Густая роща [2]

Размер шрифта: - +

Глава 5

1

— Мы не любим, когда нас обманывают, — сказала Юда. — Если ты затеял что-то недоброе, жди мести.

Слава кивнул.

— Хорошо. Я ничего не задумал. Мне просто хочется размять уставшие конечности, выпить воды и смазать лоб чем-нибудь обезболивающим.

Он услышал шуршание, затем почувствовал прикосновение чего-то прохладного ко лбу – сестры засунули это под повязку. Ушиб приятно захолодило.

— Спасибо. Мне уже лучше, — сказал Слава и улыбнулся. — Что это?

— Подорожник, — ответила Юда. — Тебе и его хватит.

Славу потянули за веревки и он, поддавшись, встал. Ноги передвигались медленно, иногда он спотыкался. Юда шипела на него и ругалась.

— Не сердись на мою сестру. Она не всегда такая, — попросила Вила.

«Плевать мне, какая она. Когда выберусь, сдам обеих в полицию!» — подумал Слава.

— Послушайте, у меня нет времени на игры. Друзья ждут, пока я найду подругу, и мы вместе уедем из леса.

— Мы же сказали, что у тебя больше нет подруги, — огрызнулась Юда. — Если ты не понимаешь таких простых вещей, значит, мне придётся вести себя с тобой как со скотиной.

Не успел он опомниться, как его пнули. Слава невольно опустился на колени.

— Ненавижу, когда меня пытаются обмануть, — голос Юды стал грозным. — Твое счастье, что сестра со мной, иначе я бы уже давно выкинула тебя на съедение серому волку.

 

2

Роса несла Кикимору и Домового через бурные воды реки.

— Мама, — позвал Домовой, — а тебе снилось что-нибудь, пока ты была без сознания?

— Да. Мне снились ты и твой папа. Вы каждый день ждали меня, улыбались и махали. Звали вернуться к вам как можно скорее. Я чувствовала вашу любовь и тепло, и именно они вернули меня к жизни, — Кикимора улыбнулась.

Домовой заметил, как опустились уголки ее губ.

— Тебе ведь на самом деле ничего не снилось? — тихо спросил он.

— Проклятым сны не снятся, — ответила Кикимора и, погладив Росу по холке, пришпорила ее.

Заржав, лошадь пересекла реку.

Домовой обнял мать за талию и прижался к ее спине щекой.

— Наверное, тебе было очень страшно там, одной. Ты даже не могла никого позвать.

— Мне было бы страшнее, если бы я проснулась, и не застала вас живыми, — сказала Кикимора.

Рев Лихо заставил ее натянуть поводья. Роса встала на дыбы и махнула копытами. Кикимора почувствовала, как вскипает внутри ее кровь, распаляя тело. Злость ударила в виски, как в барабаны, и она обернулась на сына.

— Домушка, ты ведь поможешь мне? — спросила она, сдерживая гнев. Лихо злилось, и Кикимора, связанная с ним собственной магией, страдала от этого.

— Конечно, мам, — он настороженно вглядывался в лесную чащу, но не видел приближающуюся опасность. — Что нужно делать?

— Разыщи дядю Берендея. Скажи ему, что я очнулась и передай, что нам понадобится его помощь в борьбе с Лихо. Поначалу он откажется, может даже прогнать тебя или попытаться навредить, но ты будь осторожен и не поддавайся на его уловки. Берендей душой добр, это в нем говорит медвежья сущность.

— Берендей… — Домовой напрягся, замешкавшись.

— Сможешь сделать это для меня? — Кикимора погладила сына по волосам и улыбнулась.

— Конечно. Я использую свое обаяние, чтобы усмирить медведя! — лицо мальчика просияло, и он соскользнул с лошади, приземлившись на осеннюю листву. Но через секунду оно вновь озадачилось. — Мама…а что будешь делать ты?

— Я отправлюсь в Лукоморье и разберусь со злом, которое мы с сестрой сотворили. Только не говори папе, — Кикимора поднесла палец к губам и подмигнула сыну.

— Как мне найти тебя, когда я найду дядьку?

— Закрой глаза, сосредоточься. Когда от тишины у тебя зазвенит в ушах, мысленно позови меня три раза. И я услышу, — ответила Кикимора, сжала поводья и пришпорила Росу.

 

3

Впереди показались заросли. Мы с Водяным проплыли сквозь них и очутились возле пробитой каменной стены.

— Здесь будет тесно, не теряй меня из виду, — сказал Водяной, и исчез в темном проеме.

Я проскользнула за ним. Проход сужался. Вскоре ладони коснулись склизкого дна. Я поморщилась.

— Долго еще?

— Потерпи, — голос Водяного прозвучал приглушенно.

Чем дальше мы пробирались, темуже нас обхватывали стены туннеля. В какой-то момент мне стало не хватать воздуха. Я судорожно втянула воду жабрами.

— Водяной, я застряла, — сказала я, тщетно дергая хвостом.

— Что-о? Нужно было смазать твой зад рыбьим жиром!

— Эй! — я почувствовала укол в груди. Не об этом ли говорила Русалка, когда упоминала свои «рыбьи» чувства? — Я, между прочим, тоже отчасти рыба…

— Но икру-то ты не мечешь!

Я выставила указательный палец, и ничего не придумала в ответ. Действительно: мечут ли русалки икру? Нигде в источниках об этом не говорилось…

— Ладно. Щас вытащу тебя, — перед моим носом промелькнула пятка Водяного. Белая, как луна, она вдруг показалась мне куском мяса. Сытным куском, от которого рот наполнился слюнками.



Юлия Лим

Отредактировано: 27.07.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться