Моя манящая темнота

Размер шрифта: - +

Глава 38. Эл

 

Элеветта плакала так долго, что в зеркале ванной себя едва узнала. Нос распух. Глаза как у больного кролика-альбиноса. Губы и те искусала до крови.

С мокрых волос на пол текла вода. Сотовый телефон звонил не переставая. Но Эл ни на что не обращала внимания. Она заглянула в холодильник и нашла в нём только бутылку апельсинового сока.

— Значит, ты и будешь моим завтраком, — обратилась она к сочному оранжевому апельсину на этикетке. И отхлёбывая сок прямо с горла, завалилась на кровать.

Эл уехала из особняка сразу, как только за Марселем растаял дымный след. На самом деле она мечтала его догнать. Или застать дома. И пока водитель запрашивал его адрес, пока они добирались, Элеветта ещё держалась. Но, когда поняла, что домой он не возвращался и, возможно, вообще уехал из города в неизвестном направлении подальше от неё, расплакалась прямо в машине.

И она тоже решила не возвращаться домой. Поехала к себе в квартиру. И с мамой, которая названивала ей беспрерывно второй час, разговаривать не хотела. И видеть их всех — тоже.

Ей было глубоко всё равно, чем там завершился этот вечер её помолвки. Как они объясняли её странное поведение гостям, чем будут прикрывать её побег, как отнёсся к её поступку новоявленный жених. Всё — ровно.

Она разбила Марселю сердце. Он никогда её не простит.

И слёзы хлынули из глаз снова.

Она и успокоиться толком не успела, когда раздался звонок в дверь.

Эл схватила надрывающийся телефон.

— Мама, я не открою тебе дверь, можешь не трезвонить! — рявкнула она в трубку и отшвырнула её на кровать, чтобы не слышать ставший ненавистный материн голос. Почему-то именно на неё она была зла больше всего.

— Это не я, Эл, не я, — донесло из складок одеяла. Мимо клавиши «отбой» Эл явно промазала. — Твой Марсель вернулся, я отправила его к тебе.

И пока Эл вытаскивала телефон, пока переспрашивала, правильно ли она поняла, звонки в дверь стихли. И в этой оглушающей тишине — звук удаляющихся шагов на лестнице.

— Марс! — Элеветта распахнула дверь и побежала босиком вниз по ледяным ступеням. — Марсель!

И он услышал её.

Где-то на пролёте второго этажа они и встретились. Его руки и её оглушающая тоска. Его губы и её опухшее лицо. Его костюм и её мокрые волосы.

Марс так и принёс Эл в квартиру на руках. Так и целовал, прижимая спиной к стене. И входная дверь, которую он пнул, закрылась с громким щелчком.

— Прости меня, — шептал он, покрывая её лицо поцелуями. — Я должен был тебя выслушать.

— Нет, это ты прости меня, если бы я всё объяснила тебе раньше.

— У тебя не было возможности, я знаю.

— У тебя тоже — не было.

Надо было остановиться, пока они не зашли слишком далеко. Но для Марса у Элеветты не было понятия «слишком». Марсу можно было всё. Только Марс не позволил себе этим воспользоваться. Тяжело дыша, он отстранился.

— Нам надо поговорить.

— Да, — так же с придыханием ответила Эл.

— Или потом? — посмотрел он на неё пытливо.

— Потом, Марс, — провела она ладонями по его груди. — Всё — потом.

Сложной траекторией они двигались из прихожей в комнату, оставляя на полу брошенные вещи.

Раньше Эл стеснялась своей неопытности, но в руках Марселя она просто забыла об этом. Её тело откликалось само на его ласки, прикосновения и поцелуи.

Раньше Эл казалось, что она будет смущаться от вида обнажённого мужского тела. Но сейчас стонала в голос, выгибалась и ничего не хотела сильнее, чтобы он взял её сейчас. Захватил, принудил, покорил.

— Нам нужна вода, — опомнилась она в последний момент.

— Ничего со мной не случится, — ответил Марс и вошёл одним резким толчком.

Нет, даже не боль, а словно мощная волна энергии заставила её выгнуться, вскрикнуть и свести ноги.

— Тихо, тихо, тихо, — зашептал он, покрывая её лицо поцелуями, но, продолжая осторожно двигаться, слегка наращивая темп.

Внизу живота становилось всё горячее и горячее, и Эл сама стала подстраиваться под движения Марселя — так безумно ей нравилось чувствовать его в себе. Так мучительно накатывало какое-то нестерпимое блаженство, так невыносимо она его любила.

Она услышала свой крик, хриплый, сдавленный, протяжный. Почувствовала судорогу, что пронзила её тело на пике неземного, неожиданного удовольствия. Увидела зелёную вспышку. Или красную? Или это уже у неё в глазах? Вспышка прошла электрическим разрядом по их телам, искрясь и сверкая. Эл и сама зажмурилась от неожиданности, а когда Марс придавил её сверху всей тяжестью своего мускулистого тела, даже испугалась.

— Марс? — тихо позвала Эл, скользя рукой по его мокрой спине.



Елена Лабрус

Отредактировано: 08.10.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться