Наследница престола

Размер шрифта: - +

ГЛАВА 33

Генка и Марина вывалились из Перехода очень удачно — прямо в атмосферу Келеры, километрах в шести от поверхности… Генка не сразу понял, где он: вокруг — сероватый ватный туман, в который он стремительно проваливался; вверху — та же белесая серость. Только внизу туман временами разрывался, и в прорехи было видно что-то далекое и темное с извилистыми блестками.

— Гена, включай парашют! — послышался в шлеме встревоженный голос Марины.

Генка завертел головой. Чуть левее и выше сквозь рвань облака скользила фигура в скафандре. То, что вокруг — облака, через которые они падают на Келеру, Генка уже догадался.

— Парашют, парашют… — забормотал он, вспоминая инструкции принцессы. — А как? — В голове крутилось почему-то лишь вычитанное из книг и увиденное в кинофильмах действие, когда парашютисты дергают за кольцо. У скафандра никакого кольца не было.

— Желтые круги! По бокам бедер! Прижми к ним ладони! Крепче! — крикнула девушка.

Точно! Генка вспомнил, что об этом ему вскользь говорила Марина. Ведь они ожидали, что вынырнут в космосе…

Генка прижал к бедрам руки. Туман в двух-трех метрах под ним стал будто бы раздвигаться большим скользящим диском. Но скорость падения отчего-то не снизилась — ну, разве что совсем чуть-чуть. Так можно и всмятку разбиться!

— У меня парашют неисправен! — нервно хихикнул Генка.

— Подогни колени! — Голос Марины был по-прежнему рядом, но самой девушки Генка не видел — видимо, она притормозила падение и осталась выше, в облаке. —

Чем сильнее согнешь, тем больше затормозишь, и наоборот.

Генка поджал ноги. Падение почти прекратилось. Тут же с ним поравнялась Марина. Улыбнулась через стекло шлема:

— Ну как?

— Круто! — воспользовался Генка лексиконом сестры.

— Смотри по сторонам, — сказала Марина. — Здесь воздушное движение — ого-го!

— Что же мы увидим тут?

— А обзор у тебя включен? Я же показывала! Генка чертыхнулся: принцесса и впрямь говорила об устройстве внешнего обзора — что-то вроде земной РЛС в миниатюре, только намного мощней… Он нашел нужную панель и приложил палец. На стекле шлема появилось сразу несколько движущихся, точек разной величины и яркости. Картинка была трехмерной, но Генка все равно не смог сообразить, далеко ли он от этих точек и пересекутся ли их курсы. Вдруг одна из точек запульсировала, замигала, стала ярко-желтой и принялась противно пищать.

— Разогни ноги! — В голосе Марины не было паники — лишь чуть заметная дрожь.

Генка распрямил ноги и провалился вниз. Через пять-шесть секунд бледная пелена над головой, куда как раз глянул Генка, на мгновение потемнела и разорвалась клубящейся спиралью.

— Вот так-то, — сказала Марина. — Будь внимательней.

Генке еще пару раз пришлось ускоряться и один раз тормозить, чтобы разминуться с келеранскими аппаратами… Наконец ноги коснулись земли. Марина уже поджидала его, отстегивая шлем.

Генка глянул на всякий случай состав атмосферы, высветившийся перед глазами. Почти земной воздух, только азота меньше, а инертных газов — небольшой излишек. Насколько это опасно, Генка не знал, но был уверен: если что не так — Марина бы давно подсказала. Он тоже снял шлем.

Воздух показался сладким после синтезированного скафандром состава. А вокруг — красотища! Почти земные луга, холмы, перелески, голубеющая невдалеке речка, бегущие в вышине плотные облака, в которых он только что побывал… Удивительно похоже на Землю, а еще больше на Генну — там, где вынырнули они с Мариной в первый раз.

— Это точно Келера? — спросил Генка с сомнением. — Не Генна?

Марина нахмурилась, соображая, но тут же замотала головой:

— Нет, что ты! Видел же, сколько здесь в небе всего летает. А на Генне только наши звездолеты раз в месяц появляются.

— Ну, может, это Земля? — сказал Генка и сразу сам себя опроверг: — Нет, на Земле воздух другой… И цветы…

Он нагнулся и сорвал необычный цветок — расширяющийся вверх полый желто-коричневый стебель без листьев с разрезанной на пурпурные лепестки верхней кромкой. Как мороженое в вафельном конусе, когда сам молочный шарик уже съеден…

— Это тебе, — сказал Генка и протянул цветок Марине.

— Зачем? — удивилась та.

— У нас принято дарить любимой девушке цветы.

— Но их вон сколько! — повела Марина рукой. — И что мне делать с ним?

— Эх ты, практичная моя, — полушутя вздохнул Генка. — Трудно за тобой ухаживать!

— Ладно, давай! — Марина прочла что-то в Генкином взгляде. Скафандр она уже сняла и была в джинсах, майке, в любимых тапочках с помпончиками и ковбойской шляпе. Цветок она воткнула за украшавшую ее броский головной убор ленту.

Генка счастливо улыбнулся. Потом тоже быстро избавился от скафандра и сложил его надлежащим образом. Поправил рюкзак с вещами, на грудь приторочил упакованный скафандр и стал похож на двугорбого верблюда-мутанта. Впрочем, Генка уже привык к тяготам и лишениям походной жизни, поэтому на судьбу не жаловался, а перешел к более практичным вопросам:

— И куда мы теперь?

— Надо город какой-нибудь найти и транспорт до космодрома.

Генка закрутил головой. Вдалеке матово белели купола, очень напоминавшие сооружения вокруг земных аэродромов. Между холмов блестела нить — возможно, дорога, скорее всего, железная — убегая к белым строениям…

Вдруг прямо над головой просвистел серебристый снаряд летательного аппарата — так низко, что Генка даже присел, — и устремился к куполам. Тут же в небе раздался мощный гул, и из облаков прямо на белеющие у горизонта шары и полушария стала опускаться огромная каракатица, переливающаяся огнями.



Андрей Буторин

Отредактировано: 25.05.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться