Дочери тёмного мира

Размер шрифта: - +

Глава 3. Иногда молоко страшнее проклятья

— Кто-нибудь объяснит, за что нам такое наказание? Уже больше сотни лет никто так извращённо сделки браками не скрепляет! — едва убедившись, что проклятые скрылись из вида, взвыл Илиан.

На мага недовольно покосился весь отряд: с ним за вчерашний день и эту ночь успел намучиться каждый.

— Тихо ты! — не выдержал один из солдат. — Заткнись уже. Хотя бы пока по тёмным землям едем.

Маг обиженно отвернулся, но не стал отрицать правоту. Даже не дороге и окружающих опасностях сосредоточиться попытался. Но деревенские не обманули — границы удалось достичь без приключений.

Стоило её пересечь, как все облегчённо вздохнули: создавалось ощущение, что гора с плеч свалилась. Что что-то тёмное и мерзкое, до этого пытавшееся залезть внутрь, сдалось и отступило.

— Не забудьте, всем после возвращения надо сразу же пройти медосмотр и сдать анализы, — напомнил граф. — Даже рядом с границей находиться опасно для здоровья. Неизвестно, в каком мы сейчас состоянии на самом деле. Несмотря на всю защиту и хорошее самочувствие.

— И хорошо, если помрём, — снова заныл Илиан. — По крайней мере, с этой зелёной уродиной жить не придётся. Ты-то счастливчик, тебе милая лисичка досталась...

— Тебе явно мало от этой «лисички» перепало, — беззлобно парировал Рогрен.

— Она красивая, ей можно, — маг замолчал. Но не успел отряд порадоваться, как началась новая песнь: — Нет, я понимаю союз, но браки-то зачем?.. Что вообще за примитивизм и устаревшие взгляды?

— Да, у нас в стране за это время многое изменилось, — философски кивнул принц, поудобней устроившись в седле. — Но прок... новые союзники живут совсем в другом веке.

— Всё равно! Я себя прямо котом кастрированным почувствовал!

— Ну уж точно не кастрированным, — лукаво вступил в разговор граф. — У кастрированных супружеский долг не требуют.

— Лучше бы кастрированным! — ещё трагичней взвыл маг. — Мало это поганой свадьбы с невестами-кикиморами, так я теперь заперт здесь, в глуши, без нормальных достижений цивилизации!

— Премию выпишу, — безразлично пообещал граф.

— И на что я буду её тратить? Тут, рядом с аномалией?! — возмутился Илиан.

— Коров купи, — посоветовал принц, после чего строго добавил: — И прекрати ныть. Иначе тебе не только премия не светит, но и штраф получишь. Или вообще припишем в обязанности находиться при жене круглые сутки.

Уже собравшийся продолжить маг поперхнулся словами, закашлялся, и с видом оскорблённой жертвы посмотрел на обидчика. Потом на окружающих... но их радостные лица выражали подлое согласие с угрозой Арделя, поэтому пришлось проглотить все возражения.

Самый ближний к границе город находился в нескольких часах пути. Но ещё до него, на ближайшей башне-заставе, отряд ждали.

— Хорошо, что уроки верховой езды брал, — порадовался принц, слезая с коня, и со светлой завистью посмотрел на Рогрена. Тот давно жил у проклятых земель и вполне освоил местный транспорт. Но сейчас тоже почему-то решил не просто сменить зверя, а пересесть в карету.

— Маг пусть отдельно едет и можно — в телеге, — распорядился граф. — Чтобы в следующий раз не только о себе думал и не создавал проблем.

Тут же, на заставе, у всего отряда взяли анализы, и гонец на породистой лошади ускакал вперёд — чтобы как можно быстрее доставить их в лабораторию.

Остаток пути отряд отсыпался — благо, несмотря на то, что почти вся продвинутая техника ближе к проклятым землям начинает отказывать, самые простые механизмы работали. А качественные рессоры, нормальные колёса и прочие, казалось бы, мелочи делают дорогу намного комфортабельней.

Только к вечеру, после отчётов и осмотров, отдыхая и ожидая результатов обследования, принцу снова удалось поговорить с Рогреном и Илианом.

— Я велел подготовить западное крыло замка, — сообщил граф. — Его как раз недавно ремонтировали и реставрировали, так что, надеюсь, жён устроит. Уж точно не хуже их домов в деревне.

Ардель хмыкнул:

— Надеюсь. Если нет, то придётся нам под них подстраиваться. Но давайте-ка сейчас о другом подумаем. Что странного вы заметили у проклятых? Аналитики-аналитиками, но и мы ведь тоже для себя какие-то выводы можем сделать.

— Хм... — начал Рогрен, задумчиво потерев подбородок. — Во-первых, у меня странная жена. Вначале она вела себя как озабоченный маньяк, а потом вдруг резко переключилась и потеряла интерес. Пока ехали, всё не мог из головы выбросить... но предположения одно бредовее другого.

Принц поощрительно кивнул, с отвращением посмотрел на молоко в своём бокале (которое врачи прописали «от вредности») и неохотно отхлебнул.

— У нас мозговой штурм, так что давай любые варианты, в том числе самые фантастические.

— Сначала я думал, что она провоцировала, пыталась разрушить союз. Но это точно не так — иначе незачем предлагать  подтверждать клятву кровью.

— Согласен, — подтвердил принц. — У меня тоже возникла мысль, что не только мы хотим мира... несмотря на всё их странное поведение.

— Потом в голову пришла мысль, что за грубостью Лука прятала неуверенность, — продолжил граф. — До сих пор одно из рабочих предположений... но я не заметил на её лице облегчения, когда ритуал провели другим способом. Боялась бы — наверняка удалось бы заметить. Смущение было, а страха — нет.

— А вот у моей и смущения не заметил, — Ардель снова отпил молока и поморщился. — Ещё показалось, что она себя действительно красивой считает. И вела себя... словно не молодая девушка, а врач какой-то. Или политик, — принц покосился на бокал. — Гадость редкая. С чего вообще врачи взяли, что от тьмы молоко помогает?



Софья Непейвода

Отредактировано: 15.03.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться