Ненавижу эту роль (роль3)

57й день съемок, обновление от 16,03,2017

В комнате было пусто, она закрылась на ключ и достала ноутбук, проверила почту, скачала долгожданную Книгу на ноут и на телефон. Радостно подскакивая на каждом слове, написала Шарку письмо на пол-экрана о том, какой он замечательный, выключила компьютер и с трепетом открыла на телефоне первую страницу. Листы были пожелтевшие и кое-где мятые, а витиеватый почерк выдавал в авторе романтика середины прошлого века.

«Книга таинств искусства, писана адептом Мэттью Брауном со слов моего уважаемого учителя, Чарльза Брайана Дженкинса. 3 апреля 1938 года.»

«Нихрена себе, сколько ей лет! Совру Шарку, что мне это для друга, который учится на историка. Вряд ли он вникал в текст после такого заголовка.

Так, что здесь ещё есть?»

Введение, общие сведения о мире, строение человека, схема энергетических каналов... Стеф приложила нечеловеческое усилие и оторвалась от экрана.

«Это надо читать вдумчиво и неспеша, всё по порядку. Ночью займусь.»

Она сунула телефон в сумку и пошла на обед. Крис уже был там, мило болтал с Мари и Алексом, рядом с ним стоял заботливо приготовленный пустой стул, а на столе — лишняя порция. Увидев Стефани, он радостно замахал рукой:

- Ну наконец-то. Как репетиция?

- Как обычно, - хмуро поморщилась Стеф, блондин понимающе покачал головой и погладил её по колену, придвинул ей тарелку:

- Я же говорил тебе, что он псих. Легче два часа железо качать, чем десять минут с ним работать! Я вообще не понимаю, как в одного человека влазит столько самовлюблённости, самоуверенности и веры в собственную гениальность.

Мари смерила его недобрым взглядом и прохладно буркнула:

- Я тоже не понимаю. Бывают же такие.

Алекс напрягся и закашлялся, пряча глаза, Стефани укоризненно посмотрела на обоих и сделала вид, что ничего не слышала. Пожала плечами в ответ на непонимающий взгляд Криса, махнула рукой и изобразила сосредоточенное копание в тарелке. Остаток обеда прошёл под невидимым прессом непонятой шутки, Стеф вздохнула с облегчением, когда рыжая с парнем ушли работать. Крис проводил её до студии и стал целовать у самых дверей, она попыталась отстраниться, но резко дёрнулась от ударившей по глазам вспышки — их сфотографировали.

Довольная морда одного из операторов расплылась в улыбке:

- Отлично! Давайте внутри ещё пару кадров сделаем!---

Не успела Стефани открыть рот и возмутиться, как Крис уже тащил её в студию, она потерянно оглядывалась, ища у кого спросить обо всём этом безобразии, но увидела внутри ещё одного оператора с камерой, которому позировал у пульта Стивен.

«Понятно, спектакль для публики уже начался.»

Незнакомая дама в розовом костюме, представившаяся как «просто Эмили» решительно строила всех присутствующих и рассказывала, кому как стать, Криса через пару минут отпустили, Стеф начали снимать с Эвансом.

- Улыбайся, Стефани, смелее! - дама поправила ей волосы, положила руку Стивена на её талию. - Позитивнее, ребята! - она улыбнулась, камера опять защёлкала. - Всё, отлично. Теперь ещё пару кадров возле микрофонов и хватит. Пойдёмте все туда!

Толпа увлекла их за собой, Стеф вздохнула, поймала ободряющий взгляд Стивена и отвернулась, вышла в коридор. Их помучили ещё минут десять, потом фотограф ушёл, остался только оператор, снимающий непрерывно и молча.

Наконец показуха закончилась и началась запись, в тишине студии Стеф так отчётливо слышала дыхание Стивена, что невольно под него подстраивалась, ощущая какую-то странную близость. Музыка в наушниках качала всё тело, его голос пускал по коже дрожь, заставляя вспоминать тот вечер, когда он впервые поставил ей эту песню.

«Я уже всё сказал... Господи, это было неделю назад, а кажется, что сто лет прошло! Столько всего случилось. Почему мы так долго топтались на месте?»

Началась её партия, Стеф собралась и сосредоточилась, помня об обещании сделать всё идеально, не смотря ни на что.

«Ты говорил, что я должна сиять, а не скрипеть сжатой пружиной... но как я могу сиять, когда пою об этом? Сам бы попробовал.»

Но через минуту она поняла, что придраться в его исполнении не к чему — Эванс идеален. Он звучал так, как будто исполняет эту песню годами и настолько её изучил, что уже работает не над качеством звука, а над тонкостью эмоционального наполнения каждой строчки.

«Ничего удивительного, что ты тиранизируешь нашу «соломенную команду», друг мой. Ты отдаёшь музыке себя всего, добиваясь идеального результата, не жалея времени и сил — понятное дело, ты имеешь право требовать от остальных того же. Надеюсь, я тебя не разочарую.»

Песня закончилась, бородатый звукарь вопросительно посмотрел на Стивена, тот с каменным лицом буркнул в микрофон:

- Ещё раз.

Музыка заиграла опять, Стефани с затаённым страхом скосила глаза на парня, но он продолжал смотреть прямо перед собой, она прикусила губу и попыталась взять себя в руки.



Остин Марс

Отредактировано: 31.03.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться