая «чистый» признак и обещая, что тренировка пройдет без проблем. Также некоторые Чистые могут перевоплощаться. Да... Мы, в некотором роде, оборотни. Я никогда не перевоплощалась, но могу... в рысь. Рысь передавалась по маминой линии, по папиной же были гордые величавые волки. Мой брат мог превращаться в волка. Моему брату могло бы исполниться семнадцать лет через две недели.

Могло бы...

Мы уже на тренировке. В ярости я переворачиваю одного соперника за другим...

Могло бы...

Меня уже не допускают к сверстникам, говорят идти к манекенам. Я набрасываюсь на них, перед глазами кровавая пелена, представляю на месте безликих кукол лишь одного человека. Лицо, изукрашенное глубокими шрамами, один из которых проходит прямо по глазу, ослепив подонка. Другой глаз представляет собой глубокую бездну, мрачный Тартар, ведь он черный, как самая безлунная ночь. Широкий нос, уродливые губы... И эта гримаса бесчувственного убийцы, так врезавшаяся в память.

Могло бы...

Достаю из ножен катану, я набрасываюсь на гаденыша... или гаденышей...

Первому отрубаю голову, второго разрубаю пополам, третий получает удар прямо в сердце. Ненависть, горячая и живая, бежит по моим венам черной смолой, заставляя действовать, действовать, действовать... Не останавливаться, остановка – значит смерть...

Могло бы!..

- Марианна!

Я резко замираю на месте. Правый бок немного колет, по телу ручьем бежит пот, а с глаз потихоньку сходит пелена. Я оглядываюсь на тренера, окликнувшего меня, и замечаю удивленные взгляды однокурсников, а также и Эрин, которая смотрит с неподдельным восхищением.



Kate Star

Отредактировано: 30.04.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться