Дело для некромантки

Размер шрифта: - +

Глава 3

В дверь громко постучали. Я разлепила глаза, душераздирающе зевнула и заставила себя встать с кровати. Тело казалось резиновым, слушаться отказывалось. Я еще разок зевнула, и дошла, наконец, до двери.

За ней ждал Иван – бодрый, причесанный.

— Доброе утро, — сказал он и заглянул в комнату. Паша спал, как милое дитя, подложив под щеку ладошку, и сопел. — Вставайте. За нами должны прийти, а вы все спите.

— Спасибо, что разбудил. Мы бы без тебя точно не встали.

— Мне не трудно, Варвара, — мужчина посмотрел на меня весело. — Поправь лямочку.

Я опустила глаза. Лямка от моей маечки сползла, обнажив плечо и большую часть груди. Я зацепила ее пальцем и подтянула – издав хлопок, треклятая лямка порвалась, и грудь осталась обнаженной полностью. Я быстро прикрыла ее рукой, но толку-то – он уже все увидел и в подробностях разглядел.

— Слушай, а можно я тебя каждое утро будить буду? — произнес задумчиво Иван.

— Если каждое утро будет таким, у меня маечек не хватит.

— Можешь встречать меня совсем без маечек, — великодушно разрешил он, и мы рассмеялись. Иван вышел, а я, одевшись, начала будить молоденького напарника. Паша завернулся в одеяло, насупился и сделал вид, что меня не слышит.

— Просыпайся, спящая красавица, — позвала я.

— Ну, мам, — выдал парень спросонья, — мне к третьей паре сегодня.

— К первой, Павлентий. К первой.

Я стянула с него одеяло. Юноша быстро подтянул ноги, раскрыл глаза и сердито на меня поглядел, готовый отчитать за такое неласковое пробуждение. Но вот он пригляделся, опознал в рыжей молодой женщине напарницу и с обреченным вздохом сел на кровати, помятый и опухший. Хорошо, что не я одна такая «красавица» с утра. Пока он одевался, я подошла к окну. Дом окружал сосновый бор. Солнце уже поднялось высоко, и его розовато-золотистые лучи превратили вчерашние мрачные громадины деревьев в стройных тонких красавиц.

— Красота, — выдохнула я.

— Ага, красота, — буркнул Паша. — Идем вниз, туалет искать.

Вот так просто он спугнул пробуждающий во мне романтичный настрой. Мы спустились на первый этаж с зубными щетками в руках. В гостиной слышались смех и громкие разговоры, но мы первым делом зашли на кухню. Над плитой сновала белокурая Лара. Увидев нас, она приветливо улыбнулась:

— Доброе утро. Я тут овсянки на всех наварила. На воде, правда, но с медом. Тут продукты негде хранить, только в погребе, но там ненадежно. Кушайте быстрее, пока не остыло.

Девушка наложила нам по щедрой порции каши, дала по ложке и усадила за стол. Паша не преминул заметить, что утром предпочитает яичницу с колбаской или беконом, кофе со сливками и еще что-то вкусненькое. Я сделала заметку в уме насчет его перевоспитания. Кажется, мой напарник балованный мальчик.

— Спасибо, Лара, — сказала я. — Покажи мне, где продукты, вместе готовить будем.

— Хорошо, — ее лицо озарилось. Скорее всего, кроме меня помощи ей никто не предложил. Ведь мужчины считают себя слишком возвышенными созданиями для такого примитивного действа, как готовка. Или уборка. А Вера уж тем более мыть не станет – побоится испортить маникюр.

Покончив с кашей и выпив простого черного чая, заваренного в забавном чайничке, я спросила, где можно умыться и вымыть тарелки.

— Как выйдите из дома, рядом с баней увидите домик. Это туалет. Умыться можно в бане, в предбаннике висит зеркало, полотенца, половник. В бочке рядом чистая вода.

Мы вышли во двор. Действительно, вон баня, рядом два сарая – побольше и поменьше. И маленький туалет. Паша поспешил к последнему, я же вошла в баню, умылась, почистила зубы. А потом прошлась по двору, вдыхая полной грудью смолистый чистый воздух. Как хорошо при свете дня – ни теней, ни наползающего страха, ни чувства тревоги. Пашка же, закончив свои дела, начал беспрестанно жаловаться: на холод, на туалет, на овсянку, на тех, кто нас сюда привез, на все подряд, в общем. Я пока ничего ему не говорила – может, его жалобы вызваны стрессом. Но если подобное продолжится…

К назначенному времени все собрались в гостиной. Все мы волновались, пусть и не показывали этого. Я переглядывалась с Иваном, черпая от него уверенность, Лара постоянно вздыхала. Егор, обведя нас всех взглядом, сказал:

— Да, собралась компания. Духовидцы, целители и заклинатели. И все в одно время ритуалы будем проходить.

Он хмыкнул.

— Кстати, как ты себя чувствуешь, рыжая? Больше не будешь кричать на весь дом?

— Да, — встряла Вера, — ты в доме не одна, поэтому в следующий раз не ори. Ночью я предпочитаю спать.

— И не ты одна, — поддержал ее Егор. — Жека сказал, что ты, рыжая, из сильного рода. Но мне в это не верится: всего боишься, о домовых знать не знаешь. Что же с тобой случится во время ритуала?

— Постараюсь не кричать, — сухо ответила я. Если они ждут, что я буду огрызаться на нападки или оправдываться – не дождутся.

— А с тобой что случится? — спросил Иван. — Только на словах такой смелый?

— Я, — полным самодовольства тоном произнес Борзов, — такое видел, что вам и не снилось, детки.

Я заметила, что при этих словах Лара тихонько хихикнула. Интересно, что она скрывает? Только я подумала об этом, как дверь в дом открылась, и мы притихли. В гостиную вошла молодая женщина лет двадцати двух-трех. Крупная, ширококостная, одетая в теплый спортивный костюм, она производила впечатление сельской боевой девахи, а длинная коса усиливала это сходство.

Мне так и захотелось спросить, как она появилась здесь, провели ли ее кто по лесу или привезли на машине. Но я сдержалась – все равно потом узнаем.



Екатерина Нестерова

Отредактировано: 14.07.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться