Мой Повелитель, или Берегись богини

Размер шрифта: - +

Глава седьмая. Не сотвори себе друга

Замолчала я мгновенно. Потому что такого ну совсем не ожидала! Вот вообще! Ни капельки!

Пусть я катастрофа на ножках, пусть все вокруг меня превращается в стихийное бедствие, но такого не было ни разу за всю мою сознательную – и бессознательную – жизнь.

Большое зеркало, перед которым я только что крутилась, пошло рябью, и на его поверхности начало проступать нечто странное. Очень странное. Вроде бы – фигура человека. И она все приближалась, приближалась, становилась чётче, пока я... Снова не завизжала. А потом бросилась поднимать сброшенный на пол халатик.

В зеркале своей собственной персоной нарисовался Биридус!

Да откуда он там взялся?

– Итак, госпожа Ава, если это и правда вы, потрудитесь объяснить, что же здесь происходит?

Я открыла рот. И закрыла, словно выброшенная на берег рыбешка. Ну, и что же в простом заклинании оберега пошло не так? Да что вообще в защитном действии могло пойти не так?

– Бири? Это ты? – отступила назад, уткнулась попой в кровать и села. Ноги напрочь отказывались держать меня. – А что ты там делаешь?

– Вот это я и пытаюсь у вас узнать! Где я? И как тут оказался?

– Случайно, – протянула я, все ещё прижимая прозрачное непотребство к груди. – Совершенно случайно...

В голове судорожно сменялись схемы и выдержки из учебников для младшей божественной школы. Нужно срочно вытаскивать его оттуда, иначе, чую кое-чем дорогим, сделать этого потом не смогу. Ава, как ты умудрилась случайно провернуть трансформацию живой материи в полярность неживого потока с учётом реверсивного движения частиц этих самых потоков? Проще говоря, как удалось превратить противного, но живого человека в бестелесный дух?

– А, Бири? Ты можешь покинуть моё зеркало? Выйти сюда? – я помахала перед собой рукой, но осторожно. Нечего ему на меня смотреть.

Он нахмурился, постучал в зеркало, потёр его, зачем-то подышал. Протёр его снова, потому что зеркало запотело и, наконец, пнул его ногой. По комнате пошёл мелодичный звон, а я чуть было не взвыла, будто самая настоящая банши. Или богиня Любви в тот момент, когда я совершенно случайно разбила её бутылек с амброзией.

Ава, она точно тебя прокляла! Точно!

Я заперла Биридуса в непространстве зеркал, а что может быть хуже этого? Теперь все узнают, кто я на самом деле, мне придётся бежать из замка, скрываться... Любовь найдёт меня и накажет. Как не знаю, но подозреваю, что ближайшие пару сотен лет мне будет крайне неприятно сидеть, стоять и смеяться. Если выживу, в чем тоже есть маленькие такие сомнения.

– Я не могу покинуть зеркало, – хмуро сообщил Бири то, что я и так уже поняла. – Освободите меня.

– Не могу-у-у, – откинувшись на мягкую постельку, провыла я. – Это случайно! А все, что я делаю случайно, исправить практически невозможно!

– Так, значит, вы, госпожа Ава, ведьма? – разъярился он.

– Да какая я ведьма? Так... Богиня...

– Что? – заревел он.

– Что-что? Богиня, говорю! Аварес-Катея, богиня катастроф и стихийных бедствий.

То, как он икнул, расслышала даже сквозь зеркало. Испугался бедолага. Сильно испугался, ничего не скажешь.

– И это ваш истинный облик? – совсем тихо, будто мышонок, пробормотал он.

– Истинный? Нет, что ты... Так, парадно-выходной, то есть для путешествий на людские земли... Не перебивай! Бири, я думаю, как тебе помочь.

– Вы сказали, что это невозможно, – а он быстро пришёл в себя, и в голос даже вернулась былая рассудительность.

– Невозможно, – согласилась с ним. – И что мне теперь делать? Ты же всем расскажешь, что я на самом деле никакая не Ава, на меня начнут охоту и все, я в запретных списках всех человеческих королевств. Где это слыхано, чтобы богиня чуть ли не поломойкой была? Моя репутация...

– У вас была репутация? – вклинился он.

– В смысле «была»? – враждебно воззрилась на него.

– Есть. У вас есть репутация? – тут же поправился, не пытаясь со мной спорить.

– Да! И она, моя репутация, загублена! Всё, что остаётся, бежать. А я не могу так поступить с Берни! Как же все эти невесты? Он без меня не справится!

– Шутите, госпожа Ава? – хм, а Биридус, вроде бы, освоился, перестал по стеклу стучать. – Кому я могу в этом виде на глаза показаться? Даже его Темнейшество решит, что я достоин изгнания в преисподнюю. Вы понимаете, госпожа Ава, что ваши страдания ничтожны? Вы разрушили мою жизнь!

Я аж задохнулась от подобной наглости. Я тут, понимаешь ли, раскрываю ему свою душу, а этот чёрствый сморчок думает только о своей жалкой жизни. Вот же... Биридус!

– Да было бы что разрушать, – зло прищурилась я и приблизилась зеркалу, провела по нему рукой.

Почему-то Бири в отражении вздрогнул и попытался отстраниться. То-то же! Бойся Аварес-Катеи в гневе. Живым пока никто не уходил. Или здоровым. Скорее, живым, здоровым и без телесных и психических повреждений.

– Перед тобой богиня, Бири, – прошипела я, пытаясь скопировать мою кузину, ту ещё земноводную гадину. – И твоя жизнь – в моих руках.

– Да в каких в твоих руках-то, криворукое ты чудище? – взвился старый перечник, потеряв всяческий страх.

Я чуть не присвистнула от подобной наглости. Я в восхищении! Вот это экземплярчик! Надо обязательно показать его сестре, она любит таких человечков. А пока... Надо привести его в божеский вид.

Я положила ладони на поверхность зеркала и напрягла память, пытаясь вспомнить заклинание, которое использовал мой дядя. Тогда кто-то из его детей зацепил смертного, весьма и весьма достойного, и дядюшка решил, что негоже такому самородку сгинуть в мир мёртвых. Ну и... Намагичил.



Евгения Решетова, Таисия Васнецова

Отредактировано: 13.05.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться