Обратная сторона Вселенной: Галейма

Размер шрифта: - +

Глава 15

Глава 15 
К концу полета к межгалактической станции совета, в последние сутки, я старалась никому на глаза не показываться. Тем более – Калаю. Я не знаю, что со мной происходило. Если в самом начале он меня пугал, и я его опасалась, теперь же смущалась при виде его. И все это накладывалось поверх вселенской проблемы с Галеймой и этим типом Белояром. До сих пор мурашки бегут при воспоминании о нем. Эта сила... Как будто что-то проснулось во мне. И сидит так тихо-тихо, не выдавая своего присутствия. Возможно, не зря все так беспокоятся из-за этих детей? Ко всему этому еще где-то скрывается Макс. Уж не знаю, что хуже...  
Почти весь день я не выходила из комнаты. Ко мне явился Док с подносом еды, явно пытаясь разузнать подробности того, что было на складе. Эх, если бы он знал, что мы с Калаем втихаря можем переноситься в такие странные места, с ума бы сошел от предвкушения нового исследования.  
Вот и сейчас, уже за ужином, он сидел у меня и готовил к высадке. 
– Рия, когда ты встретишься с советом, не болтай ничего лишнего. Лучше вообще ничего не говори. Делай, что говорят, тогда есть шанс, что тебя не будут рассматривать, как угрозу. И вообще, слушай того, кто будет тебя провожать, – наставлял он, сидя за столом, я же по-турецки устроилась на кровати в обнимку с подушкой. 
– А они меня именно так и рассматривают? Как угрозу? – вяло спросила я.  
– Да... то есть, нет... Хотя, может, и да.  
В этот момент в дверь постучались, и мы переглянулись.  
– Ждешь гостей? – удивился он. 
– Сейчас посмотрим, кто это, – вскочила я с кровати и подошла к двери. Открыв ее, я встретилась взглядом с Калаем.  
– Можно? – помялся он в проеме.  
– Да, конечно, проходи, – я отошла я от двери и глянула удивленно на нашего ученого.  
– Калай, – кивнул ему док. 
– Ларгаззи, – ответил он.  
– Рия, я тут вспомнил, важные дела у меня, побегу, – засобирался наш лечащий врач. А я сделала страшные глаза, куда это он меня бросает наедине с Калаем! После переглядываний он все же удалился. Предатель, еще припомню ему, как бросать девушек в трудную минуту. 
– Садись. Будешь чего? – жестом я предложила Калаю устраиваться поудобнее, но он покачал головой. 
– Я быстро. Мы завтра вряд ли увидимся, а если и сможем, то не попрощаемся, – начал Калай, потирая рукой затылок. – Нам не дадут высаживаться вместе с тобой. Дали добро только одному члену экипажа сопровождать тебя.  
– Только один? – я расстроилась. Мне хотелось видеть знакомые лица, пока меня не заперли неизвестно где. – И кто это?  
– Пока не знаем, Рейнарг решает.  
– Это можешь быть ты? – теплилась у меня надежда. 
– Нет, – покачал он головой.  
– Ну, что ж. Хорошо, что сказал. 
– Поэтому я пришел тебе кое-что подарить, – начал он доставать что-то из кармана куртки. 
Подарок? От Калая?  
– Вот, держи, – протянул он мне что-то миниатюрное в своей большой ладони, – это музыкальный плеер, – пояснил он.  
– Да? – взяла я подарок. Он кардинально отличался от наших земных. – А как им пользоваться?    
– Давай, помогу. – Калай взял его аккуратно, заправил прядь волос мне за ухо и прикрепил этот плеер на ухо, как серьгу. В этот момент я ощутила его дыхание на своем лице и, наверное, стала вся пунцовая.  
Он отошел и сделал какое-то манипуляции на коммуникаторе. И тут заиграла музыка. Я не знаю, как это работало, но музыка лилась в оба уха, с супер глубоким звуком. И все это без наушников! И что самое, наверное, помпезное, играли Linkin park. Калай провел рукой рядом с ухом, и музыка стала в разы тише, так, что мы могли общаться. 
– О, боже! Но как? Откуда? Это же наша земная музыка! – восхищенно приплясывала я. 
– Ну, пришлось свои ресурсы подключать, чтобы нашли все земные архивы, где была хоть какая-то музыка, – помялся Калай.  
А я не выдержала и крепко его стиснула в объятиях. Это то, чего мне сейчас не хватало. Что-то домашнее и родное.  
– Спасибо тебе большое! – пробормотала я ему в грудь. 
Он осторожно, не сразу, но погладил меня по голове и отстранился.  
– Ложись спать, завтра для всех тяжелый день, – сказал он и ушел.  
А я, смущенная своим порывом, плюхнулась на кровать и стала прослушивать до боли знакомые треки. 

И, правда, утро оказалось сумасшедшим. Все бегали и собирались к стыковке. Мы прилетели и стояли на готове в шлюзовом отсеке. Пожитков у меня не было, так что я забрала только плеер с коммуникатором. Одежду сказали не брать, все там получу. Ага, робу тюремную выдадут.  
Капитан давал распоряжения, Рейко и Док чуть ли не рыдали с горя. Калай ходил, как загнанный волк, в клетке. А я просто ждала.  
В провожающие вызвали Ганса. Почему его? Может, потому что нам удалось выжить вместе? Или он отличный дипломат? Он стоял при параде рядом со мной. Ганс покидал корабль и неизвестно было, навсегда или нет.  
Но размышлять было некогда.  
Стыковка произошла плавно, чуть накренив корабль. По их местным правилам, с боевого корабля мы могли сойти только вдвоем. Остальные не допускались – из-за риска мятежа.  
Ну, раз так боятся, видимо, был прецедент.  
– Пойдем, – сказал мне Ганс и отправился к шлюзу.  
Я вздохнула и нехотя пошла за ним. Никто другой даже не шевельнулся. Я обернулась и посмотрела на ребят. Все стояли по стойке смирно в ожидании команды, но все же Рейко поднял большой палец в приветственном жесте. Я улыбнулась и пошла за Гансом. Стыковочный шлюз был небольшим, и мы уже практически оказались на станции. У выхода нас ждала делегация в одинаковых мантиях. Расу их определить я не смогла, таких существ на корабле не было. Смотрели они безразличными взглядами. Выбритые на лысо, с татуировками на головах, которые замысловатыми фигурами и извилинами переходили на лица, они были спокойными и отрешенными.  
– Приветствуем вас, – отозвались они в унисон, когда мы подошли.  
В это время шлюз закрылся.  
– Следуйте за нами.  
Мы переглянулись с Гансом и двинулись по длинному коридору со стеклянными стенами, через которые видно было все корабли, которые приземлялись для стыковки. Я остановилась посмотреть. И вот наш корабль "Сергуни", он же "Быстрый", плавно отстыковался, пошел на разворот и вылет в гиперскачок. Мелькнул блик и корабль исчез. 
Они все же улетели. Они оставили меня тут. В жутком расстройстве я отошла от окна, и наша делегация проследовала дальше. 

Нас проводили в гостевую комнату и вежливо попросили ожидать, когда совет освободится. На этом наша делегация, откланявшись, удалилась, закрыв за собой дверь. И стоило ли нас такой толпой встречать? Я осмотрелась, комната была светлой и просторной, из обстановки – диваны и стол, на дальней стене – большое окно, на ней же проецировались разные внеземные пейзажи.  
Ганс, недолго думая, уселся на диван и жестом мне предложил сделать то же самое.  
– Садись, все равно ждать долго.  
– Почему? – мне казалось, что совет более заинтересован в моей персоне, но озвучивать эту мысль вслух не стала. Лишь уселась рядом с Гансом, подогнув по привычке ногу под себя. 
– Это такая тактика, выжидания. Показать, кто хозяин в доме, – пояснил он кратко. 
– А ты откуда знаешь это? – вопросительно глянула я на него. 
– Ну ... – он замялся. – Об этом все говорят.  
– И как долго ждать?  
Ганс молча пожал плечами и занялся коммуникатором. 
Я тоже посмотрела в свой, может, поискать информацию в сети. Но на удивление, связь тут не ловила. 
– Ганс, а тут нет сети? – поинтересовалась я, заглядывая ему под руку.  
– Нет. Для тебя нет, – он виновато пожал плечами, – так как ты, возможно, представляешь угрозу, совет отключил твой коммуникатор.  
– Вот гадство, – возмутилась я, – а тебе чего не выключили?  
– Ну, я же не дитя Галеймы, – подмигнул он мне. – На самом деле все гораздо проще. Потому что я действующий член экипажа "Сергуни", и здесь по приказу Рейнарга. В мою задачу входит сопровождать тебя везде и докладывать на корабль все, что будет с тобой происходить. 
– А со мной что-то будет? – спросила я, но он опять пожал плечами. 
– Посмотрим, никто пока не знает, как тебя будут проверять, ведь им никто еще из Галеймы живым не попадался.  
Я нахмурилась. Из меня, похоже, сделают подопытного кролика. Ганс заметил мою реакцию и неожиданно накрыл мою руку своей, крепко сжав ее.  
– Ты не переживай, я не дам тебя в обиду, – он улыбнулся мне и отпустил, опять занявшись коммуникатором.  
А я смутилась такому жесту и убрала свою руку подальше от его руки. Он странно себя ведет с того момента, как нас спасли. Вот сейчас что это было? Сиди теперь, ломай голову, как это понимать. Дружеский порыв? Но были ли мы друзьями? Сомневаюсь.  
– Ганс, а как выбирал Рейнарг, кого отправить со мной? – очень аккуратно спросила я и быстро добавила: – Ведь моему сопровождающему надо было бы покинуть корабль на неопределенное время. У вас был жребий?  
– Можно и так сказать, – ушел он от ответа и продолжил что-то писать в коммуникаторе, больше не обращая на меня внимания. 
Я сжала руку, еще ощущая на коже его прикосновение. Откинув эти мысли, встала с дивана и прошлась по периметру, осматривая каждый угол. Но тут меня остановил Ганс.  
– Так и будешь метаться?  
– Так и будешь сидеть безмятежно, будто ничего не происходит? – съязвила я.  
Он посмотрел на меня внимательно. Изучал. А я напряглась, про его расу ведь ничего еще не выяснила, а надо бы быть внимательнее. Может они вспыльчивые. Опять же, спасение не в счет, там была экстремальная ситуация. 
В этот момент дверь отварилась, и вошел один из представителей нашей делегации. Он молча пригласил идти за ним.  
– Ну вот, не так и долго ждали, – пробубнила я, проходя мимо Ганса. Он встал и пошел за мной, а я затылком чувствовала его взгляд. Надо быть осторожнее с ним.   
Мы шли по большим коридорам, я осматривалась. В целом кто-то хорошо постарался и украсил холодные серые стены разнообразными рисунками всякой флоры и фауны. На полу же и вовсе было что-то типа ковровой дорожки зеленого цвета. И она на удивление была чистой. Не видно даже пылинок. Все же, похоже, смогли что-то изобрести от пыли... 
Мы почти подошли к большой двери, но в этот момент Ганс взял меня за руку и вышел вперед.  
– Эй ... – хотела было возмутиться я, дернувшись. 
Он же повернулся ко мне и прошептал на ухо: 
– Говорить с советом буду я. Ты только слушай.  
Он стоял так близко, что я могла разглядеть его глаза. Оказывается, они у него голубые. Я как-то опешила от такой близости и опустила ресницы. 
– Это для твоей же безопасности. Поняла? – уточнил он. 
– Да, – ответила я и выдернула руку из его хватки. Он не обратил на это внимания или сделал вид, что не заметил, и пошел первый. За ним – я. Я понимала, что сейчас не тот момент, чтобы показывать свой характер, но очень уж хотелось возмутиться такому поведению. 
Ох, не знаю, как нам с ним сработаться. С Калаем и Рейко таких вот ситуаций не возникало. Даже когда Калай дотрагивался до меня, в его эмоциональных всплесках не было ощущения властности. А тут была. И меня это начало беспокоить. На планете я такого точно не наблюдала. На корабле – тоже. Но и пересекались мы редко. Я так переживала, как бы мне не столкнуться с Калаем, что никого вокруг и не замечала, а видимо, стоило.  
Большая дверь распахнулась перед нами, и мы вошли в огромный зал с высокими потолками из стекла – было видно все космическое пространство. Я охнула, глядя наверх. Это действительно было стоящее зрелище. Было видно часть этой станции, она оказалась огромной. Но чтобы совсем не показаться дикарем, я отвела взгляд и выглянула из-за плеча Ганса. 
Мы встали в центре этой комнаты, а впереди, за большим полукруглым столом, сидели всего три сморщенных старичка неопределенной расы. Были они все в таких же местных мантиях и тихо переговаривались между собой, не обращая на нас никакого внимания. Ганс тоже стоял молча. Принято у них, что ли, игнорировать друг друга.  
В этот момент ко мне подошли два охранника, стоявшие до этого у дверей, и заломили мне руки за спиной, так, что я упала на колени.  
– Эй, что вы делаете? – возмутилась я, но никто будто и не заметил происходящего. А охранники продолжали выламывать мне руки, прижимая к полу. Ох, как больно было, почему Ганс не вмешивается? Я подняла голову и посмотрела на его спину. Он даже не повернулся.  
Я не знаю, сколько меня так продержали, но, наконец, Ганс начал говорить. 
– Всеуважаемый совет, я приветствую вас от имени флотилии и корабля Сергуни. Перед вами стоит ваш презренный слуга Ганс де Лорэйн, из древнего рода представителей династии Загайнов...  
Ого, он, похоже, очень важная персона, древний род и все дела, раз так расшаркивается перед этими стариками. Презренный слуга. Скажет тоже. 
– А также выжившая землянка Риа Корнева... –  продолжал он. 
Обалдеть, даже фамилию мою знает. Хотя он как провожающий, конечно, должен.  
–  Единственное оставшееся в живых дитя Галеймы... – спокойно говорил меж тем Ганс. – Но как вы видите, она не сопротивляется, поэтому вопрос с родством Галеймы под большим вопросом.  
– Есть у нее родство или нет, мы определим сами, – отозвался крайний слева старик.  
– Ваше право, – кивнул Ганс и продолжил: – Мы всецело в вашей воле. Цену нахождения здесь принимаем, сообщите, что требуется от нас.  
Я взглянула на это деловое трио, они опять тихо перешептывались. Ганс молчал и ждал их решения. 
– Землянка будет подвержена исследованиям, которые подтвердят или опровергнут связь с Галеймой. От этого будет зависеть ее дальнейшая судьба, – сказал один из стариков 
– Ганс дэ Лорэйн, – обратился к нему второй старик. – Вы оба послужите на благо совета. Вам дадут доступ к капсулам землян. Разберитесь в их технологии и сообщите результаты. Даем вам три цикла. Если не справитесь, ты отправишься в изгнание на рудники Краббска. Землянка останется при совете для дальнейшего служения. 
Служения чему, извините? Похоже, у них действительно огромная власть вот так распоряжаться судьбами живых существ. Но капсулы? Те самые криокапсулы? Мои? Это, наверное, одна из лучших новостей! С помощью них можно будет найти бортовые журналы. Мы специально создавали возможность резервных копий. И вот этот случай представился! О да, ради этого я послужу совету. Я ухмыльнулась и посмотрела вновь на Ганса. Он-то мне как раз и поможет в этом деле.  
– Уводите их, – отозвался крайний старик.  
Мои руки моментально освободили, и я выпрямилась. В этот момент одним рывком Ганс поставил меня на ноги, я даже опомниться не успела.  
– Ваше расписание будет отправлено на коммуникатор, – отозвался один из охранников, обращаясь к Гансу, – с первым дозором вас будут ждать в лаборатории. Следуйте за мной.  
Вперед пошел мой презренный слуга, я опять молча поплелась позади.  
Коридорами нас довели до входной двери. Охранник дал Гансу что-то, похожее на ключ-карту, и оставил нас. Я посмотрела ему вслед. Все же странное поведение. Меня полностью игнорировал.  
– Рия, ты заходишь? – позвал меня Ганс. Он успел уже открыть дверь и вошел. 
– Это чья комната, твоя или моя? – спросила я его, заходя. 
– Это общая, – отозвался Ганс осматривая ее. 
Я тоже огляделась, здесь было скромно, но жить можно. Небольшая комната с отдельной ванной, и в центре одна большая кровать. Одна – ключевое слово. 
– В каком смысле общая? – уточнила я у Ганса, чтобы мы правильно поняли друг друга. 
– Общая как есть, – подошел он ко мне. – Тут с гостями не любят церемонится, либо принимайте как есть, либо улетайте со станции. Вот их основной лозунг. И нам придется делить эту комнату.  
– Ты знал, что так будет? – нахмурилась я.  
– Догадывался, – отпираться он не стал.  
– Как кровать делить будем?  
Он подошел к ней и прилег, примеряясь. Я же осталась у двери.  
– Да она большая, места двоим вполне хватит, – выдал он, – я буду спать справа. 
М-да. Ситуация немного выводила из себя. Я Гансу в этом ключе не доверяла, и спать рядом с ним точно не планировала. Да что уж, я и комнату с ним не думала делить. 
– Давай жребий кинем, кто спит на кровати, а кто на полу? – предложила я.  
– Зачем? – он приподнялся и взглянул на меня. 
– Ганс, уж не знаю, как принято у твоей расы, а у землян так нельзя. Негоже незамужней девушке делить одно ложе с парнями... это неправильно для меня, – пояснила я ему так, как любила говорить моя бабушка. Понятно, что многое со времен бабули изменилось, но знать ему об этом не обязательно. 
– Хорошо, тогда давай так – будем меняться ночами. Сегодня я на полу, завтра ты? – пошел он на компромисс. 
В целом это будет честно. Можно было бы порассуждать на тему, что мог бы и всецело мне уступить кровать, как настоящий мужчина, но... Я согласно кивнула. 
– А теперь, когда мы решили такие сложности, не хочешь ли прогуляться до своего корабля и капсул?  
От такого предложения у меня глаза загорелись.  
– Конечно, идем! – я готова была прыгать от радости. Это то, что мне нужно. Это частичка Земли, которая так необходима.  
Мы вышли из комнаты и направились в сторону шлюзов. 

 



Марьяна Чурсанова

Отредактировано: 06.03.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться