Ломбард Проклятых душ. Пятая книга. Коронованный бродяга

Размер шрифта: - +

Глава 61. Я просто не могу жить без него!

Когда девушки выбежали из комнаты в коридор, то сразу же столкнулись с Араиком. Оказалось, он оставался таким же злым, как и до этого.

 

- Люд, а чего это до тебя не дозвониться? – обрушился он на Петрову.

- А…а кто звонил мне? И на какой номер?

 

    Военная так растерялась, что не подумала рассердиться на мальчишку-актера.

 

- Я звонил. И Нэрва, но у тебя телефон выключен. На твой номер мы звонили. У меня один только, и у Нэрвы тоже.

- Это мой личный номер. Не служебный. Я свой включаю с двенадцати дня до пятнадцати, а потом выключаю до девятнадцати. В девятнадцать включаю до двадцати одного. Те, кто знают это расписание, всегда  могут до меня дозвониться. Я его периодически меняю, но кто-то в курсе всегда: самым близким рассылку делаю. Это моя семья: дядя, тётя и брат. Потом ещё две подруги: Клава и Анфиса.  Моё начальство, конечно. И друг мой Крис, которого ты видел. Они рассылку получают в случае чего от меня. А вы с Нэрвой в этот список не входите, извини.

 

    Юноша даже отпрянул:

 

- Ты, чего, дура, что ли? – проговорил он удивлённо. – Ты, что, от людей прячешься?

- Да уж, Людмила, -  поборов смех, сказала Дуня,  - ты людям милая, да люди тебе не милые.

- Не поняла.

- Имя твоё переводится, как «Людям милая»,  - пояснила Тюльпанова.

- Да, спасибо моей матери хоть за то, что так меня назвала. Есть в этом что-то патриотичное.

- Слушай, патриотка, - вмешался Араик, - позвони Нэрве. Она просила передать. У неё срочное дело к тебе, людям милая.

- Хорошо, -  она достала немодный, уже чуть устаревший телефон из кармана, включила его,  и хотела было уже отойти в сторону, как тут, взглянув на юношу, добавила с улыбкой: - а ты давай успокаивайся, а то у тебя все шансы стать бой-мужиком. Будешь свою бабу пилить, мол, соберись, тряпка.

- Ах, ты…

- А, нет-нет! – весело прервала Люда. - Ты будешь не тряпкой ее называть, а все за неё делать: за шкирку из всех передряг вытаскивать. А она будет избы жечь и коней пугать.

 

    Выражение его лица становилось все сердитей и сердитей. Петрова не дала ничего возразить и закончила:

 

- Юноша  зажену выходит, а ни женится, как в старые времена. И потому должен быть за женой. А  не бежать ее спасать, как ненормальный, выполняя бабские функции. Юноша должен быть нежным и хрупким.

- Юноша ничего никому не должен! Это вы, бабы, придумали!

 

    Люда лишь усмехнулась и отошла вдаль коридора. Взгляды Араика и Дуни встретились, но он гордо отвёл глаза. Девушка прекрасно поняла намёки Петровой и порадовалась, что к ней это не относится. Она – сильная и смелая Женщина, не смотря на то, что не военная. Она может взять на себя ответственность, может помочь людям, а ни сигать с моста в реку, как Стеша.

 

- Араик, - как ни в чем не бывало к ним вернулась Петрова, - дай, пожалуйста, номер Нэрвы. У меня, оказывается, его нет. В «не отвеченных» до фига разных незнакомых номеров. Все равно что иглу в стоге сена искать.

 

    Дуня чуть не прыснула со смеху, но сдержалась. Чего это с Людой, правда, стало? Засела в провинции, от людей прячется? Вон сколько ей звонило народу, а она трубку не берет, телефон отключила! Араик же, с видом «что бы  ты без меня делала», достал  смартфон и сказал, что отправит ей номер Наследницы эсэмэской.

 

    Люда же смотрела на юношу, на его нервные движения, прекрасный профиль, длинные ресницы, волосы… Невольно в голову пришёл образ прелестного Кристобаля. Его лёгкая походка, улыбка, голос, руки, черты, локоны…  Девушке вспомнилось, как этих двоих юношей загримировали под одного и того же человека. В принципе они оба похожи, один больше, другой меньше. Но… не это сейчас заставило Люду вздрогнуть… Крис, и правда, имел сходство с покойным некоронованным принцем. Но вот Араик… Петрова, глядя на него, поняла – он городской житель, а вот в образе друга все же больше  милой, наивной провинции. Да, хотя и присутствует в нем чарующая королевская аристократичность. Девушка не знала близко Стрижевого, не знала, каким тот был, нося ещё фамилию Березкина, но сейчас казался царевичем, а ее друг – пастушком, женихом царевны. «Быть может, Крис потом имел знакомство с высшим обществом? - предположила Людмила. – Это как я: урождённая землянка, а выросла на Арвиане, считай, в эккенянском обществе, и что-то да переняла от него. Быть может, Крис родился в провинции, в селе, в деревне, в станице…? А потом попал в какое-то высшее сословие?». От мыслей ее отвлёк писк телефона – то Стрижевой прислал эсэмэс. Бросив быстрый взгляд на Араика, она лишь кивнула ему в знак благодарности и отошла от них.

 

    Тюльпанова и сын ее покровительницы снова взглянули в глаза друг другу, и он снова отвёл взгляд. Дуня не понимала, что случилось. За что казнит ее? В чем обвиняет? Да,  в своё время она причинила ему много обид, и любимый больше не верит ей. Поэтому сама виновата теперь. Но все же в этот раз нет вины девушки! Она не ходила к Чарльзу Никитичу ни с какими просьбами!

 

- Но я не достойна! – донёсся внезапно голос Люды от лифта, и Евдокии показалось это ответом и для себя тоже. Она не достойна Араика.

 

    Юноша вздрогнул и опасливо взглянул на Петрову. Зная об «адмирале», он сразу догадался о чем она. Почему-то внутри все заныло. Она считает, видимо, что не заслужила. Стрижевой не знал, так ли это, но интуитивно это пугало его. Что же будет с Анджеем и Ариной, если Людмила откажется от повышения?



Maria Shmatchenko

Отредактировано: 13.08.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться