Ломбард Проклятых душ. Пятая книга. Коронованный бродяга

Размер шрифта: - +

Глава 29 . Горькая правда

 

            Митенька вернулся домой в полном шоке. Он ничего не понимал! Сегодня Дуня сообщила ему, что, оказывается, Наиль Мунирович больше не будет их педагогом, и, по слухам, переходит в наставники подопечной своего друга. Учить будет «эту суку Туську». Ничего не понимая, юноша направился к себе…

- Дима, обалдел, да? – раздался голос отца, и тот не сразу осознал, что к нему обращаются. - Обувь уличную снимай! Тапочки тебе на что?! Я только тут прибрался!

- Ой! – Митенька даже испугался. - Прости, папочка!

- Что случилось? – Егор Петрович оттаял, увидав искреннее раскаяние. - На тебе лица нет!

- Что-то случилось с Наилем Мунировичем, что он теперь станет преподавателем Нечаевой Наташи.

- Что?!

- Да, пап,  - кивнул юноша.

            Отец, желая успокоить, предположил, что, может быть, тут ошибка, что преподаватель вокала будет учить еще и Тусю, но и их с Дуней не бросит тоже.  Наташа же ухаживает за Араиком – может быть, Стрижевые как бы будущую невестку решили поддержать, сблизиться с ней таким образом?

- Не уверен, папочка… - надев тапочки, ответил Дима. - Чувствует мое сердце, что что-то случилось.

- Кстати, Мить, - окликнул его отец, - по новостям сегодня передали, что хотят сделать совершеннолетие с двадцати трех лет, как на Новой Венере. Теперь возвращенцы под какую-то особую статью попадают, и в армию их не возьмут.

- Ну, ничего себе…

            Дима думал, что отец хочет просто его  отвлечь, но тот продолжил:

- Те, кому уже восемнадцать есть, будут считаться совершеннолетними, а вот те, кому не успело столько стукнуть, только в двадцать три года получат статус совершеннолетнего.

- И что?

- А то, что Араику своему передай. Так и будет до двадцати трех зависеть от Стрижевых.

Да, это было так. Егор Петрович ничего не перепутал. С самого утра все новости только об этом и говорили.  Королева Астарта сделала такое несколько месяцев назад, результатом вдохновилось много других стран, и вот теперь и наша президент Марианелла Василькова подписала указ.   То, что новый закон вышел из-за возвращенцев, конечно же, не говорится прямо, и потому к коренным землянам тоже относится. Так высказались независимые обозреватели.

    Дима поднялся к себе в комнату и решил, и правда, позвонить другу, чтобы и новость передать, и про Наиля Мунировича спросить, но только достав телефон, тот сам позвонил. Араик рассказал ему, что его приёмные родители собрались разводиться, и теперь «делят его». Стрижевой-младший случайно стал свидетелем чужого разговора - «чего-то ему «везет» на такое!».  Когда в прихожую выбежали отец и мать, он сделал вид, что только зашел. Они не догадались, что юноша что-то слышал, но скрывать от него ничего не стали и признались, что хотят расторгнуть брак, и каждый добавил, что его, Араика, хочет «забрать». Услышав от Димы, что вышел закон, согласно которому совершеннолетие будет наступать в двадцать три года, а ни в восемнадцать лет, как раньше, бедный юноша огорчился еще сильнее. Он-то надеялся, что бракоразводный процесс родителей затянется, и когда они перестанут быть мужем и женой, ему, их сыну, уже исполнится восемнадцать, а это значит, что его можно будет не «делить»! А тут такое!

   Поняв, что все серьезно, юноши расстроились. Наиль Мунирович не будет больше преподавать Диме и Дуне.

- Самое ужасное, что мой родной отец приложил руку, говорят, к их разводу.

- Это как, Араик?! Быть не может! Так его и послушали!

- Наиль Мунирович сказал, что мой папа хочет быть со Стрижевой.

- Не верь ему, Араик. Я, конечно, люблю своего преподавателя по вокалу, очень ему благодарен за уроки, уважаю очень. Но тут он не прав. Может, его тоже кто-то ввел в заблуждение? В любом случае, думаю, это не наше с тобой дело. Пусть сами разбираются, кто там на кого наговорил. Надо лучше подумать, как тебе быть. В любом случае можешь рассчитывать на мою помощь. Я тебя в любом случае возьму к себе на работу.

- Спасибо, Митенька, - по его интонации Митенька понял, что тот тронут до слез. - Но я ни на что, боюсь, не способен.

- Уравнения тебе там решать не придется, и сочинения на тему «Что имела в виду Стрелкова в таком-то стихе» тоже, - улыбнулся Криленков, - а вот в клипе моем сняться, наряд мне придумать, компанию составить и многое что еще ты, конечно же, можешь. И уверен, прекрасно справишься. Кстати, а с Наташей у тебя что, если не секрет?

- Ой, точно! Забыл совсем. Я же рассказать тебе хотел.

     Араик поведал Диме свой маленький секрет о встрече с Нечаевой сегодня в театральной студии.

 

- Послушай, Наташа – хорошая девушка. Думаю, она тебя любит: это сразу видно. Но… милый дружочек, если тебе нравится Стеша, плюнь на все, и дай ей шанс.

   Сердечко Стрижевого отчаянно забилось в груди, что юноша даже испугался, что друг услышит его.

- Она… Она… Было бы кому шанс давать. Она…она меня не любит.

- Ну, откуда ты знаешь? – улыбнулся Дима. - Ты ведь ее не спрашивал.

- Еще бы я спрашивал, - рассмеялся Араик. - Как-то это не по-мужски…

- И правда.

  Так двое соперников за сердце Стеши сдружились и, кажется, каждый сделал своей выбор, не в ее пользу.

 

* * *

   Тем временем Наиль и Евгения спорили в гостиной. Никто не хотел уступать. Муж настаивал на том, что она под предлогом усыновления привела домой «молодого, красивого парня» да и еще только потому, что тот напоминал ей первую любовь. А Чарльз, по мнению Стрижевого, все специально так провернул, рассказал ему правду, надеясь, что сойдется с богатой бабой. «Богатая баба» все отрицала, упорно твердила, что все это – бред сивой кобылы, что ничего глупее в жизни не слышала, что Араик – ее любимый, но сын, а ни мужчина. Супруг, уже почти бывший, не верил ни единому ее слову. После чего она вновь пыталась доказать свою невиновность, а он отрицал и даже прислушаться отказывался. И так их спор шел по кругу.



Maria Shmatchenko

Отредактировано: 13.08.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться