Ломбард Проклятых душ. Пятая книга. Коронованный бродяга

Размер шрифта: - +

Глава 47 Опасения

 

Араику в отличие от отца всегда было плевать на деньги. В принципе он мог приласкаться к тетушке, чтобы часто бывать в ее ресторане, и там очаровать какую-нибудь дочку богатых родителей, но вместо этого он всеми силами влюбил в себя самую обычную гопницу. Аглашка тоже нигде не училась и зарабатывала тем, что «отжимала мобилы», а так как в их районе богатеи не водились, выбирала себе слабых жертв, и их ценные вещи оказывались совсем не роскошью по общепринятым меркам.  Мало того, что Волкова являлась не богатой, так и еще моральной уродкой, каких поискать. А Араик в нее влюбился по уши. Он, безусловно, до ее уровня не опустился, - еще бы в тринадцать лет разве опустишься?! – но считал свою «вторую половину» даже не плохой девчонкой, а романтичной бунтаркой, кем-то вроде благородной революционерки. Аглая делилась добычей со своей гопотой, и юноша считал, что – это «крадет у нечестных богатых, раздает бедным». Когда она начала поднимать на него руку, глупый, несчастный мальчик верил, что любимая исправится, а это – ее недостаток, причем, временный. Естественно, бывший Березкин мечтал стать Волковым. Чтобы соответствовать такой «идеальной девушке», он стал во всем ей подражать: курить, крыть матом, дразнить полицию, даже провоцировал по просьбе любимой драки. Он проходил мимо Женщин, они оглядывались ему в след, и тут прибегала Аглашка и начинала предъявлять незнакомкам претензии, обвиняя в приставаниях к своему парню. Затевался гоп-стоп. Таким образом прекрасный Араик служил своей красотой «правому делу» – отнятием у «зажравшихся буржуев нечестно нажитого добра».

    Поэтому сын меркантильного Чарльза не стремился к деньгам. И теперь он заперся у себя в трейлере, сидел у кровати на полу, по старой привычке уткнувшись лицом в матрац, и рыдал. Настроение испортила попытка Стеши покончить собой, и потому свидание с Наташей сорвалось. Им обоим стало это понятно, и, проводив любимого до его временного жилья, девушка поехала домой. Он уговорил ее не оставаться с ним и не утешать его. Впервые за дни общения с возлюбленным, Туся заметила в его глазах панический ужас, и потому, укорив себя, не стала запираться с ним в одном маленьком помещении.

     Дождь бился в окно. В «комнате» стало холодно, и пришлось включить обогреватель, но на душе от этого не  потеплело. Стеша… Он только что отказался от самой большой своей любви. Она чуть не свела счеты с жизнью, а  возлюбленный девушки отверг ее.

        И тут внезапно воспоминания нахлынули на душу новоявленного Стрижевого. К нему, словно в кошмарных видениях, явилась Аглашка. Выпроводив Наташу, будто бы снова пережил тот ужас на садовых участках, и Араик понимал, что никогда и ни за что в жизни не ляжет больше в одну постель с девушкой.

    Поэтому, быть может, и хорошо, что так получилось со Стешей?

    Рыдая, он сам не заметил, как сполз на пол и уснул… Но среди ночи почувствовал жар во всем теле и проснулся. Поднялась температура? Видимо, стресс и плавание в холодной воде не прошли даром. Юноша поднялся. Голова закружилась. Он сглотнул и почувствовал сильную  боль в горле.

    Ему не исполнилось и  восемнадцати… У него маленький опыт актерской игры. Как в таком состоянии пройдут у него съемки? Да и еще – поцелуя на мосту?!

    По спине пробежался озноб. Кое-как заставив себя снять обувь, Араик лег в постель прямо в одежде, чтобы было теплее. Но по ощущениям, он оставался все там же: в холодной воде.

 

* * *

    Утром, увидав Араика, - он умудрился прийти вовремя, - все сразу же поняли, что ему плохо. Режиссер настаивала на том, чтобы дать ему выходной, но юноша наотрез отказался, помня, как где-то читал, что актеры выходят на сцену в любом состоянии. Виталина Аристарховна, похвалив за самоотверженность и нежелание всех подводить, все же перенесла съемки на два часа позже, а сама отправилась вместе со Стрижевым лечить его в буфет. Там она заставила несчастного выпить луковый сок с сахаром. Это оказалась редкостная гадость, но, по словам Коровиной, первое «народно-актерское средство». Правда, потом юноша настоял на ментоловой конфетке, боясь противного запаха изо рта.

    Узнав, что произошло вчера, Женщина по телефону тут же распорядилась не пускать к Араику никого, кроме родителей.

- Она, значит, ненормальная: с моста в реку, а ты – за ней, и теперь болеешь, - пожурила Виталина Стешу, поговорив с охраной.

    Юноше стало намного легче после странного лечения, температура и озноб прошли. Он и Коровина отправились на съемки.

    К огромному счастью, все прошло хорошо. Партнерша сама его поцеловала, и хотя Араика и взяла оторопь, это списали на прекрасную игру: его героя ведь целовала вампирша, и не испугаться он не мог.

    Режиссер сказала, что вечером вызовет врача исполнителю главной роли, хотя юноша упорствовал этому.

 

* * *

- Ну, вот! Так я и знала, что добром это не кончится! – кипятилась Зухра Никитична, мешая ложкой имбирный чай.

    Стеша, постанывая, лежала на том самом диване винного цвета, укрытая одеялом и пледом.

    Гульнара и их вторая напарница грустно заглядывали в гардеробную.

- Ну, вот зачем ты туда поперлась на этот мост? Не стоит этот Араик такого «подвига»! Он и эта его баба! – отчитывала девушку хозяйка ресторана, и подруги могли бы поклясться, что слышали в ее голосе заботливые нотки. Хотя ни для кого не секрет: Метелкина всегда относилась к «Степашке» с симпатией. Но все равно сейчас была добра и ласкова, как мать родная.



Maria Shmatchenko

Отредактировано: 13.08.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться