Фестиваль огней

Поиски

Агнесса открыла глаза и огляделась. Она лежала на кровати в небольшой детской комнате, оформленной в ярких радостных цветах. По стенам висели детские рисунки, сделанные цветными карандашами. На небольшом диванчике и полке рядом располагались куклы и мягкие игрушки. Несколько секунд она неудоумённо оглядывалась вокруг, пытаясь понять, как она здесь оказалась. Потом пришло горькое осознание… Побег, вода, потеря сознания… Поднимаясь, она обнаружила себя в неком подобии ночной пижамы с коротенькими штанишками и тонкой майкой сверху и, укутавшись в одеяло, осторожно вышла из комнаты. Комната оказалась смежной с залом и она попала в большую просторную комнату с огромным креслом и двумя диванами, ЖК-телевизором и огромным количеством книжных полок. В библиотечном уголке также находился небольшой деревянный столик с мягким стулом, подходящим в тон мягкому уголку. Взгляд Агнессы упал на рамку с фотографией на журнальном столике и она взяла её руки. Улыбающаяся семья из трёх человек европейской внешности.. Папа, мама и дочка. Девочке на вид было лет шесть. Интересно, где же они? Из зала шёл проход ещё в две смежные спальни примерно одинакового размера. Выход из зала вёл на кухню, служившей, судя по всему, и столовой одновременно. Дом, похоже, был одноэтажным строением. В холле она сунула ноги в первые попавшиеся мужские туфли, так и не обнаружив ничего детского или женского, и вышла на улицу. Рядом с домиком располагался небольшой сад с фруктовыми деревьями и небольшой огородный участок. Трудившийся в огороде мужчина, заметил Агнессу и поднял на неё глаза. Несколько секунд Агнесса, ни отрываясь, смотрела на своего спасителя. Это был мужчина с фотографии в зале. Очень сильно изменившейся. Выглядевший намного старше, с щетиной, огрубевшими чертами лица  и глазами, которые забыли, что такое улыбка. Пытаясь совладать со страхом и не показать его, Агнесса произнесла:

- Спасибо, что спасли меня! – и поклонилась незнакомцу.

Он ничего не ответил, показав ей что-то на языке жестов. Он немой? Может, он даже не услышал, что она сказала? Агнесса отрицательно покачала головой, всячески показывая, что не понимает. Незнакомец указал ей на дом, двумя пальцами изобразив шагающие ноги. Агнесса кивнула и вскоре снова оказалась в гостиной. Незнакомец пришёл через несколько минут, переодетый в другую одежду и без огородных перчаток. Первым делом он отвёл её в одну из смежных с залом комнат и открыл шкаф, указывая на многочисленные платья и костюмы. Это всё её? Агнесса переоделась и, когда снова оказалась в гостиной, незнакомец ткнул пальцем ей в грудь, словно спрашивая, как её зовут.

- А… - слова застряли в горле, - Аэрин, - представилась Агнесса. – А Вас? – она ткнула пальцем ему в грудь.

Несколько секунд мужчина думал, потом достал сотовый и, что-то набрав, показал ей. Первую минуту Агнесса не смогла прочитать набранный латиницей дневной диалект.

«Меня зовут Кьель Инджимар Линдаль. Я слышу Вас. Что с Вами случилось?»

- Я… - Агнесса встретилась с его взглядом, понимая, что не может сказать правду, но и соврать тоже не может, - потерялась, - и тут же переводя тему. – Сколько часов я спала?

Ответ Кьель показал на пальцах.

- Восемь, - задумчиво произнесла Агнесса. – Спасибо ещё раз, что спасли меня! – она снова поклонилась.

Кьель с интересом посмотрел на неё и снова набрал что-то на телефоне.

«Вы странная. Говорите на ночном диалекте. Были одеты в ночной национальный костюм, хотя на вид абсолютно дневная».

- Я почти не общалась с дневными, - ответила Агнесса.

«Но ведь Вы спите ночью?», - на всякий случай спросил Кьель. Агнесса подтвердила и на его лице она увидела облегчение. «Есть хочешь?». Агнесса кивнула в ответ. Он пригласил её на кухню, и через десять минут Агнесса уже пробовала первые в своей жизни блюда дневной кухни. На столе были салат, рис и мясо, и Агнесса с удовольствием принялась за еду. Дневная кухня оказалась совсем не острой, зато, похоже,  отличалась разнообразием соусов. И ели дневные ложками и вилками. После обеда Кьель продолжил расспрос незнакомки.

«Завтра я могу проводить Вас до города или помочь добраться, куда скажете».

Агнесса прочитала сообщение на экране сотового и испуганно посмотрела на хозяина дома. Её объял страх.

- Я не могу вернуться, - наконец, после небольшого молчания произнесла она. – Мне некуда возвращаться.

Кьель странно посмотрел на незнакомку. Было в её взгляде и словах что-то, заставившее почувствовать его родственную душу. «Бежишь от людей?».

-Можно и так сказать, - с грустью во взгляде ответила Агнесса.

Кьель кинул на Агнессу сочувствующий взгляд, решая, что делать с незнакомкой. Пока же подвёдя Агнессу к книжной полке, он достал ей словарь ночного и дневного диалектов и книжку про язык жестов у немых и глухонемых, показал пульт от телевизора и снова отправился работать в огород. Агнесса оторвалась от книжки и обеспокоено проводила своего спасителя и снова встретилась взглядом со счастливой семьёй на фотографии…

Ближе к вечеру Агнесса начала замерзать, что было странно, учитывая паровое отопление в доме и термометр, показывающий 26 градусов. Она оделась во всё тёплое, но по-прежнему продолжала мёрзнуть, покрываясь гусиной кожей. Когда солнце село, её пробил озноб и она, укутавшись в тёплый плед, лежала на кровати, свернувшись калачиком. Кьель заметил бледность и приставил к её наружному слуховому проходу какой-то прибор, определяя интенсивность ИК-излучения от барабанной перепонки. Показания прибора ему не понравились. Он спросил, не болит ли у Агнессы что-нибудь, и получил отрицательный ответ. Кьель принёс ей чая с травами, сказав, что не будет пока сбивать температуру, так как это естественная реакция организма на вирус, и посоветовал быстрее заснуть.



Галина Штолле

Отредактировано: 17.08.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться