Камень Трокентана. Книга 3

Размер шрифта: - +

Глава 30

….К чему оружие и сила пламени, когда выбор может сокрушить любого….

(Из рукописи неизвестного автора)

 

- Ох, когда же это закончится, сказала Алорон, глядя на закрытую оббитую железом дверь.
- Дверь другая и за ней нас ждет нечто иное. Собирайся с духом, глубокий вдох, открываем.

Винилин толкнула тяжелую дверь, которая со скрежетом отворилась. Перед ними был освещенный ярким светом бесчисленных кристаллов зал, невероятно огромного размера.
Женщины вошли в него, и дверь за ними тут же закрылась, щелкнул замок.

Зал был невероятно большой и высокий. В нем было четыре яруса и на всех были бесчисленные двери, ведущие неизвестно куда. Сам зал был абсолютно пуст и только в дальней его части располагался высокий помост, возвышавшийся к верху до высоты четвертого яруса. Возвышение было устроено по подобию помоста в городе гномов. Здесь тоже, как и там лестница прерывалась несколькими площадками. На самой вершине помоста был престол, который отсюда было сложно рассмотреть. На престоле, в центре пылающего пламени сидела высокая фигура, как бы человека.

- “Винилин, смотри там Апос” – в ужасе прошептала Алорон.
- Он самый. Так, у нас с тобой очень мало времени, чтобы придумать план действий.
- Каких еще действий, он сожжет нас и всё, и дверь назад закрыта, не убежать.

Винилин подошла к другой бывшей в зале двери и толкнула ее, затем еще одну. Обе двери были заперты.

Похоже, нам придется подойти к нему. Ладно, ничего не предпринимай, если что, я сама сделаю, что надо, а теперь пойдем.

Она взяла Алорон за руку, и они вместе с ней направились через зал к высокому помосту. Винилин не сводила глаз с восседающей на престоле фигуры. Она судорожно пыталась придумать план действий. Апос врятли отпустит их живыми, в лучшем случае они станут его пленниками, хотя, не факт, что это будет лучший случай, очень может быть лучше просто умереть. Но, несмотря на все отчаянные попытки, ничего толкового она так придумать и не смогла. Наконец, они приблизились к подножию помоста. Даже здесь, на довольно большом расстоянии, ощущалось веяние теплого воздуха идущего сверху от огненного существа.

Апос молча восседал на престоле и смотрел на вошедших в зал путниц, его по-прежнему было трудно рассмотреть. Женщины в нерешительности остановились у подножия помоста, ожидая, что будет дальше.

- “Не стесняйтесь, поднимайтесь выше” – сказал Апос громогласным, однако женским голосом.

Голос его был куда более мощным и сильным, чем у каулен, и когда он говорил, от него вниз веяло горячим ветром, который расходился по всему огромному залу.

“Куда там с ним сражаться” – мелькнуло в голове у Винилин. Это была большая глупость, прийти сюда, надо было слушать Алорон. Ох, ну и дура же я.

Они стали медленно подниматься по лестнице и остановились на первой площадке помоста.

“Приблизитесь ко мне настолько, насколько сможете” – прогремел Апос на весь зал.

Женщины, трясясь от страха, послушно стали подниматься вверх по лестнице. Они поднялись еще на одну площадку, где было уже ощутимо жарко. Они поднялись еще выше на следующую площадку, где едва могли находиться от идущего непрерывной волной от Апоса жара.

Отсюда Винилин уже смогла лучше рассмотреть его. Это была высокая эльфийка, внешне похожая на Асоле. В глазах ее тек жидкий огонь, а вся кожа светилась ярким светом. Одежда ее состояла как бы из непрерывно текущей, раскаленной лавы. Сплошной огонь, но менее тусклый, чем тело, разливался от него на три локтя во все стороны. На голове у Апоса была металлическая блестящая корона. Удивительное дело, но казалось, что она была совсем холодной, хотя, судя по силе исходившего от Апоса жара, она должна была уже давно раскалиться настолько, чтобы начать светиться.

-“Рад видеть гостей в моем столь просторном и чудном доме” – заговорил громогласно Апос. Вам понравилось здесь?
-“Да, конечно понравилось” – едва выдавила из себя Винилин, сглотнув ставший у нее в горле ком. Алорон была настолько перепугана, что не смогла бы вымолвить ни слова.
- Винилин и Алорон. Я много наслышан о вас. Вы сбежали от этого жалкого создания, которое считало меня своей сестрой, выжили среди безжизненных пустошей, прошли по великой каверне. И теперь, даже не смотря на многочисленность дверей и загадок моего дворца, вы все-таки смогли найти путь сюда. Поэтому я удостоил вас чести говорить со мной лицом к лицу. Полагаю, вы знаете кто я такой?
- Ты Истриэль.
- “Не называй меня так никогда!” – прогремел Апос так, что содрогнулись стены зала, а женщин обдала волна столь горячего воздуха, так что у них едва не загорелись волосы.

Я Апос, а это, это мое наказание от того кто управляет всем. Я был дерзок и своеволен. Я истребил бессмертный народ, создал каулен. Я пренебрегал им, и он сделал так, что я обрел плоть эльфа, одного из тех существ, которых я так люто ненавидел. Теперь же я могу существовать только в соединение с этим жалким созданием. Но ему показалось этого мало. Мне пришлось бросить все и бежать из собственного дома, чтобы спастись от неминуемой и жестокой расправы. Я две тысячи лет претворялся эльфом, живя среди земель жалких людей. Я вынужден был скрываться день и ночь, дрожа от страха в ожидании расправы или случайной смерти, даже при виде диких зверей, любой из которых мог убить меня. И это унижение, этот неизмеримый никакой мерой позор продолжался две тысячи лет, две тысячи лет я жил в страхе! Но и этого ему показалось мало и теперь, даже вернувшись в свою твердыню, когда я, употребив все усилия, смог восстановить только малую часть своей былой силы, он тут же прислал ко мне вас, жалких смертных созданий! Провёл вас через тайные комнаты моего дворца и поставил вас говорить со мной лицом к лицу!

Женщины молчали, не зная, что отвечать на всё это.

Ну, что же, повелитель всего, ты теперь хочешь посмотреть усвоил ли я этот урок. Я был дерзок от горячности моего характера. Но теперь я буду более осторожен. И я удивлен, что тебе есть дело до этих копошащихся в грязи червей.

Но я уверен, что это не ради вас самих, он бережет вас, чтобы завершить начатые давным-давно наши с ним дела. Верно, ему очень не понравится, если я убью вас или заточу в моем дворце. Я не хочу портить отношение с ним из-за таких жалких ничтожеств, как вы. Поэтому и только поэтому, я отпущу вас.

- Из моего дворца проложено множество дорог. По какой из них вы хотели бы пойти?
- “Нам нужна двадцать вторая каверна” – ответила дрожащим голосом Винилин.
- Двадцать вторая каверна. .. Хорошо, пусть будет так. Но! – внезапно воскликнул он.

Никто не уходит из моего дворца просто так. Вы получили право войти во дворец, прийти сюда и говорить со мной, но право выйти отсюда ещё нужно заработать!

Итак, я подвергну вас ещё одному испытанию, самому последнему. Обернитесь и посмотрите на этот зал!

Женщины послушно обернулись. Вдруг, посреди зала, поднялся огромный огненный вихрь, который всё рос и рос, наполняя собой всё бывшее перед ними пространство. От вихря шел невыносимый жар, который, казалось, вот-вот сожжет их. И вдруг внезапно вихрь утих и рассеялся. Теперь весь бывший перед ними пол зала было наполнен невообразимым количеством различных изумительных вещей. Их было столь много, и они были столь разнообразны, что человеческий ум просто не мог охватить сразу всего их количества и удержать в памяти всё их многообразие. Память сохранила лишь слабые искры того, что они видели тогда перед собой: различные немыслимые по пышности украшения, одежды, драгоценности, невероятно красивое и пышное оружие, различные изумительной работы картины, всевозможные мелкие безделушки и ещё много-много всего.

“Перед вами скрытые сокровища, находящиеся в моем дворце” – продолжил говорить Апос. Многие из этих предметов обладают магической силой, многие являются реликвиями древнейших эльфийских и гномьих родов, за которые кое-кто не пожалеет никаких богатств и жизней подчиненных. Здесь заключена слава и власть, всё желанное для этого мира, всё это принадлежит мне, так как я взял это своей силой и хитростью. Теперь же суть моего испытания. Вы должны взять с собой нечто одно, из того что находится в моем дворце, и только при этом условие, я отпущу вас живыми по тому пути, который вы выбрали. Выбрать можно будет только нечто одно, выбор нельзя будет изменить и последствия его невозможно будет исправить, никогда. Мои дары достаются очень дорогой ценно, ощутите это. Теперь же идите и смотрите внимательно, когда выберете, возвращайтесь сюда и объявите мне свое решение.

Женщины, послушно стали спускаться вниз в зал. Подойдя к низу помоста, они пошли среди рядов различных изумительных вещей, разложенных кругом них.

- “Только не прикасайся ни к чему, а то он подумает, что мы таким образом выбрали” – сказала Винилин.
- Хорошо. Но тут столько всего. Что же нам с собой взять?
- Что-то небольшое, может какую-то мелкую безделушку, а то нам ещё тащить это на себе неизвестно сколько.

Пройдя немного, они остановились перед небольшим нефритовым пьедесталом, на котором лежало тоненькое колечко с небольшим одиноким камушком, похожим с виду на рубин. И хоть это кольцо выглядело весьма невзрачным среди всего окружающего их великолепия, но от него ощутимо исходила какая-то неведомая сила.

- “Может, это возьмем?” – спросила Алорон.
- Нет, не торопись, тут ведь столько всего, давай ещё осмотримся.

Они пошли дальше, внимательно рассматривая бывшие кругом предметы.

“Ого, смотри какой клинок” – сказала Винилин, указывая на лежащий возле них на полу меч.

Он был из какой-то синеватой, казалось полупрозрачной стали. Размера он был небольшого и вполне бы сгодился под женскую руку. Рукоятка и лезвие его были выполнены изумительно искусно.

- “Да уж, я такого никогда не видела” - сказала Алорон. Но давай не будем торопиться, как ты сама мне сказала, тем более смотри, вон какое великолепное платье.
- Да уж чудесное платье, только размер явно не мой.

Так они ходили среди множества изумительных предметов, рассматривая их. Все они были столь прекрасны и желанны, что женщины никак не могли выбрать из них ничего одного, что они хотели бы взять с собой. Они то и дело косились на Апоса, который продолжал молча восседать на своем престоле, на вершине помоста, никоим образом не высказывая какого бы то ни было нетерпения, по поводу столь длительной задержки.

-“Так, ладно, хватит” – сказала, наконец, Винилин. Так можно и всю жизнь глазеть на всё это, я уже готова всё отсюда унести.
- Я тоже, но нам надо выбрать что-то одно, а мы с тобой так и не можем решить что именно. Ты хочешь одного, а я другого, ты не хочешь уступать мне, а я тебе.
-Этак мы с тобой друг другу глотки перережем на радость этой твари, да и все эти вещи их ведь не было здесь. По-моему это всего лишь призрак.
- Но выглядит всё так по-настоящему. Пойдём ещё посмотрим вон там.
- Ну уж нет, хватит уже смотреть. Давай так поступим, выбери одну вещь, которая больше всего понравилась тебе, а я выберу вещь, которая больше всего понравилась мне, и мы кинем жребий, кому выпадет то и возьмём.
- Хорошо. Но ты говори первая. Что бы ты хотела взять с собой больше всего?
- Я ещё не решила.
- Я тоже не решила.
- Ну так реши!
- И ты реши, наконец!

Они обе задумались, перебирая в памяти всё виденное ими. Так они размышляли довольно долго, но ни одна из них так и не смогла выбрать единственного предмета.

- “Послушай, Винилин” – сказала, наконец, Алорон. Я вот, о чём подумала. Кроме этого всего великолепия у него во дворце мы много чего ещё видели, а из того, что мы не видели. Ведь тут у него наверняка есть ещё какие-то пленники.
- Его не было здесь две тысячи лет, врятли за это время тут остались пленники кроме, разве что Асоле, которая, может быть, уже и мертва.
- Винилин, я знаю, что Асоле сделала много гадостей. Она пыталась погубить нас, и вероятно до этого погубила множество людей своими чарами. Но мы ведь читали ее записки. Она до конца верила в то, что Истриэль это ее сестра, и они идут спасать своих заточенных в плену родственников, как она нам это и говорила. Она сама была обманута Апосом и теперь, если она находится здесь в заточении, ведь никто и никогда не освободит её отсюда. Представить даже страшно, каким мучениям он может здесь подвергнуть её, и при этом не будет никакой даже малейшей надежды на спасение. Может быть, мы сможем помочь ей, скажем Апосу, что хотим взять её, он ведь нам разрешил взять, что угодно.
-Асоле?! Брось, Алорон, эта вертихвостка теперь получила по заслугам.
- Но, Винилин. Когда меня схватили орки, а после я попала в город к людям, те бросили меня в темницу, и там было просто ужасно. Мне было очень тяжело, у меня уже не было никакой надежды выбраться оттуда, никакой надежды на то, что удастся всё исправить. Давай поможем Асоле, не ради неё, а ради нас самих, ведь добро оно возвращается, может быть, оно вернется к нам в трудную минуту.
 



Павел Ан

Отредактировано: 07.02.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться