Лифт

Font size: - +

Глава 1

Стихотворение к книге:

 

Неблагосклонная судьба,

Ведь счастье куцее лишь тлело,

Хоть говорят, что жизнь – борьба,

Всю жизнь бороться надоело.

Победу трудно добывать,

Вновь будет результат тоскливый,

Ждёт поражение опять,

Хотя отдать борьбе все силы.

Борюсь бескомпромиссно вновь,

Но результат уже известный,

Борьба, бесспорно, портит кровь,

Процесс, однако, интересный.

Пускай несчастная судьба,

И пораженья есть, и беды,

Возможно, вечная борьба

Прекрасней разовой победы.

 

Автор: Анатолий Болутенко.

 

 

ПРОЛОГ

 

Запутанные паутины улиц… Площади, памятники, автомобили, автобусы, гам, гул, размеренный ритм жизни – всё это давно стало таким привычным, что мир за пределами города казался едва ли не другой вселенной.

Дождь в тот день моросил с самого утра, навязчиво стуча по стёклам окон, как нежданный настойчивый гость. Дул порывистый холодный ветер, разносящий пыль, сорванные афиши и всякий мусор, коего на каждом углу было пруд пруди. Город, обычно сияющий разнообразными вывесками, привлекающий своей суетой и всякими развлечениями, казался пустым и бледным, будто все его яркие краски размыло дождём.

По дорогам, шумя и разбрасывая грязные брызги, быстро проносились машины, то тут, то там мелькали пешеходы, прячась под зонтами или укрывая голову ветровками в попытке хот как-то защититься от непрекращающегося ливня. Погода погодой, а рабочий день и унылую рутину, увы, никто не отменял. А ведь так хотелось бы в подобный день плюнуть на всё, поспать подольше, а проснувшись сидеть у телевизора, расслабленно попивая кофе… Осознание того, что он в шаге от всего этого, заставило парня лет двадцати пяти, с растрёпанными тёмно-русыми волосами, одетого в обычную чёрную куртку из кожзама и тёмные джинсы, чуть ускориться на пути в свою квартиру. Ныне он ничем не отличался от многих других уставших прохожих, кроме, разве что, того, что в пределах видимости зонта не было только у него, что не добавляло радости после рабочего дня.

Ослепительная вспышка вспорола небо, и её зигзаги в одно мгновение рассыпались в разные стороны. Через несколько секунд орудийным залпом раскатисто грянул гром, да так, что на мгновение показалось, что содрогнулась земля. В воздухе стоял отчётливый запах шашлыков из ближайшей забегаловки, сырого асфальта. И озона, или, как говорят в народе, свежести. Алексей запрокинул голову вверх и с затаённым детским страхом посмотрел на гигантский тёмно-синий вал, стремительно надвигающийся на город. Зябко поёжившись от неясного липкого ощущения, парень зашагал с остановки в сторону дома.

Его обгоняли спешащие люди. Кто с работы, как и Алексей, кто с учёбы, а кто ещё откуда. Каждый пытался побыстрее добраться до уютной квартиры, переодеться и забыть этот бушующий холодный ветер, грязь и ливень, как страшный сон. Снова молния, гром. Кое-кто из молодёжи не выдержал и рванулся быстрей. Алексею тоже захотелось сорваться с места и нестись без остановок. Он где-то раньше слышал, что в грозу бегать не рекомендуется. Но если следовать этим правилам, тогда следует вообще лечь на землю в чистом поле, ни в коем случае не прятаться под деревьями и так далее. Некий лёгкий, подчас совершенно иррациональный страх перед грозой издавна передаётся из поколения в поколение, на уровне инстинктов, как и те же детские страхи, вроде монстров под кроватью. Наверное, предкам нашим казалось, что гроза раскалывает небосвод, угрожая обрушить его однажды на нашу грешную землю…

До подъезда оставалось метров пятьдесят, когда на пыльный асфальт упали последние крупные капли. Очередная вспышка молнии и последовавший за ней громовой раскат подстегнули Алексея. Мысленно обругав «справедливость» жизни, парень быстрым шагом добрался до входа в подъезд. По массивной железной двери дробным стаккато стучал дождь, а порывистый ветер пригнал на расчищенные дорожки и небольшую старую детскую площадку бумажки и пожухлую листву, сорванную с измученных летней засухой деревьев.

Ворвавшись в спасающее от непогоды укрытие, парень остановился и немного отдышался. Поправив на плече ремень сумки, он по привычке собрался было подняться на свой пятый этаж по лестнице, как обычно, но лень-матушка на сей раз спутала планы, заставив вспомнить, что у них вообще-то, есть лифт, по направлению к коему он, не задумываясь, свернул. Кабина старенького, обшарпанного и изрисованного лифта оказалась свободной. Зайдя внутрь, Алексей собрался уже было давить на «свою» кнопку, как совсем рядом раздался быстрый цокот каблучков, а затем послышался девичий голос:

- Подождите! Подождите!

В не успевшие закрыться двери проскочила молодая девушка, лет двадцати-двадцати двух на вид. Её сильно растрёпанные ветром светлые с лёгким медовым отливом волосы стали похожи на нечёсаную львиную гриву, а капроновые колготки, маленькие полусапожки и чёрная юбка-карандаш почти до колена длиной, виднеющаяся из-под короткой красной куртки, хранили следы дождя, в то время как сама девушка раскраснелась от бега и немного запыхалась. Парень её узнал. Соня, студентка, жила двумя этажами выше. Он иногда видел эту миловидную жизнерадостную девушку, которая часто и заразительно смеялась, и всегда имела такой боевой вид, будто вот-вот примется за завоевание мира.

Девушка ухватилась рукой за металлический поручень и выдохнула:

- Уф, успела. Спасибо!

Алексей молча кивнул и нажал кнопку с цифрой «5». Лифт тронулся и с мерным гудением заскользил вверх. Юноша скользнул взглядом по фигурке девушки. «Симпатичная» - как-то отстранённо заметил он. Видимо почувствовав внимание парня, Соня повернулась к нему. Смутившись, Алексей в ту же секунду опустил взгляд.



Анастасия Акулова

Edited: 07.04.2018

Add to Library


Complain