Минотавр. После лабиринта

Эпилог

– А у тебя правда грива?

– Правда… Не трогай воротник, всё равно не найдёшь, я её удаляю.

– Зачем? Прикольно было бы…

– Затем, что это особая примета.

– А правда у тебя строение стопы другое?

– Правда. Показать?

– Не, я видела уже, только думала, это болезнь какая-то. – Таня захихикала, – а зачем такое строение?

– Чтобы большой вес поднимать.

– А много ты можешь поднять?

Он замялся, поиграл бровями, махнул рукой:

– Много.

– Сколько много?

– Очень много.

– Рояль поднимешь?

– Тебе надо перенести рояль?

– Не…

– Тогда не подниму.

Таня засмеялась, вымазала ему нос мороженым.

– А нос облизать можешь?

– Нет.

– Ну что ты за мутант, даже нос облизать не можешь! А я могу, – она хитро прищурилась, он с вызовом поднял бровь:

– А ну?

– Смотри! – она быстро наклонилась, облизала его нос и отпрыгнула.

– Так не считается! – завозмущался Миша, – так я тоже могу!

– Бе-бе-бе! – она показала язык, хитрым манёвром попыталась откусить кусок его мороженого, Миша резко отдёрнул руку, и зубы клацнули вхолостую. – Жадина!

– А ты – террористка. Лишаешь пропитания бедного мутанта. А мне нужно много кушать.

– Я заметила.

– Мне ещё больше нужно. Я просто сдерживаюсь…

– Чё, серьёзно?

Он кивнул с несчастным видом, Таня обняла его за пояс:

– Ну и ладно. Будем готовить больше.

– Нельзя, – вздохнул Миша, – а то меня разнесёт, в двери помещаться не буду… У меня обмен веществ такой. 

– Бедненький мой мутантик… – она чмокнула его в щёку, вернулась к мороженому, – сколько там ещё времени осталось?

Миша глянул на часы:

– Чуть больше часа.

– Жаль… Не хочется мне такое забывать.

– Мне тоже не хочется, чтобы ты это забывала, но ты же слышала, что Женя сказала.

– Слышала… А этот амулет нельзя сделать многоразовым?

– Может и можно, я не силён в теории пси-воздействий.

Таня села поближе, погладила его по руке:

– Миш, а как думаешь, это по наследству передаётся? Грива, стопа, всё такое?

– В смысле, по наследству?

– Ну, у твоих детей это может быть?

– Понятия не имею, на моей памяти ни у кого из наших детей не было. Я вообще сомневаюсь, что мы способны их иметь, мы собраны из разных существ из разных миров, как конструктор, вряд ли там могут быть клетки, способные нормально разделиться и успешно сложиться с другой клеткой.

– А магией ты владеешь, хоть чуть-чуть?

– Нет, вообще ни капли, для этого нужна циркуляция энергии, а для неё нужно минимум два Минотавра, как разность потенциалов, чтобы электроны потекли. Чем нас больше, тем более сложные магические вещи мы можем делать. Могли, до того, как они все ушли в последний бой, а меня с собой не взяли.

Он отставил своё мороженое, стал смотреть в далёкий горизонт, Таня тоже отставила своё и молча обняла его руку, прижимаясь покрепче. Он улыбнулся и продолжил:

– Они построили Лабиринт, это самое сильное заклинание, которое они могли сделать. Его вообще невозможно пройти, но он убивает тех, кто его строит. Точнее, не убивает, а как бы замуровывает, они до сих пор там, в другом мире, где всё это происходило, они до сих пор держат оборону портала в ваш мир. Когда мы поняли, что в этой битве не победить без потерь, они предложили такой выход, и никто не посмел с ними спорить, они старше всех. Они остались там, остальные ушли через портал сюда, прикинулись местными и просто живут. Многие сохранили способности, типа как Женька, я – нет. Если бы в этом мире был хотя бы ещё один Минотавр, кроме меня, я мог бы двигать камни щелчком пальцев, огонь добывать. Так просто, – он посмотрел на свою руку и щёлкнул пальцами.

С пальцев сорвалась искра.

Тане на миг показалось, что она задремала, и не заметила, как он достал зажигалку, но увидев полное недоумения лицо Миши, она поняла, что это реальность, в которую он сам не может поверить.

Он щёлкнул ещё раз, и ещё раз мелькнула искра, и ещё раз, и ещё. Наконец, он смирился с тем, что это ему не чудится, осмотрелся и поражённо прошептал:



Остин Марс

Отредактировано: 02.01.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться