На моей планете сегодня дождливо

Размер шрифта: - +

=== Глава 10 ===

Утром мы идем на овраг. Он сразу обнимает меня сзади и шагает так вместе со мной. Объясняет, что нужно делать, если снова начну задыхаться. Мне страшно, но контроль над собой не теряю. Еще через три дня я уже могу даже заглянуть вниз — сердце по-прежнему тягостно сжимается, но теперь я вижу всю свою панику со стороны, и не нахожу для нее достаточных причин. Наверное, уже завтра я спокойно смогу прийти сюда и без него, но лучше все-таки с ним. К его присутствию в моем доме привыкать не приходится, я только тихо радуюсь, что он каждый день приходит, чтобы остаться.

С понедельника возвращаюсь в институт. По утрам мы едем вместе — он закидывает меня в универ, а потом отправляется на работу. После занятий почти ежедневно пьем гляссе с Аленкой и Денисом в кофейне неподалеку. Денис теперь постоянно предлагает это сам, что уже даже стало традицией. Часто к нам присоединяется Слава или кто-то еще из многочисленных друзей Дениса.

Но сегодня мы только втроем. Я не чувствую себя третьей лишней в их обществе — у них отношения так и не перевалили за рамки дружбы. Иногда меня одолевает смутная тоска, особенно, когда Денис отвлекается на что-то: смеется или с упоением рассказывает очередную историю. Он всегда остроумен и очень легок в общении. Любое его плохое настроение не выдерживает и десяти минут. Сейчас Аленка с Денисом обсуждают последний фильм, на который мы ходили вчера. Они уже даже фразы друг за другом договаривают… Смотреть тошно! Я уже готова остальным предложить тотализатор, втайне от этой парочки, — кого же из них прорвет первым? Кто из них наконец-то заметит, что им можно не только дружить, кто сделает первый шаг? Я бы поставила на Дениса.

Им настолько понравился вчерашний фильм, что они решают и сегодня на него сходить. Я же отказываюсь присоединиться. Часов в восемь приедет Рома — он всегда приезжает примерно в это время. Надо успеть что-то приготовить. Кажется, он не в восторге от моих кулинарных талантов, но ни разу не пожаловался. Мы сядем с ним за стол, возможно, он попросит добавки, хоть редко это делает. И будет задавать вопросы о том, чем я сегодня занималась, а потом отвечать на мои вопросы. Я уже многих его друзей и коллег знаю с его слов, а не из его мыслей. Только Алина ни разу в наших разговорах не всплывает. Я почти уверена, что он избегает упоминаний о ней осознанно, но уж не знаю почему.

В нашей компании до сегодняшнего дня ни разу не поднималась тема о наших странных с ним отношениях: все знают, что он каждую ночь проводит у меня, и все видели мою панику тогда, кроме Дениса с Аленкой — но и им, конечно, обо всем поведали с красочными иллюстрациями. Сейчас Денис наконец-то решается спросить об этом. Брат-то ему точно ничего не рассказывает — из того невозможно что-то вытрясти.

— Привет Ромке передавай, — Денис улыбается. — Как там ваша семейная жизнь?

— Ничего общего с семейной жизнью! — отвечаю я. — У нас не так все.

Теперь уже и Аленка смотрит с крайним интересом. Приходится хоть что-то сказать:

— Он… как бы это выразиться… мой личный сорт… нафталина? — теряюсь, ищу поддержки у Аленки, которая в кинематографе более сведуща.

— Героина, — подсказывает она со смехом. Я киваю — точно, героина же.

— Поня-я-ятно, — тянет Денис, хотя я, вроде бы, ничего и не объяснила. Он ставит локти на стол и складывает руки, чтобы опустить на них подбородок. — Вообще, я очень рад… и за тебя, и за твой героин. Правда, — он улыбается шире. — Кира, ты классная! Признаюсь даже, что когда-то и сам думал за тобой приударить! Хорошо, что я этого не сделал, сейчас неудобно бы получилось.

Искренне смеюсь ему в ответ. Я отвыкаю от него, раз могу так честно сейчас смеяться.

Рома сегодня выглядит еще более уставшим. Он в последние дни спит так же плохо, как я — хорошо. Понимаю с ужасом, что долго так продолжаться не может. Да и не нужен мне уже присмотр — я держу его рядом по привычке, просто потому, что мне так уютнее.

И конечно, через неделю ожидаемая катастрофа наконец-то врывается в наш мирок на двоих.

— Сегодня с тобой Алена останется, хорошо? — говорит Рома, когда мы собираемся утром по уже привычному ритуалу.

— Нет! — я отвечаю порывисто, но пытаюсь сгладить первоначальную реакцию вопросом: — Почему?

— Кира, у меня и своя жизнь имеется, — он помогает мне надеть куртку, после чего я снова поворачиваюсь к нему.

— Какая? — просто не могу заткнуться! Это выше моих сил! Ну что у него может быть важнее, чем я?

— Мне нужно к девушке своей заглянуть. Она будет неприятно удивлена, что я каждую ночь провожу в твоей постели.



Оксана Алексеева

Отредактировано: 10.04.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться