Глаза врага

9

- Лика, - прошептал Трай и его губы накрыли мои.

В этом поцелуе не было страсти или напора. Трай не пытался подчинить, доказать, доминировать. Поцелуй был наполнен нежностью. Абсолютно новое чувство накрывало меня. Желание довериться, раскрыться и принять. Такой коктейль эмоций был мне не знаком, и он пьянил.

- Лика, Лика, - всё также тихо прошептал мне в губы Трай. Он слегка отстранился и с шумом втянул воздух. – Но… я хоть и представитель развитой цивилизации, - он усмехнулся, - но всё же мужчина.

Я зарделась. Мне стало стыдно, что не я, а он контролирует ситуацию.

- Как же мне нравиться твоё смущение… - Трай провёл пальцами по моим алым щекам, затем взял мою ладонь, поднёс к своим губам и поцеловал. - Лика, у нас есть ещё один момент в ухаживании.

- Какой?

- Физическая близость допустима только после обряда «Воссоединения».

- И не бывает нарушений? – не то, что бы я очень рвалась… но стало любопытно.

- Подобное нарушение показывает, что мужчина не почитает свою женщину, а это в первую очередь кидает тень именно на мужчину.

- Мужчину? Не наоборот? – моё удивление было естественным, ведь в нашей, Земной культуре, было ровно наоборот. Вся грязь доставалась женщине, мужчина легко мог отряхнуться.

- Нет, именно на мужчину. Он должен доказать свою силу и власть. Если он не может контролировать даже себя, что он вообще может?

- Ого… В вашей обычной жизни очень чтят традиции?

- Да, это так. Был период в нашей истории, когда мы откинули традиции наших предков, посчитав их пережитком прошлого. Потом мы очень дорого заплатили за это решение. Теперь же традиции заняли своё законное место в нашей жизни.

- А мы, многие наши традиции растеряли, - заметила я.

В современном мире, если и сохранялись традиции, то только кустарно. Религия стала декоративной, и лишь немногие семьи придерживались ортодоксальных взглядов. Институт брака был практически уничтожен. Даже институт семьи очень отдаленно напоминал ту традиционную семью, которая держалась тысячелетиями. Для многих, родственные связи уже ничего не значили.

Конечно, Великий Кризис сыграл решающую роль в уничтожении традиций, но надо признать, что начало было положено намного раньше.

- Они восстановятся Лика, вот увидишь, вашу планету ждёт рассвет традиций. А с ними придёт и расцвет новой жизни.

- Может быть, - ответила я уклончиво.

Я не совсем понимала, как традиции смогут повлиять на рассвет цивилизации. То, как развивалось наше общество в данный момент, меня вполне устраивало. Для меня традиции были скорее чем-то праздничным, точечным, нежели монументальным. Да, я скучала по своей семье, но я спокойно воспринимала отсутствие традиционной семьи в нашем обществе.

- Лика, за нашими разговорами мы совсем забыли о еде. В мои планы не входило заморить тебя голодом. Одной ягоды всё-таки маловато для полноценного обеда. Пока не попробуешь все блюда, из-за стола не выпущу, - нарочито серьёзно проговорил Трай, хотя в глазах его плясали уже знакомые мне смешинки.

Удивительно, еще неделю назад я думала, что Амасканцы абсолютно безэмоциональные существа. Этакая развитая раса, которая уже ничего не чувствует, а только опирается на силу разума.

Да положа руку на сердце, я про Амасканцев почти и не думала.

Когда они только появились, это был шок. Все о них только и говорили, и я была не исключением. Но потом, они как-то отдалились от нашей повседневной жизни, стали невидимы. Да, мы знали, что они помогают нашим правителям. Да, мы были им благодарны, и никогда не забудем, что обязаны им спасению, но в нашей обычной реальности их не было. Это как северное сияние. Все его видели на фотографиях и по телевизору. Мало кто видел в реальности. Все согласны, что северное сияние впечатляет. Но никто о нём постоянно не думает. Вот также и Амасканцы, они были нашим «северным сиянием».

Теперь же, будучи знакома лично с одним из них, я видела совсем другую картину. И меня это радовало. Передо мной сидел обычный парень, с другой культурой воспитания, конечно. Но, тем не менее. Моя неловкость, с каждой минутой общения с ним, рассеивалась, и на её место приходил интерес.

- Скажи, Трай, а остальную еду, как принято, есть у вас?

- Не переживай, - улыбнулся Трай и взял в руку предмет очень напоминающий нашу вилку, только с двумя широкими зубцами, - всё остальное мы едим столовыми приборами.

- Хорошо, - я облегчённо выдохнула. Моя фантазия уже нарисовала мне миллион вариантов.

- Лика, неужели ты подумала, что в нашей культуре женщины не могут самостоятельно есть? – его бровь поползла вверх, а на губах застыла улыбка. О, он подтрунивал надо мной.

- Кто вас знает? - я также подняла брови вверх и улыбка сама расплылась у меня на лице. В эту игру можно играть вдвоём.

Трай расхохотался.

- Лика, похоже, традиция с Лауйей произвела на тебя неизгладимое впечатление, - констатировал Трай. – я попробую развеять твои опасения. Но прежде ответь мне на вопрос?

- Какой?

- Если ты увидишь на улице, что парень дал попробовать своей девушке скажем… своё мороженное, как ты это воспримешь?

- Это будет… мило, - я поняла, куда ведёт Трай.

- Именно, мило, - кивнул парень, - и никакого унижения в этом нет.

- Ну, если с этой точки зрения… - неуверенно протянула я.

- А теперь позволь ознакомить тебя с некоторыми фактами нашей культуры. Надеюсь, что ты сделаешь правильные выводы. Итак, наши женщины получают образование. В семье авторитет матери очень высок. Женщины не ограничены в своих передвижениях. В семье муж всегда прислушивается к пожеланиям своей жены. Авторитет замужней женщины очень высок. Как я уже упоминал ранее, женщина полностью реализовывает свой внутренний потенциал. В случае смерти мужа, правительство берёт на себя ответственность за материальное благополучие вдовы, конечно, если супруг не оставил состояние. Но в любом случае, вдова никогда не познает нужду.



Елена Стрельцова

Отредактировано: 20.08.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться