Ломбард Проклятых душ. Пятая книга. Коронованный бродяга

Размер шрифта: - +

Глава 72. Ненавижу

Чарльз уже не работал в ресторане по настоянию жены. В то утро проснулся поздно и, приведя себя в порядок, пошёл вниз. Стоя на лестнице, мужчина увидал своего сына и Дуню. Они о чем-то мило, не замечая его, болтали, а потом юноша, видимо, вызвался проводить девушку, и они ушли из холла. «Неужели помирились?» - Березкину даже не верилось такому счастью. Если этот мальчишка согласится быть с Тюльпановой, подопечной своей матери, а не с Туськой или Стешей, то не уйдёт из дома, избранница не уведёт своего возлюбленного из семьи. Они так и продолжат общаться, юноша не отдалится от родных, а это значит, что у Евгении сохранится смысл и дальше жить с Чарльзом. А что, если Араик решит воссоединиться со Стешей, согласится выйти за неё и съедет к ней? Что, если при таком раскладе Стрижевая решит, что ей нет смысла быть с отцом сына и рванётся обратно к Наилю? Этого Чарльз и боялся. Да, в глубине души мужчина не доверял невесте. Порою ему казалось, что она с ним, и правда, ради этого мальчишки, который привязан к папе.

 

    Когда Чарльз пил чай в гостиной, Араик, видимо, поднялся к себе, и они так и не встретились. Прошло несколько часов, а от сына ни слуху, ни духу. Помня, какие нехорошие мысли раньше приходили в хорошенькую головку его кровиночки, Березкин занервничал. «Не вены ли он там себе режет? Не на люстре ли сейчас качается?!» - накручивался он, не в силах отвлечься даже за чтением модного журнала. Глубоко вздохнув, мысленно посетовав на скуку находиться дома, жених Стрижевой встал и направился к холлу. Надо проверить юношу. Все-таки такой стресс пережил накануне…

 

Но едва выйдя в коридор, сразу же столкнулся с ним.

 

- Араик, ты чего несёшься?

- Пап, некогда, прости, - протараторил он набегу.

- Ты куда? – отец кинулся за ним в прихожую.

    Торопливо надевая модные ботинки, украшенные шипами, юноша ответил:

- На вокзал.

- Куда?

- В Гибельбург, - он справился с обувью, схватил куртку и торопливо надевая ее, продолжил: - Ну, все пока! Меня такси ждёт!

- Ара-а-а-ик!  Ненормальный! Какой ещё Гибельбург?! – мужчина кинулся к дверям, но юноша, боясь, что тот заставит сидеть  дома, выбежал во двор, а затем и в ворота, пока отец одевался.

- Ненормальный! – проворчал Чарльз, снова снимая пальто. – Ну, и фиг с тобой!

 

    И только он хотел уходить, как раздался звонок. «Вернулся! - подумалось мужчине. - Ну, сейчас я ему задам». С такими мыслями будущий Стрижевой-старший открыл дверь и столкнулся со Стешей, что сжимала в руке букет гвоздик и лилий.

 

- Я к Араику.

- Да понял я,  что не ко мне!

- А вдруг бы к вам, - снимая обувь, подмигнула Стеша, - как к будущему свёкру?

- А Араик только что уехал. Ты с ним не столкнулась?

- Нет,  - расстроилась девушка. – Там такси отъезжало. Значит, это он был?

- Он, наверное,  - махнул рукой Чарльз. - Ну, ты проходи все равно. Поставь ему букет в вазу у него в комнате.

- Спасибо, Чарльз Никитич…

- Ага, а потом иди чай пить. Мятный же любишь? Я попрошу заварить.

 

    Девушка лишь расстроенно кивнула и направилась в холл.

 

* * *

 

    Тем временем Збышек, Нэрва и Шерри провожали Катю и Люду на вокзале. До Августово было совсем нечего, и уже сегодня же Петрова увидит Криса. В душе все заныло. Снова утонуть во взгляде глубоких карих глаз, прекрасных, невинных как у оленёнка? Снова почувствовать странную влюблённость? Кто же он такой? Он – не Коля. Девушка всегда это знала, да и сейчас с  трудом верила, что Кэйод выжил, и что он – это Араик. Она даже и не догадывалась, что главный претендент на роль чудом спасшегося жениха Нэрвы сейчас тоже на этом же вокзале, но едет не в Августово, а в Гибельбург! Анфиса и Клава сообщили по телефону, что они летят вдвоём на Землю, и  утром постараются найти Стрижевого-младшего и как-то ему помочь.

 

* * *

 

    Елизавету Нордскую отпустили под залог, и сын даже и не догадывался, что мать арестовали. Но его отец знал и очень злился на жену.

 

- Допрыгалась?! – обрушился он в тот вечер на дражайшую супругу, когда та переодевалась в домашнее в их спальне. – А я тебе говорил, прекращай! Я забираю сына и улетаю к маме!

- Но Гера…

 

    Мужчина направился к  дверям, но вдруг обернулся:

 

- Да, а что ты так смотришь? Благодаря тебе и твоей подружке, нам с Анджеюшкой тут опасно находиться. Я тебя предупреждал.

- Герюша, постой! – она кинулась за ним. - Геша! Гешенька!

 

    Но выбежав в коридор, увидела, как муж вошёл к сыну.

 

- Герюша… - прошептала Женщина, - что же делать?

    

    Анджей меж тем сидел за столом у окна-эркера и что-то читал в газете, когда к нему, постучав, но не дождавшись ответа, вошёл взволнованный отец.

 

- Папа? – испугался юноша, развернувшись на крутящимся кресле.

 

    Назвав своего мальчика ласково по имени, Герман подошёл к нему и с улыбкой сказал, что они полетят на Землю, к бабушке. В груди Анджея все заныло. Он не хотел возвращаться на «биологическую родину». Узнав недавно правду, вернее, часть правды, юноша не мог понять, как к этому всему относиться. В его светло-голубых глазах застыла паника, и отец сразу заметил, что что-то не то, и напрягся.



Maria Shmatchenko

Отредактировано: 13.08.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться