Фестиваль огней

Миранам

Лексус и Лианси почти одновременно появились на фоне серо-голубого городского пейзажа. Снимая маски, которые им больше не понадобяться, они оба огляделись. Цилиндрические здания с купообразными крышами, сливающимися с самими зданием,   уходящие прямо в небо и  просторная планировка улиц. Идущие  ровными рядами и колоннами друг за другом роботы и ни одной человеческой души рядом. Сначала Лексус и Лианси даже подумали, что стоят на проезжей части. Им понадобилось полминуты, чтобы понять, что это на самом деле тротуар. Однако не успели они и шагу сделать, как асфальт и улица под их ногами завопили: «Угроза заражения! Оставайтесь на месте! Угроза заражения! Не двигаться!». Они попробовали сделать ещё шаг, но оказались в окружении нескольких цилиндрических роботов с круглыми головами в половину себя ростом, не давшим им сделать ни шагу.  

- Проследуйте с нами для необходимых процедур, - машиным голосом произнёс один из них. – Вам неоходимо пройти проверку на наличие опасных микробов. Проследуйте с нами, - как заведённый повторял робот.

- У этого ведроида мозгов не больше, чем у моей микроволновки, - раздражёно произнёс Алексей, которого вовсе не радовала перпектива подчинения роботам.

- Всем новоприбывшим в Миранам неоходимо пройти обеззараживащие процедуры, - продолжала машина. – Проследуйте с нами. В случае неподчинения…

- Хорошо, - перебила железный голос Лианси. – Мы идём!

- Началось, - недовольно прокомментировал Алексей.

Асфальт, на котором они стояли, после их ухода был убран и положен роботами заново.

 

Подогнув одну ногу под себя, Алексей сидел на кушетке и смотрел на Лианси у противоположной стены. Они находились внутри квадратного стеклянного помещения, открывающим полный обзор того, что делали сидящие в карантине. Исключением были лишь ванная и туалет, у каждого на своей территории, спрятанные в белые непрозрачные  сферы. Одеты они были в больничные пижамы белого цвета с голубоватым оттенком, сливающимися с общим тоном вокруг,  и длинными рукавами. У каждого на руке был прицеплен специальный пластмассовый браслет с номером и именем. Всё было пропитано запахом стерильности, от которого сначала тошнило, но потом они оба перестали его замечать. Комната, в которой они находились, дважды в день по полчаса обеззараживалась УФ-лапмочкой с щитком, делающим её безопасной для находящихся внутри. Алексей не сводил глаз с Лианси, любуясь ей и мысленно надеясь, что его интерес к ней в замкнутом пространстве не столь заметен. Хотя, наверняка, она и так его чувствует, она же женщина. Через несколько минут Лианси повернулась от стенки к нему, поднялась и, опершись на стенку, села. Алексей поспешно убрал взгляд.

- Вы на мне дырку просверлите, - шутя, улыбнулась Лианси.

- Из всего того, что есть вокруг, вы самая красивая, - честно признался Алексей.

- Да, - с сожалением оглядываясь вокруг, констатировала Лианси. – Интерьер вокруг особо не радует.

- Вот поэтому и я не люблю путешествия в другие миры, - тоном знатока начал Алексей. – Только освоишься, привыкнешь и подумаешь, что хуже быть не может, как выясняется, что хуже не только может, но и будет. По сравнению с Миранамом, Дивьян просто рай небесный!

Лианси иронично улыбнулась.

- У вас часто получается бывать дома?

- Шестьдесят дней в году. Обычно я стараюсь разбивать отпуск на два по тридцать, но не всегда получается. Особенно, если возникают какие-нибудь экстренные ситуации вроде той, в которую мы попали сейчас.

- Это ещё не экстренная ситуация, - оптимистично возразила Лианси.

- Ключевое слово «пока», - поднял брови вверх Лексус.

- Вы так пессимистично настроены?

- Я реалистично настроен. А вот вы, похоже, питаете некоторые иллюзии.

- Я не питаю никаких иллюзий! – горячо возразила Лианси.

- Да ну? – с хитринкой в глазах посмотрел на неё Лексус.

- Ну да, - упрямо не сдавалась Лианси.

Повисло неловкое молчание, в ходе которого они секунд пять смотрели друг другу в глаза,  и Лианси поспешила перевести совместное пикитирование в другую плоскость.

- А любимый мир у вас есть?

- Весперия, - сходу ответил Лексус. – До нападения Каганата была чудесным миром. Конечно, сейчас её восстанавливают, но до былого величия ей как минимум лет сто. Кстати, - с любопыством продолжил Лексус, - я был приятно удивлён, когда узнал, что бинарцам каким-то чудом удалось сохранить значительную часть культурных ценностей и передать их весперианцам по окончании войны. Вот только меня интересует вопрос, как они могли оказаться у мира, который в войне даже не участвовал?

Лианси улыбнулась той самой политической улыбкой, которой оппоненту отвечают на каверзный вопрос.

- Вот видите, мы не такие плохие, как вы думаете, - выступила она в защиту своего мира.

- Вы себе льстите, - резко помрачнел Алексей.

Лианси встретилась с ним взглядом и выражение её глаз изменилось.

- Знаете, - начала она, углубляясь в воспоминания. – Я ведь была далеко не лучшего мнения о дивьянцах перед назначением туда.

- Были? – уловил Лексус новую доверительную интонацию в разговоре.

- Да, - честно призналась Лианси. – Я вообще считала их сумасшедшими, ненормальными людьми, которые ничего из себя не представляют. Но так получилось, что я не смогла пересечься со своим напарником и про маски и пыльцу меня никто не предупредил. И вот я с сумками отправляюсь туда, попадаю и теряю сознание раньше, чем успеваю что-то понять.

- Кошмар! – отозвался Лексус. – Вы тоже пыльцы наглотались.

- И доза запросто могла бы стать смертельной, если бы один дивьянец не увидел меня и не оттащил в помещение, где воздух фильтруется. Он объяснил мне про пыльцу и ухитрился где-то маску раздобыть, а потом помог найти нужный адрес. С тех пор я решила, что не бывает земляков и иномирцев, бывают только хорошие и плохие. Других различий нет.



Галина Штолле

Отредактировано: 17.08.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться