Лирей. Сердце волка

Размер шрифта: - +

Глава 23.2

Боюсь, если бы Грэста увидела Виталина, она пропала бы. Или переселилась бы на веки вечные в Заповедные земли… есть в Грэсте что-то от герцога Эберлея, тот же самоуверенный и даже самодовольный типаж. Только рядом с Грэстом Милфорду могла быть уготована участь… разве что жалкой полуденной тени…

Невероятная ширина обнаженных плеч, рельефные бугры мускулов, широкая объемная грудь, по голубым полосам и шрамам стекают потоки коричневой жижи. Боюсь, он даже и без камзола произвел бы во дворце фурор. Вернее даже, без камзола…

Чем больше я разглядывала своего похитителя с какой-то странной настойчивостью, словно хотела запечатлеть этот образ, который повергал в ужас, в своем сознании, тем спокойнее отчего-то мне становилось.

Это было не то спокойствие, которое возникало, когда отец клал широкую ладонь на мою макушку, приглаживая выбившиеся из прически огненные языки вихров, не то спокойствие, что обволакивало, стоит отцу подхватывал и усаживал к себе на колени, спрашивал, как прошел день… Это больше напоминало спокойствие кролика, медленно и спокойно приближающегося к пасти удава, или спокойствие висельника, который знает, что не изменит свою участь даже если будет кататься в пыли и грызть землю – его все равно повесят в полдень, и ни секундой позже, потому что такова его судьба…

Так и я смотрела на Грэста, и может, что-то такое было на моем лице, потому что от моего взгляда он нахмурился и даже осмотрел свою грудную клетку, и, Богиня, небрежно лежащую на загорелых бедрах кожаную повязку тоже.

Нахмурившись еще больше и даже чуть склонив бычью шею, Грэст снова взглянул на меня.

А мне стало совсем все равно, и вообще наплевать на то, что будет.

Все равно, сказала я себе, даже если я выживу после… после прикосновений этого чудовища с плотоядным взглядом и издевательской ухмылкой, я утоплюсь в первом же целебном источнике, надеюсь, им не окажется волшебное озеро…

Наконец, Грэст едва уловимо помотал головой из стороны в сторону, словно отгоняя наваждение, и прорычал, старясь, чтобы голос его звучал мягко, что крайне трудно сделать, когда тебя вместо голоса наделили чем-то средним между раскатами грома, завыванием ветра и скрежетом камня о камень:

- Ты в безопасности, Лирей. И скоро тебе станет намного лучше.

Это намного он протянул так многозначительно, что я дернулась, как от удара, и это не ускользнуло от его внимания.

Грэст ухмыльнулся, обнажая влажные, идеально-белые зубы с чуть выдающимися вперед, острыми резцами.

- Я всего лишь имел ввиду торфяной источник, Эя, - пророкотал он, делая акцент на «я». – Знаю, в дороге тебе пришлось нелегко, но не волнуйся, ни от усталости, ни от боли вскоре не останется и следа. Возьми.

На широкой, лопатообразной ладони гордо разлегся какой-то желтый фрукт, отдаленно напоминающий спелую грушу, только вытянутый сразу в две стороны и размером с три крупных груши.

Я покачала головой, отказываясь, и, прежде, чем успела сказать, что не голодна, моя рука предательски вытянулась вперед и быстро схватила предложенное угощение.

Только когда по языку и по подбородку потекли кисло-сладкие освежающие и одновременно тягучие потоки, я поняла, что все же умудрилась принять угощение, не удосужившись даже поблагодарить за него, хотя бы кивком головы. Впрочем, рассудила я, судорожно глотая живительную влагу и умопомрачительно нежную мякоть, мы не на приеме, чтобы соблюдать все эти условности.

- Вкусно? – отчего-то еще более хрипло, чем обычно, прорычал Грэст.

Я кивнула и что-то промычала, не поднимая глаз, продолжая поглощать предложенное.

Только когда на моей ладони осталась плоская, с ошметками мякоти, со всех сторон обсосанная белая косточка, я подняла на оборотня глаза, и, не имея понятия, что делать с косточкой, протянула ее ему обратно.



Диана Хант

Отредактировано: 13.08.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться