Наследница престола

Размер шрифта: - +

ГЛАВА 45

Аггин решил отвезти принцессу в свою резиденцию и не спускать с нее глаз, пока не утрясутся окончательно все вопросы по свадьбе. Или пока не найдется настоящая принцесса… Вождь скрипнул зубами: держать наследницу престола буквально в руках — и упустить! Какая досадная оплошность! Не оплошность даже — преступление! Соверши его любой, а не он сам — не сносить бы тому головы. А так… остается винить непутевого сына да надеяться, что не все еще потеряно. Турины, конечно, с заданием не справились. Хотя… Возможно, объявившаяся наследница — дело их рук? Появятся — надо выяснить. Если появятся… Пока же надо постараться сберечь то, что уже в руках.

Марронодарра — хоть и не наследница престола, но тоже принцесса. О том, что у нее есть сестра, знают немногие. Может, и сам Император не знает об этом! Так что будем пока вести прежнюю партию. Заодно и время потянем…

Аггин невольно сжал локоть принцессы крепче — будто испугавшись, что и она упорхнет в синее небо… Не успел он подвести девушку к глайдеру, как заработал приемопередатчик. Докладывал сам министр обороны:

— Мой Вождь, чрезвычайное сообщение Внешнего оборонительного круга! К Анамаде приближается крейсер «Ярость»!

— «Ярость»? Разве он не…

— Никак нет! Это «Ярость», в полной боеготовности!

— С крейсером связались?

— Так точно! Неизвестный экипаж. На все запросы отвечает, что выполняет важную миссию Вождя. Они намерены вести переговоры только лично с вами, мой Вождь!

— Вот как?

Аггин задумался. Кроме Туриных, никто так ответить не мог… Неужели повезло?.. Министру он скомандовал:

— Немедленно пропустить крейсер! Никаких препятствий не чинить! Два… нет — четыре корабля сопровождения до самой Анамады! Дать разрешение к посадке на мой личный космодром! Докладывать без промедления о ходе операции!

Как ни тихо говорил Аггин, Марронодарра слышала его ответы и кое о чем догадалась. «Ярость»!.. Этот корабль она запомнила!

Аггин увидел, что принцесса прислушивается к разговору. Он снова увлекся и разговаривал вслух! Столько ошибок сразу… Вождь собирался как-то объяснить происходящее Марронодарре, но на связь вновь вышел министр обороны:

— Мой Вождь! Экипаж «Ярости» отказывается от сопровождения! Напротив, они требуют убрать все корабли заграждения с этого участка как можно дальше, увести из зоны действия орудий… Передают, что иначе никакого разговора не будет.

Аггин скрипнул зубами и — уже мысленно — сказал:

— Выполняйте их требования! Уберите корабли.

— Но…

— Никаких «но»! Убрать, я сказал! И никакой самодеятельности, никакой подстраховки! Беру всю ответственность на себя. Разрешаю записать это, если сильно боитесь. Хотя вы и так ведь все записываете.

— Мой Вождь… — обиженно начал министр, но Аггин прервал его:

— Молчать! Никаких посторонних разговоров! Выполняйте приказ! И смотрите мне: хоть что-нибудь сделаете по-своему…

— Никак нет! То есть, так точно!.. Я имею в виду… — Министр обороны совсем запутался.

— Я понял, что вы имеете в виду. Да, самое главное: операция' повышенной секретности! Взять подписку о неразглашении со всех участников. За разглашение — высшая мера без суда! Выполняйте!

Последние слова разгоряченный Вождь снова выкрикнул вслух.

— Круто вы его! — усмехнулась Марронодарра, когда Аггин вновь повернул к ней лицо. — Может, и меня под расстрел — я ведь тоже кое-что слышала? Или как вы там казните провинившихся?

— Ваше высочество, это важное государственное дело. Поскольку наши государства скоро будут друзьями, а вы — второе лицо Империи, какие от вас могут быть секреты? — Вождь слащаво улыбнулся. — Давайте пройдем в глайдер, отправимся в мою резиденцию, подождем там гостей, и вы сами все услышите из первых уст!

Аггин очень надеялся, что Турины расскажут все о наследнице, — а может, и привезут ее! Для принцессы их слова будут звучать куда достоверней, чем его. Вот только и впрямь знать она будет слишком много… А не все ли равно, если найдется истинная наследница престола? Об этом и так все скоро узнают! От него самого.

Но никуда улететь Вождь с принцессой не успели. Только они сели в глайдер, как небо прочертила яркая звездочка, ставшая при ближайшем рассмотрении шлюпкой анамадянского крейсера. Стреловидное судно опустилось рядом с глайдером Аггина. При желании можно было даже перепрыгнуть из люка в люк. Впрочем, делать это не пришлось: люк крейсерской шлюпки раскрылся и из него вышли Евгения Турина и… Генка!

Марина ахнула и выпрыгнула из глайдера. Бросившись на шею любимого, она, не обращая внимания на Еггенодарру и спустившегося на землю Аггина, принялась целовать его, приговаривая:

— Миленький мой, родной! Жив, жив!

Аггин деликатно, но достаточно громко кашлянул. Принцесса опомнилась, оторвалась от Генки, не выпуская его руки из своей, и обратилась не к анамадянскому Вождю, а к стоявшей возле катера худенькой темноволосой джерроноррке.

— Здравствуйте! — сказала она по-русски. — Гена так много рассказывал о вас!

— Здравствуйте, ваше высочество, — по этикету церемонно поклонилась Ева. Затем, улыбнувшись, сказала, также по-русски: — Мне тоже рассказывал о вас сын. И весьма немало.

— Постойте! — подался вперед Аггин. — Прекратите переговариваться на этом языке! В конце концов, это просто неприлично!

— Простите… — Еггенодарра поклонилась и ему, хоть и не так почтительно, как принцессе, и перешла на джер, которым анамадянский Вождь владел превосходно. — Мы просто поздоровались. И перестаньте разговаривать в приказном тоне, пожалуйста. Это я собираюсь предъявить вам претензии!



Андрей Буторин

Отредактировано: 25.05.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться