Морриган. Отраженье кривых зеркал

Font size: - +

Глава четвертая

За прошедшую ночь Морриган так и не смогла сомкнуть глаз – до рези в глазах вглядывалась в сферу с душой Рианнон. Ей даже удалось установить некую ментальную связь с ней и увидеть воспоминания сестры – но, увы, совершенно не те, что были нужны ей на самом деле. Яркие обрывки прошлого – когда их мать была еще жива, когда их жизнь казалась такой размеренной и умиротворенной, и была расписана на года вперед. Впрочем, это ощущение было обманчивым – трудно назвать жизнь предсказуемой, когда ты – дитя легендарной Бадб, Черной Леди – или же Черной Ведьмы, как называли ее те, кто не боялся сказать правду ей в лицо. А плохое о ней страшились говорить даже шепотом, ведь всем известно – и у стен есть уши. И Бадб Блэр, как никто другой, умела распознавать голоса стен.

Сжимая в руках сферу, Морриган предавалась воспоминаниям, которые внушала ей энергия Рианнон. Вот только в них не было ничего о том, кто заключил ее в зеркало.

Ей не хотелось призывать на помощь Ника, но иного выхода не было. Как любая ведьма, всесильной она не была, и исчерпала все свои умения, пытаясь разгадать загадку исчезновения сестры. Морриган надеялась, что связи Ника в Департаменте полиции помогут им обеим.

Но бывший Охотник ее разочаровал. Эксперты не сумели определить по спектрографиям вид чар, что Морриган, как раз таки, совсем не удивило – если за годы странствий по стране она не видела ничего подобного, то как полицейские, просиживающие штаны в своем уютном офисе, могли знать больше нее? След был оборван и вел в никуда. Соседи, доложившие полицейским о крике, не видели ни до, ни после этого ничего подозрительного.

У них не было ни единой зацепки… кроме души Рианнон. По мере того, как Морриган рассказывала Нику о проведенном в квартире сестры обряде, его лицо вытягивалось все больше.

– Подожди… ты хочешь сказать, что вот здесь находится душа Рианнон? – изумленно проговорил он, указывая на лежащую на столе сферу.

Ник смотрел на Морриган с сочувствием, и это безумно ее злило. Хотелось закричать: «моя сестра не мертва, пока ее душа находится в моих ладонях!»

– Верно, – сухо сказала она. – А теперь мне нужно отыскать ее тело.

– Морриган, я разослал ориентировку агентам и патрульным, спектрография Риан встроена в каждый портал в Кенгьюбери. Если она в городе – ее найдут. Но…

– Она не мертва, Ник, – не выдержала Морриган. – Пока я не увижу ее бездыханное тело, моя сестра жива. И точка.

– Но… Ты… Прости, но в этой сфере – ее душа. Ее мысли, чувства, воспоминания. Значит, в ее теле не осталось ничего из этого.

– Ты не понимаешь очевидных вещей, – резко бросила Морриган. Быть может, даже чересчур резко. Но ее выводил из себя тон Ника, сочувствие и печаль в его взгляде, его жалящие слова. Он говорил и вел себя так, будто Рианнон уже не было в живых. А это неправда.

– Может, это оттого, что ты никогда не рассказывала мне о своем ремесле? – холодно спросил Ник. – Всегда отмахивалась, когда я лез к тебе с расспросами, лишь говоря, что я, не колдун, не пойму твоих чар и манипуляций? Быть может, если бы ты с той же охотой открывала мне свою душу, как обнажала тело, я бы понимал больше? И не выглядел сейчас перед тобой идиотом, изо всех сил пытаясь понять, как человека с вынутой душой можно считать живым и невредимым?

Морриган будто окатило ледяной волной. На смену ей пришла огненная – ярость, поднявшаяся изнутри, с глубин ее души – как верно заметил Николас, всегда скрытой от глаз посторонних. Врагов, друзей, любовников – не все ли равно?

– Во-первых, «человек с вынутой душой» – моя сестра, Рианнон Блэр, и не смей ее обезличивать, – процедила она, сощурив глаза. – Во-вторых, я не говорила, что она невредима, но это не значит, что я должна перестать лезть из кожи вон, чтобы ее найти. В-третьих…

Морриган заготовила длинную обличительную речь, в котором слово «идиот» произносилось неоднократно и с заметной долей экспрессии, но произнести ее не дали. Помешал медальон на груди Николаса, внезапно загоревшийся красным.

Инспектор не стал уходить в другую комнату, а тут же активировал медальон – простой, без изысков, невзрачный на фоне золотого медальона Морриган, украшенного капельками-рубинами, – зажав его в ладони. Перед ним тут же выросла прозрачная стена, по другую сторону которой находился молодой гладковыбритый паренек с темными глазами.

– Сэр, пришло сообщение по вашему последнему запросу «РБ1».

Морриган резко вскинула голову. «РБ» в коде запроса, очевидно, обозначало «Рианнон Блэр», а 1 – степень приоритетности запроса, некий маячок для младших агентов, собирающих для инспекторов информацию по тому или иному делу. Приятно, что Ник присвоил делу об исчезновении ее сестры – не убийству и не нападению на политическую элиту – самый высокий статус. Впрочем, Морриган разочаровалась бы в нем, поступи он иначе.

– Сэр, в Восточном квартале обнаружено тело девушки, предположительно принадлежащее Рианнон Блэр.

Морриган резко выдохнула. Взглянула на Ника. Инспектор, уточнив информацию и коротко поблагодарив агента, деактивировал медальон – тот вновь стал пластиной серебристо-платинового оттенка. Взглянул на Морриган:

– Идешь?

– Спрашиваешь? – парировала она.

Было совершенно неподходящее время для препирательств, и Морриган прекрасно это понимала. Но сгустившееся внутри нее напряжение давило, требовало выхода – хотя бы в виде мимолетной вспышки раздражения. Лицо Ника же осталось невозмутимым – кажется, за годы их знакомства он успел привыкнуть к тому, что легко и просто с ней не было никогда.



Кармаль Герцен

Edited: 01.02.2018

Add to Library


Complain