Мисти. Рожденная править

Глава 4

Грудная клетка спокойно вздымалась, а из-за ворота пожелтевшего банта что-то слабо мерцало. Воздух тяжелел на глазах, постепенно затрудняя дыхание. За узким витражным окном совсем стемнело, но кристаллы зачарованных светлячков отчего-то не загорались. Единственным источником света оставалось загадочное сияние на груди девушки.

Итан, будто заколдованный, потянулся навстречу таинственной магии. Все его существо жаждало как можно скорей прикоснуться к ней, слиться воедино и впитать в себя без остатка. Потому в следующий момент парень резко дернул за бант, разматывая его, распахивая потертую рубашку. В ложбинке аккуратных грудей покоилась крохотная капля медальона, которая источала ослепительно золотистое свечение. Она завораживала, манила, лишая остатков рассудка, и словно нашептывала: «Возьми меня». Итан подхватил край цепочки и, как зачарованный, с трепетом огладил ее.

— Что ты… — прохрипела едва пришедшая в себя Аделия.

Но стоило ей рассмотреть распахнутую рубашку и одержимый взгляд парня, державшего ее талисман, как она вмиг опомнилась.

— Не смей! — смуглянка что было сил оттолкнула нового знакомого и вскочила на ноги, чуть не потеряв равновесие.  

Медальон в последний раз сверкнул, снимая с комнаты морок. Итан нехотя мотнул головой, сбрасывая оковы неизвестного колдовства, после чего недоуменно уставился на спешно завязывающую бант Аделию. Но тут же вспомнил о странной вещице, что скрывает девушка, и враз изменился в лице.

— Откуда у тебя лиринт? — отрывисто выдохнул Итан раньше, чем успел подумать.

Когда-то он любил коротать время в императорской библиотеке, где подолгу зачитывался старыми архивами, среди которых изредка попадались весьма содержательные исторические романы. И больше всего из перечитанного запомнилась книга одного озабоченного летописца Великого времени, где сохранился запечатленный портрет безымянной жрицы, в чьих пышных грудях покоился точно такой же роскошный медальон. Тот, которого не существовало уже более восьми веков.

Аделия не просто наблюдала хмурый вид кипенного блондина, а буквально ощущала давящую, гнетущую обстановку, источаемую его помрачневшей аурой. Казалось, она вот-вот увязнет в ней по самую макушку, захлебнет кроху темного сгустка и задохнется.

Ноги сами шагнули назад и чуть не оступились, задев подол сарафана. Итан больше не походил на легкомысленного повесу, каким казался в компании конопатого соседа на основах целительства.

— Прошу прощения, но тебя это совершенно не касается, — как-то тихо и неуверенно попыталась девушка защититься.

Но лишь больше разозлила его.

— Нелегкая побери! Ты хоть представляешь себе, что за вещь носишь?! Или для наглядности еще раз показать?

Аделии не нравились ни ее загнанное в угол положение, ни взбешенный тон парня, ни сама сложившаяся обстановка. В груди всколыхнулся крохотных огонек легкого раздражения от полного непонимания происходящего. Однако и сказать что-то против она не спешила. В конце концов, медальон всегда был при ней едва не с самого рождения, из-за чего являлся неким подобием талисмана. Аделия настолько срослась с ним душой, что вопрос о происхождении казался ей излишним, ненадобным. И если бы не слова парня, возможно, она бы и дальше так считала. Вот только теперь придется все же разузнать об этой безделушке и как можно осторожнее.

— У кого ты украла этот медальон? — продолжал наседать Итан.

— Он не краденный, — сдержанно выдохнула Аделия.

— Тогда откуда он у тебя?

— Подарили.

— Кто?

— Родители, — как можно непринуждённо пожала плечами.

Еще мгновение назад бледное лицо Итана начало краснеть от недовольства. Парень яростно сжал кулаки. Его свободные брюки едва шевельнулись — и в ту же секунду рядом с девушкой хлопнула дверца случайной кабинки.

— Если стыдно признаться мне, этим займется служба безопасности. Уж они из тебя всю грязь вытянут.

— Знаешь, я никак не могу уловить ход твоих мыслей. А подобные действия, — она указала на кабинку, — лишь больше сеют сомнение, что ты сам имеешь хоть ирим представления о вопрошаемом предмете.

— Не заговаривай мне зубы, — хищно сощурился блондин. — Откуда медальон?

— Мне не зачем лгать. Не веришь словам, прочти воспоминания, — Аделия сделала шаг вперед, добровольно отдаваясь теплу чужой стихии. — Как видишь, моя память абсолютно чиста…

По мере срывающихся, словно пыльца медоносов под сильным порывом ветра, эпизодов жизни смуглянки, благой запал Итана помалу сникал. Его собственная стихия мягко ластилась к ногам, спокойная, довольная результатом, пока на лице ее хозяина все больше возникала растерянность. Он чувствовал нутром некий подвох, но увиденные живые картины рисовали совершенно иной расклад. И ему бы зацепиться хоть за одну призрачную нить… Да только не было и намека на нее.

— И все же я не мог обознаться, — он прервал ментальную волну и недоверчиво перевел взгляд на грудь девушки. — Медальон точная копия…

— Лиринта? — невольно вырвалось у Аделии.

Одним единственным словом она умудрилась оборвать только назревшее откровение парня, которое так рассчитывала услышать и разом со всем разобраться. Теперь же оставалось прикусить себе язык, мысленно проклиная неожиданно возникшую болтливость.



Андриана Бланш

Отредактировано: 27.02.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться