Оксюморон. Часть 2. Искушение

Размер шрифта: - +

Глава 7

Капли дождя ручьями стекали по стеклам, стучали по крыше. Сверкали молнии, разбивая небо на маленькие осколки. Густые, тяжелые, черные тучи почти всю ночь висели над Темптатом, и я, каждый раз поднимая взгляд ввысь, смотрела в бесконечность небес с каким-то непонятным страхом в груди…
После того, как ворота за нами закрыли, я почувствовала себя в клетке. С одной стороны, так оно и было, с другой - нет, и мы просто добрались до цели и теперь могли двигаться дальше. Тогда я еще не знала, что этот город был для нас тупиком, конечной остановкой, что дальше нам не дадут ступить и шагу…
Темптат любезно встретил нас, демонстрируя свое гостеприимство. Стражники покорно отворили ворота, хотя по правилам города никто не мог входить и выходить в ночное время суток. Для нас сделали исключение, что и не должно бы казаться удивительным, учитывая обстоятельства… Все в городе удивлялись, как это мы преодолели мост, и отмечали про себя: "К завтру, небось, совсем потонет. Придется после дождей строить новый". Через эту реку давно было пора перебросить новый мост - высокий, с крепкой основой. Но как бы строители ни старались, когда реку размывало (а иногда она даже затапливала близлежащий лес), все опоры летели к чертям и все приходилось делать заново. В итоге, чтобы лишний раз не тратиться, мост устанавливали самый простой, какой мог быть. Чтоб, так сказать, не жалко было.
Мы преодолели первую могучую стену города. Сразу за ней располагались принадлежащие государству дома. То были домики для военных, они длинной чередой выстроились вдоль стены стройным рядом. Некоторые из них (те, что были покрупнее) имели выходы к каменной высокой ограде. Здесь же располагалось четыре конюшни, в которых все должны были оставлять лошадей. В город можно было въезжать лишь повозкам с товарами, и то хозяева обязывались выполнять ряд требований. Во-первых, убирать за своими лошадьми и следить за их поведением. Во-вторых, ни в коем случае не катать желающих. В-третьих, запирать своих питомцев на ночь в небольшой конюшне, установленной в центре города специально для торговых лошадей (оттуда недалеко было до площадей, где располагались ярмарки). Над конюшней располагался постоялый двор, где можно было арендовать помещения для хранения товаров и для ночлега. Хотя раньше все эти удобства использовались чисто в военных целях.
Здесь же, в первом секторе Темптата, располагались общие конюшни. Они были огромны! Самая большая из них - в три яруса - примыкала к горе. Три других имели всего два этажа, но были длинными и вместительными. Хотя сейчас их нельзя было назвать таковыми. Нам явно не везло. Когда пришло время расположить лошадей, нам отказали сразу в двух конюшнях, и лишь в третьей мы нашли два свободных стойла. Пришлось тесниться (хотя, судя по всему, все размещенные здесь лошади стояли парами, а иногда даже тройками; все же так было дешевле, да и экономнее, ведь места явно не хватало). В городе было сейчас мало приезжих (тому причиной были затяжные дожди, что шли уже неделю). Ярмарочный сезон же открывался только где-то в начале августа. И даже так, стойл не хватало! Да уж, с конюшнями в этом городе были проблемы. В общем-то, предоставляемые в городе услуги не были рассчитаны на то число жителей, которое в нем проживало, не то что в Элемби! Но Темптату это можно было простить. Все-таки город строили не как центр торговли (с этой целью был построен как раз Элемби), а как военный лагерь для размещения войск.
Положение города было крайне выгодно. Здесь умещалось много народу, а значит, можно было расположить на границе с орлами целый гарнизон. За всю историю Темптата никто из нападавших не сумел сломить даже первую стену города. А ведь их был три. Город много раз осаждали, но запасы позволяли справиться с нуждой, а жители долго могли обходиться без земли и побеждали благодаря своей стойкости и мужеству.
Прямо за первой стеной располагались не только конюшни и домики для стражи. Были еще две школы и больница. С образованием в королевстве пум вообще было гораздо лучше, чем в других. Ведь только они, да еще, пожалуй, медведи, заботились об образовании своих граждан. Хотя, конечно, нельзя сказать, что людей неграмотных в Оксюмороне много. Наоборот, встречались они крайне редко. Дело в том, что после гражданской войны сто пятьдесят лет назад ведьмы настояли на создании школ. Но вот что будет дальше, вопрос не слишком обнадеживающий. После десятилетней войны с Колдуном все медленно приходит в запустение. Лишь пумы да медведи продолжают поддерживать образовательные учреждения. У волков с орлами вместо школ в основном либо частные учителя, как когда-то было у дворян и аристократии, либо традиционное домашнее обучение (когда мать передает знания дочери и так далее).
За второй стеной находился сам город, и тот сектор был самым обширным. Вообще Темптат находился на холме, был со всех сторон окружен горами и лишь с одной - рекой. Поэтому из первого сектора, где мы провели эту страшную ночь, можно было разглядеть горящие окна домов, расположенных за вторыми вратами. Гостиниц в городе не было. Многие люди зарабатывали тем, что сдавали комнаты. Только для торговцев предполагалось хоть как-то гарантированное жилье (тот самый постоялый двор, расположенный над конюшней в центре города).
Мы просидели в "полицейском участке" до самого рассвета. Нас долго опрашивали, хотя сначала, как только мы въехали на каменную площадку за воротами, к нам бросились, чтобы помочь стащить Богдана с лошади и положить его. Как они так быстро догадались, что он ранен, для меня оставалось загадкой. Один из стражников, что в эту ночь находился на посту, бросился за врачом, другой взглянул на Торговца и как будто узнал его (а может, мне это только показалось, потому что тот никак не отреагировал на этот взгляд).
-На нас напали какие-то разбойники в лесу! - пытаясь перекричать шумевший дождь, произнес старик громко. - Они осыпали нас стрелами. Нам удалось скрыться, но вот нашего друга серьезно ранили!
Стражник лишь коротко кивнул и попросил нас всех пройти внутрь помещения, чтобы подробней узнать о нападении. Я боялась, что нам не поверят. Но для таких случаев у меня оставался козырь в рукаве - я могла официально представиться им, и тогда они обязаны были мне не только поверить, но и помочь. Хотя я не очень-то хотела раскрывать свое положение. Ведь стражники могли узнать и Богдана, и Лео… И тогда уже могли поинтересоваться (что было бы правильно), почему такая, как я, возится с преступниками (а ведь мишка был заклятым врагом королевства пум). И правда! Почему я ошиваюсь с этими двумя?! Сколько бы раз я не задавала себе этот вопрос, не могла найти нужного ответа и просто убеждала себя в том, что они помогают мне найти Таниту…
Мы не оставляли Богдана одного вплоть до того момента, пока из одного из переулков, что окружали маленькие домики, не выскочил врач со стражником. Доктором оказался совсем молодой, лет восемнадцати, парень. Они шутят, что ли?! У него еще пух с лица не сошел, а он собирается залечивать такую серьезную рану?! Я не стала высказываться вслух, предположив, что это просто медбрат какой-нибудь, который прибежал оказать первую помощь, пока не прибудет главный врач. Парень кинулся к своему пациенту и, проверив сперва пульс, приподнял его рубашку. Затем, заметив окровавленную повязку, которую туго наложил Лео, попросил нож.
-Принесите носилки, - сказал он как бы мельком, не отрываясь от бинтов.
Нож быстро расправился с ними, и дождь стал смывать кровь с обнаженной кожи. Рана была разодрана из-за того, что Лео вытащил стрелу. В тот момент, когда при свете мерцающих факелов показалась окровавленная дыра, Юнера резко сжала мою руку, и я, наконец, обратила внимание на девушку. Она стояла рядом со мной, слегка нагнувшись вперед и сгорбив спину. Второй рукой она прикрывала рот и иногда закрывала глаза, плотно сжимая веки. Капли дождя уносили ее слезы точно так же, как смывали кровь с места ранения парня, что недвижно лежал перед нами. Струи дождя слепили ей волосы, и те напоминали длинные сосульки, прилипающие на лицо. Сыро. Мрачно. Страшно. Одежда каждого из нас вымокла до нитки, но никто уже давно не обращал на это внимания…
Вскоре принесли носилки. Двое стражников помогли положить на них Богдана, и его понесли прочь. За ними побежал и молодой врач, который успел чем-то смазать страшную рану и затянул ее вновь. Нас же попросили вновь пройти в помещение.
Мы сказали, что на нас напали, когда мы держали путь сюда. По сути, мы даже не соврали, лишь просто умолчали, что те пумы, которые окружили наше укрытие в лесу, уже давно были нашими врагами и преследовали нас. Одному из нападавших удалось уйти, но стражник не стал давать обещания, что найдет его (хотя бы потому, что, похоже, завтра из города нельзя будет выйти, а когда наладят лодочную переправу, один бог знает). Нас расспросили о самых стандартных вещах. Когда речь зашла о наших именах и я произнесла свое, стражник странно покосился на меня, но я тут же лукаво спросила его: "Неужто я похожа на ту самую Кай?". Стражник занес очередную шаблонную фразу в свой протокол и больше не смотрел в мою сторону. Торговец же представился своим старым именем - Анот - и сказал, что здесь у него есть дом. Стражник кивнул и отметил, что, если его людям удастся что-нибудь узнать, он немедленно сообщит по адресу… Торговец назвал… Хм, не запомнила. В общем-то, я не знала улиц Темптата, но главное, нам было где жить.
Стражник назвал нам имя того парня, что осмотрел рану Богдана. Его звали Лерон, он был орлом и работал дежурным врачом здесь, в Темптате. Стражник почему-то нисколько не сомневался, что Лерону удастся вытащить нашего друга с того света. Как он выразился, несмотря на свою молодость, Лерон обладает отличными способностями, так что нам не о чем волноваться. Но я все-таки видела, как у Юнеры трясутся руки (может, конечно, от холода, ведь мы были сырые, как мыши, а может, и нет). Дождь начинал стихать, и, наконец, стражник нас отпустил, поинтересовавшись напоследок, где мы оставили лошадей. Пока мы сидели в участке, Лео и Торговец удалились искать место для коней и вскоре уже вернулись. Мы доложили все, что требовалось, и больше нас не задерживали.
Мы вышли на каменную площадку перед еще закрытыми воротами. За ними слышался гул бьющейся о камни речной воды. Я осмотрелась. Горы, каменный город. Если постараться, то можно представить Облачное Королевство…
-Идем, - Торговец взглянул на нас, все вещи были на руках у него и Лео, одна сумка досталась мне. - Отнесем вещи и вернемся к Богдану.
-Ай!..
Юнера ступила вниз, и все вдруг вспомнили, что девушка повредила ногу. Черт. Совсем забыла. И как она только все это время передвигалась?!.. Должно быть, больно…
-Опа, - Торговец кинул сумки на широкие деревянные ступени и кинулся к девушке, что почти повисла на перилах. - Тебе бы тоже в больницу, дорогуша.
-Что-то случилось? - на крыльце появился тот самый стражник. - Вам помочь?
-Если вам не трудно, - обратился к нему Торговец с дружеской улыбкой. - Не могли бы вы нам выделить пару помощников, а то у нас вещи, а нас всего двое. Да еще и наша подруга повредила ногу.
-А! Конечно.
Стражник окликнул двоих своих приятелей, и те похватали сумки, что оставались в коридоре и за которыми мы собирались вернуться после.
-Я тоже с вами пойду. Трор, последи тут, я скоро, - стражник вновь обернулся к нам и протянул сладким голоском. - Заодно посмотрю, где вы живете, чтоб потом полдня вокруг да около не ходить.
Торговец кивнул. Лео уже был рядом и положил сумки. Старик вопросительно уставился на него.
-Что? - парень не понял, чему так удивился Торговец. - Я ее отнесу в дом. Перевяжем там, а врача, если что, позовем после. Все-таки это всего лишь вывих!
-Лео, - Юнера протянула его имя с такой болью в голосе, что "всего лишь вывих" показался куда более серьезным.
-Не волнуйся, - он быстро подхватил девушку на руки. - Я могу носить девушек на руках не хуже Богдана!
Она схватилась за его шею. Торговец быстро поднял брошенные Лео сумки, и мы поспешили вслед за ними и тремя стражниками, что великодушно согласились нас проводить.
Вскоре я убедилась, что стражник вовсе не шутил, говоря "ходить вокруг да около". Улицы-то здесь были, имели они и названия, но… Господи, кто только придумал такую запутанную нумерацию?! Номера домов не были упорядочены. И найти после "первого" дома "второй" можно было только по чистой случайности, но никак не следуя правилам логики. Иногда нужный дом можно было пройти из-за того, что какие-то дома находились во дворах других. Это был не город, а какой-то лабиринт с множеством зигзагообразных, прямых и кривых, перпендикулярных и параллельных, волнообразных и прочих туннелей и проходов. И что курили все те люди, что возводили город! Неужели они не могли сойтись на одной приемлемой композиции?!
К счастью, Торговец помнил все, каждый поворот. Поэтому мы, срезав по каким-то переулкам, быстро попали куда нужно. Дом стоял углом на перекрестке, но попасть в него можно было только со двора, а чтобы попасть во двор, нужно было свернуть на улицу соседнего здания, обогнуть его и вуаля! Дверка! Мне кажется, преступник, который хорошо знал этот город, мог прятаться здесь от разведки и всех-всех целую вечность. Я бы никогда не смогла разобраться, что где и откуда куда, и неизменно попадала бы в тупик.
Торговец отворил дверь ключом, что висел прямо над головой (хотя я его в жизни бы не заметила). Мы прошли внутрь и оказались в просторной гостиной. В дальнем правом углу она сужалась, и помещение делилось на кухню и комнату, которая сейчас была заперта и огорожена деревянными стенами (видно было, что раньше ее не было, потому что доски гостиной и комнаты отличались). Сразу напротив двери в комнату располагалась лестница, ведущая на второй этаж. Стражники покидали вещи, пожали руку старику и удалились. Мы же прошли внутрь. Лео посадил Юнеру на диван, под которым был расстелен ковер и который был обращен к стене, что было странно, ведь, усаживаясь, ты смотрел прямо в голые стены. Телевизора не хватало…
Воздух в помещении был затхлым, и Торговец открыл окна, что располагались по периметру всей кухни. Одно из них выходило прямо к стене соседнего здания, и до нее можно было, не напрягаясь, выглядывая из окна, дотронуться рукой. Свежесть утра начала заполнять помещение…
-Болит? - пока Лео ощупывал ногу Юнеры, девушка, сжав губы от боли, кивнула в ответ на его вопрос.
-Да уж, - парень усмехнулся, и тогда я протянула ему бинт, что до этого кинул мне Торговец. - Твоей ноге нужен покой, а так все будет хорошо.
Он начал ловко забинтовывать ступню девушки, словно делал это сотни раз. Я присела на кровать рядом и взглянула на подругу. Она слегка улыбнулась, смотря на мокрую от дождя макушку Лео, который все возился с ее ногой. Никогда мне не удастся разгадать ее взгляда. Я могу лишь предполагать. Он ей нравится? Или она просто благодарна ему?.. Скорее, второе. Все-таки Лео в ее глазах опытный помощник и друг, который вызвался нам на помощь в поисках Таниты и не бросил после поиск секретных врат. Лео закончил, но стоило ему сесть между нами двумя и, вздохнув, наконец, свободно, откинуть голову на спинку дивана, как по всему помещению раздался громкий возглас Торговца.
-Чего расселись?! - старик подпрыгнул к нам.
Похоже, он все еще был полон сил. Только что он возился с вещами, которые одна за другой валились из переполненной кладовки под лестницей.
-Нам еще к Богдану идти, Лео, - продолжил он, возвысившись над нами и сложив на груди руки. - Не расслабляться! А потом искать Адену с Грилом! Давай! Давай! Schnell! Schnell!
Лео растянулся в улыбке и поднялся, стряхивая с себя усталость.
-Я с вами! - Юнера попыталась встать, но я остановила ее за плечо.
-У тебя нога, - напомнила я.
-Но я… Я должна знать, как там Богдан, - она посмотрела сначала на меня, потом на Лео, который тоже остановился, выслушивая ее. - Я не могу сидеть тут…
-Юнер, - произнес парень убедительно. - Стражник же сказал, что этот Лерон - мастер в своем деле. С Богданом все будет хорошо. Но он мне не простит, если… - в этот момент он изобразил лицо Богдана и даже почти скопировал его голос. - "…если с нашим любимым кальдильерчиком что-нибудь случится".
Девушка почти рассмеялась.
-Так что, - продолжил Лео. - Отдохни. Как только мы вернемся, я тебе обо всем расскажу, договорились? А Кай останется с тобой.
"Ура!" - мысленно восторжествовала я. У меня не было ни сил, ни желания куда-то с ними идти.
-Хорошо, - согласилась Юнера, и дверь за ними осторожно затворилась.
Я помогла девушке устроиться на диване, отрыла подушку в кладовой (мне так же, как и Торговцу, долго пришлось бороться с падающими оттуда вещами, которые все никак не позволяли закрыть дверь). В итоге я просто покидала все внутрь и, быстро захлопнув ее, дождалась, когда все вещи вновь скатятся вниз. Юнера быстро заснула, а я как верный пес (хоть и в образе человека) растянулась на ковре перед ее кроватью, без всякого желания осматривать сейчас другие комнаты…
Позже, не знаю точно, насколько, я почувствовала, как кто-то осторожно поднял меня на руки. Но я не смогла разлепить непослушные веки. Сквозь пелену сна я поняла, что Лео перенес меня на кровать и укрыл одеялом. Я лишь поглубже нырнула в него и вновь крепко заснула.
Иногда со мной такое случалось: я могла выдерживать длинные переезды почти без сна, бодро идти к цели, но в тот момент, когда цель достигалась, меня вырубало и часто надолго. Этот раз не стал исключением. Я не просыпалась до следующего рассвета и, лишь подскочив утром, поняла, что безумно хочу в туалет. Ох, уж этот проклятый организм, не мог раньше разбудить!..
Я стрелой вылетела из комнаты, не понимая, где нахожусь. Но все же сумела сориентироваться. Открыв дверь, я очутилась в той самой большой гостиной, в которую мы вошли с улицы, а передо мной застыла деревянная лестница на второй этаж. Дверь в кладовку. Так, а вон та дверь, надеюсь, ведет в заветный уголок. Я не ошиблась. В самом углу, под боком у стен кладовой, находилась ванная - всего лишь душевая кабинка, раковина и унитаз. Последнее меня интересовало в первую очередь!
Еще я приняла душ и, блаженно потянувшись, выскочила из ванны. Полотенца там не было, поэтому я быстро шмыгнула обратно в комнату, оставляя на полу мокрые следы. Все, видимо, спали. Но вот Юнеры на месте не оказалось. Странно, где все? И вернулись ли Лео с Торговцем? Я прикинула время и внезапно осознала, что проспала целые сутки! Напялив на себя чистую одежду (сумки были не тронуты и все так же валялись у входа), я поднялась по лестнице и осмотрела второй этаж.
Преодолев последнюю скользкую ступеньку, я уперлась в окно, что выходило на небольшой дворик, с которого можно было попасть внутрь дома. Справа от меня оказалась стеклянная дверь (видимо, она вела на балкон, что выходил на перекресток дорог). А вот слева находилась дверь, и я ее открыла. Большая комната за ней была пустой. Далее коридор заворачивал, и там я обнаружила еще две комнаты. Одна, получается, над кладовкой и примерно таких же размеров. А вот вторая занимает все пространство кухни и той комнаты, где проснулась я. На стенах коридора висели какие-то старые фотографии, на двоих из них я узнала Торговца, еще совсем молодого (значит, это действительно был его дом, а не очередное укрытие). Я быстро прошагала в конец коридора и отворила последнюю дверь. Нашлась пропажа! Торговец и Лео прямо в одежде спали на двух кроватях. Лишь ботинки обоих валялись у входа. На двух широких окнах задернуты плотные коричневые шторы. Я тихонько шагнула внутрь. Мне не очень хотелось будить их, ведь я не знала, как поздно они вернулись, и хотела дать им отдохнуть. Я залюбовалась представшей передо мной картиной: парень и старик, спящие так крепко и сладко, словно младенцы…
Стоп! А где же тогда Юнера? Я обошла весь дом?.. Покинув посапывающую парочку, я распахнула ближайшую дверь. Фух, слава четырем крестам равновесия, она здесь… Юнера лежала на небольшой односпальной кроватке посреди комнаты, поджав под себя ноги и обняв скомканное одеяло.
Я вздохнула с облегчением и тихонько присела к ней на кровать. Девушка тут же распахнула глаза.
-Кай? - она приподнялась. - Эм, где это мы?
-Видимо, Лео перенес нас с тобой по комнатам. Только не понимаю, - я призадумалась. - Внизу кровать довольно большая, мы бы и вдвоем там спокойно поместились. Зачем он тебя сюда притащил?..
-А для того, - в дверях вдруг возникла высокая фигура, и я вздрогнула от неожиданности. - Чтобы Юнера была поближе к нам с Торговцем. А то ты, Кай, спишь как убитая. Если Юнеру похитят, то и тебя можно с собой легко прихватить!
-Очень смешно! - я недовольно сложила руки на груди.
-И кстати! - отметил Лео напоследок, почесывая спину. - Нефиг так громко дверьми хлопать!
Я высунула язык, и парень усмехнулся. Видимо, я вылетала из их комнаты в поисках Юнеры быстрее, чем думала. Поэтому и разбудила…
-Как Богдан? - спросила Юнера.
-Нормально, жить будет, - ответил Лео и вошел в комнату, в которой и без него было тесно. - Мы просидели с ним полдня, но только к вечеру он пришел в себя. Лерон говорит, что самое страшное уже позади и он должен скоро оклематься. Но пока что он оставляет его еще на несколько дней в больнице, посмотрит на его состояние…
-А нам можно его навестить?! - радостно воскликнула Юнера.
-С твоей-то ногой? - Лео покосился на ее ступню в белых повязках.
-Но… Я должна его увидеть. Он же пострадал из-за меня, и я…
-Никогда не вини себя в подобном, - буркнул Лео, сложив руки на груди. - Я в принципе могу тебя понести, если ты очень хочешь его увидеть…
-Да! - девушка просияла. - Я не против!
-А что насчет Адены и Грила? - вставила я свой вопрос. - Вы их нашли?
-Нет, даже не искали, - парень зевнул. - Мы вернулись глубокой ночью и сразу же легли спать. Я, если честно, продолжил бы и дальше…
-Надо их найти. И поскорее. Вдруг им известно, кто похитил Таниту.
-И что мы тогда будем делать? - усмехнулся Лео. - Сразу же полезем геройствовать?
-Нет, но…
-Не забывай о том, Кай, - решил напомнить мне он. - Что сейчас на стороне нашего врага гораздо больше людей, чем мы предполагали. И мы не знаем, кто еще может ему прислуживать. В первый раз на нас напало четверо. Юнера видела пятерых в своем видении, если я не ошибаюсь, - он посмотрел на нее, и она коротко кивнула, подтверждая правильность сказанного. - И сейчас их было… Человек десять? Я не разглядел. Но не суть. Одному из них удалось уйти. Но вот что странно - они нападают без особого плана, пытаются чисто похитить Юнеру. Словно им по барабану, что с ними может случиться. Да и в первый раз они ведь просто схватили Таниту, но не вступали с нами в бой. Друг друга они  тоже не прикрывают, словно помешанные…
-Что ты хочешь этим сказать?
-Это лишь мои предположения, но… - Лео серьезно посмотрел на нас. - Мне кажется, все они действовали не по своей воле, а под гипнозом.
-Что?! - удивилась я этому абсурдному умозаключению.
-Сама посуди, - Лео обернулся ко мне. - Гипнозом можно передать лишь один приказ. Предположим, этот приказ - похитить Юнеру. Взять живой, что важно. И этих людей ничто не останавливает. Они одурманены своей целью. Эта цель застилает им глаза, так что они даже сражаться толком не могут. Не слишком ли легко мы победили их в последний раз? А насколько больше нас их было?..
-Но один из них сбежал, - напомнила я. - Если бы он был загипнотизирован, то попытался бы достигнуть цели и после смерти своих товарищей.
-А что если тот, кто ранил Богдана, не был под гипнозом, а остальные были? Поэтому он тайком выжидал, тогда как другие рвались в бой, несмотря ни на что. Да и какие они товарищи, раз он не попытался даже помочь?
-То есть это был тот, кого мы ищем? Ты хочешь сказать, что тот, кто выстрелил, и был тем, кто за этим стоит?
-Возможно, - Лео пожал плечами. - Либо он тот, кто приближен к нашему врагу и предан ему настолько, что гипнотизировать его ни к чему, либо он и есть наш враг.
Меня поразили догадки Лео. И ведь действительно! Они подтверждались множеством фактов. Таниту похитили, не вступая с нами в бой. Не пытались они тогда взять и  Юнеру, а просто ушли. Ведь приказ мог быть только один. Все, кто нападали на нас, не были опытными воинами и совсем неуклюже защищались от ударов. А ведь защищаться следовало, хотя бы на уровне инстинктов… Но кто мог подчинить себе всех этих людей? Гипноз не так-то просто контролировать, его необходимо поддерживать. Он требует огромной концентрации и силы воли. Именно поэтому волки смотрят своей цели прямо в глаза. А ведь и такой гипноз недолговечен. Какой же силой обладает тогда наш враг, раз он может внушать людям свои идеи, что те готовы умирать, совершенно не чувствуя страха и боли?.. Боюсь представить.
-Получается, - вдруг подала голос Юнера. - За всем этим стоит волк? Раз это магия гипноза?
-Не факт, - послышался голос старика. - Это может быть и пума.
Все это время Торговец оставался за дверью, но отчетливо слыша весь разговор. Видимо, его я тоже разбудила своими поисками…
-Вы уже в курсе, что магия вожделения действует как наркотик, - произнес Торговец. - Но не только в том плане, что вы становитесь зависимы от того чувства блаженства, которое она дарит, но еще и в том, что ее хочется получать вновь и вновь и ради этого многие готовы сделать что угодно.
Мы все уставились на старика. Да, все, что мы проговорили сейчас, действительно казалось логичным и вполне правдоподобным, но, с другой стороны, снова заводило нас в тупик. Что это за пума такая (или все-таки волк), которая могла обладать подобной магией?.. Ведь вообще магия у неканов развита плохо. Лишь единицам удавалось как следует справляться с нею. Помню, Льюис говорил, что может довольно хорошо использовать магию воздуха при полете. Именно поэтому он мог, падая ниц, взлетать вдруг вверх у самой земли. И он часто так забавлялся. Но другие орлы не могли совершить подобное. Мог только он, да и то его магия не была совершенной. А тут вдруг подобный гипноз. Гипноз, что заставляет людей действовать вопреки здравому смыслу, не жалея собственных жизней, совершенно игнорируя физическую боль…
Торговец предложил сходить поесть, но Юнера так и не могла ступать на ногу. Поэтому старик сам сбегал за едой в ближайшее заведение, и мы поели внизу на кухне. Похоже, вскоре Юнера прирастет к рукам Лео, потому что парень буквально не выпускал ее из рук, не позволяя девушке никуда ходить самостоятельно. Хотя один раз все-таки уступил. Юнера заявила тоном, не оставляющим и шанса на уступку, что в туалет допрыгает сама и чтобы он немедленно поставил ее на пол у входа и не подглядывал, а не то она все расскажет Богдану. Мне оставалось лишь выпучить глаза от удивления. Она уже начала защищаться Богданом! Хотя, думаю, обосновано. Мишка еще совсем недавно готов был жизнь за нее отдать (и чуть действительно не отдал), так что набить морду Лео ему не составит большого труда…
Наступил день. За окном уже слышался гул толпы. Иногда даже удавалось расслышать топот копыт по дороге, но это бывало редко. Я прибрала нашу с Юнерой комнату, а Лео с Торговцем ушли на рынок, чтобы заполнить холодильник, в котором сейчас витали невесть какие запахи. Так что в первую очередь я, вооружившись тряпкой и каким-то порошком, за два часа надраила его до блеска. Теперь туда спокойно можно было складывать еду, не боясь потом отравиться.
К вечеру вернулись наши "мальчики" и принесли вкусняшек. Особенно мне понравились пирожные со сливками, которые для нас выбрал Лео (если верить его словам, то он "час в очереди за ними отстоял, еще боялся, что закончатся"). Пообедав уже тем, что удалось сготовить на кухне, мы все по очереди приняли душ, даже я, ведь с меня сошел не один пот, пока я драила этот пустовавший годами дом.
Где-то в половине пятого вечера мы вышли на мокрые от дождя улицы и направились в первый сектор к больнице. Лео и Торговец встретили стражника приветливой улыбкой и махнули ему рукой. Тот был охранником и в основном следил за тем, чтобы больные не сбегали, а их родственники не приходили в неположенное время (гостям были рады только вечером с пяти до девяти часов). Солнце редко проглядывало сквозь тяжелые облака. Главные ворота стояли распахнутыми, и я разглядела сквозь высокую арку реку. Моста уже вовсе не было видно, а река, рассвирепев, все мчалась своей дорогой, отрезая город от цивилизации.
Лерон случайно наткнулся на нас в коридоре. Молодой врач шел с какими-то бумагами в руках в белом халате и, если бы не Лео, который поздоровался с ним, этот мальчишка нас бы и не заметил. Лишь сейчас мне удалось его как следует рассмотреть (вчера в темноте при свете одних факелов это было сделать трудно). Это был светловолосый парень с короткой стрижкой лет этак восемнадцати (семнадцати, как он мне потом сам скажет). Он был орлом. Его выдавали глаза нежно-розового цвета. Это было красиво и в то же время казалось странным и непривычным. Я, конечно, часто взаимодействовала с орлами, ведь в разведке их было полно, так что могла бы уже и свыкнуться, но все же таких глаз, как у Лерона, я не встречала ни у кого. Это был такой нежный, мягкий розовый цвет, какой бывает при рассвете солнца и ни в коем случае не при закате…
Несмотря на свой возраст, он был дежурным врачом этой больницы и работал здесь уже четыре месяца. Снимал квартиру где-то в городе недалеко отсюда и жил в Темптате. Откуда он прибыл, мне не было тогда известно. Лео поприветствовал его, хлопнув по плечу, так что малый даже пошатнулся. Он был моего роста, довольно худой и неразговорчивый (можно даже сказать, скромный). Но по-особенному доверчивый.
-Ваш друг уже поел и чувствует себя прекрасно! - он улыбнулся нам всем и вдруг уставился на Юнеру, которая, опираясь на меня, стояла на одной ноге.
-Что это с тобой?
-Она ногу вчера вывихнула, - сказала я.
-Дайте-ка сюда, - Лерон опустился перед ней на колени и ощупал ступню. - Угу, вывих. Но хорошо забинтовали, скоро должно пройти, - он улыбнулся девушке, словно она была маленьким ребенком, и поднялся. - Мне нужно идти. Комната та же. Если что, я буду наверху.
-Спасибо, - поблагодарил за всех нас Торговец, и мы пошли вперед.
Палата Богдана (а точнее обычная комната с виду) находилась в конце коридора. Больные по пути встречались редко, да и помещения не все были заняты. Неужели в городе с тридцатитысячным населением никто серьезно не болел?!..
-Богдан! - Юнера кинулась к парню и, допрыгав до постели, плюхнулась на нее рядом с парнем.
-Юнера, - Богдан слегка отстранился, пока девушка не приземлилась на поверхность кровати, поскольку сначала она летела ему прямо в живот, где было ранение. - Тише, как поживает наш любимый кальдильерчик?
-Все хорошо, - она растянулась в улыбке.
-Ты сюда что, прыгая на одной ноге дошла?! - Богдан сердито покосился на нас всех, словно мы действительно могли позволить нашей подруге так мучиться.
-Нет, меня Лео на руках донес, - пролепетала девушка быстро и нарочито беспечно, но на лице Богдана все же сверкнуло недовольство, и он уставился на парня.
-Не ревнуй, - отмахнулся Лео, и Юнера залилась краской. - Если бы я ее не принес на руках, ты бы сам меня потом обвинял, что я заставил ее ковылять на больной ноге! Вот серьезно, тебе ничем не угодишь!
-Вот поправлюсь и буду сам тебя носить! - на полном серьезе сказал парень Юнере.
-Ее нога раньше заживет, - усмехнулся Торговец и присел на ближайший стул. - Лерон обещает тебе скорое выздоровление, но, если будешь таскать Юнеру, только навредишь себе! Вдруг нам скоро придется ехать, ты береги себя.
-Ага, - Богдан краем глаза наблюдал за нами, кажется, не хотел, чтобы мы заметили, как он коснулся рукой ладони Юнеры и сжал ее пальцы.
-Все будет хорошо! И не из такой задницы выпутывались…
-Ну не скажи, - Торговец сложил руки за голову.
Он пересказал Богдану наши предположения насчет магии вожделения или гипноза волка, которыми могли быть заколдованы нападавшие, и улыбка слетела с лица мишки.
-Вы нашли Грила? - спросил он серьезно.
-Нет. Там, где ты сказал, его не было, - ответил Лео.
Они проверили указанное Богданом место, когда днем ходили за покупками.
-А Адену?
-Ее мы уж совсем не знаем, где искать. Но ведь она должна быть с твоим помощником, - произнесла я не то утвердительно, не то вопросительно, но я надеялась, что это так.
Я уже была в курсе того, что Богдан вчера сообщил Лео и Торговцу возможное место укрытия Грила. Это было их тайное место в третьем секторе Темптата. Судя по рассказу Лео, это был довольно большой частный дом в горах над городом. В нем Богдан собирал свою шайку. Мы с Льюисом знали об этом месте, но ни разу не наведывались в тот старый дом. Обычно Богдана там не было, а от его людей толку было мало (один лишь Грил был посвящен во все тайны мишки и никто больше).
-А в конюшню вы не заходили? - поинтересовался Богдан.
-А толку?
-Если их лошади здесь, то мы бы хоть убедились в том, что они в городе, а не где-то еще, - произнес Богдан таким тоном, словно объяснял давно пройденный урок глупым ученикам.
-А ведь и правда, - приуныл Торговец. - Конь Грила ведь серый? А у Адены, вы говорили, черная кобыла?
-Да, - кивнула я.
-Что ж, вернусь и проверю, - старик поднялся со стула. - Вы тут еще посидите, а мне надо в город. Из-под земли я достану эту племяшку!..
-Ты так ее и не нашел?! - рассмеялся Богдан.
-Как сквозь землю провалилась! - разозлился старик.
-Да уж, она у тебя научилась прятаться! Ох, уж эта Мередит, - мишка помотал головой, видимо, припоминая, сколько забот она преподнесла ему и его людям, когда Торговец попросил последить за ней какое-то время.
-Мередит? - вдруг появился в дверях Лерон.
-Ой, извините, - он слегка опустил голову, словно кланяясь. - Я случайно подслушал, хотел поговорить с кем-нибудь из вас насчет средств… - врач замялся. - Я бы не стал просить, мое начальство только…
-Да, мы понимаем, - старик поднял руку, словно указывая Лерону прекратить свои оправдания. - А ты знаешь что-то про Мередит?
-Если вы говорите про девушку с каштановыми волосами и с серым пятнистым пони-тинкером, то да.
-Это она! - воскликнул Торговец. - Она что, и Гошу во все это ввязала?! Чертовка!
Я сначала не поняла, кого имел в виду под Гошей Торговец, и только потом предположила, что это тот тинкер, о котором сейчас сказал Лерон.
-Она ваша племянница?
-Да!
-Тогда вы, наверное, будете не очень рады, узнав, что здесь в городе ее зовут королевой веселья, - лицо Торговца покрылось складками от злости. - Она проживает на главной торговой площади, там же стоит ее пони. Они с ним представления по вечерам устраивают, я пару раз их видел. Да и мой знакомый много о ней говорил. Я много работаю, но не забываю общаться с людьми моего возраста, так что знаю, что твориться в городе.
-Отведешь меня к ней, - Торговец решительным шагом направился в коридор.
-Но моя смена еще не…
-Скажем, что ты идешь на вызов. Например, - старик обернулся в дверях. - Девушка сошла с ума, и ей срочно требуется ремень! Идем, живо! Вдруг у меня по дороге инфаркт случится! Ты будешь отвечать за то, что не вытащил меня с того света, парень!
-Мы поговорим с твоим начальником насчет денег, - улыбнулась я Лерону, который стоял в полной растерянности и не знал, куда деваться.
Он взглянул на меня с благодарностью и выскочил вслед за Торговцем. Ему пришлось чуть ли не бежать, чтобы нагнать старика, который уже был в конце коридора и собирался выйти на лестницу.
-Ох, и не повезет же Мередит, когда Торговец ее найдет, - присвистнул Богдан. - А за пони ей отдельно влетит.
-Что это за пони такой? - поинтересовалась Юнера.
-Гоша, чистокровный тинкер. А эта порода в Оксюмороне крайне редка. Красавец с прекрасной родословной! Я купил его для Торговца около года назад на одной ферме в Ленобласти. Анот хотел его продать и оставил племяшке на содержание, пока не подрастет, а тут на тебе. Мередит пропадает, да и Гоша из конюшни тоже. Не знаю, где он стоял сейчас, но за это Мередит точно влетит.
-Похоже, в конюшню идти нам, - произнес вдруг Лео, и я резко посмотрела на него.
Я поняла, к чему он клонит. Хочет уйти и оставить Богдана с Юнерой наедине. У него не осталось сомнений в этом намерении после того, как он увидел, как девушка радостно кидается на постель парня.
-Мы сходим и вернемся за тобой, Юнера, - сказал Лео и махнул другу рукой на прощание, а Богдан, услышав это, просто ликовал! Теперь у него была возможность поболтать с Юнерой без чьего-либо присутствия.
-Лео, - я хотела было сказать, что я останусь с ними на всякий случай, но его взгляд меня остановил.
-Проветришься хоть, соня, - сказал он, и мы с ним вышли из комнаты.
Сначала мы поднялись на пятый этаж, почти под самую крышу, и обсудили с администрацией плату за лечение Богдана. Она была вполне приемлемой, и я с легкостью рассталась с указанной суммой. Будем считать, что я оплатила себе возможность не видеть мишку рядом еще в течение четырех дней!
Мы с Лео спустились и вышли на улицу, когда небо вновь затянули облака. По дороге мне удалось расслышать один не очень занимательный разговор стражников у главных ворот. Они говорили о том, что мост ночью унесло сильным течением, и пока что из города не выйти. Однако они надеются в скором времени наладить лодочную переправу - сначала для людей, а потом и для лошадей с повозками (по их словам, скоро в городе начнется торговый сезон и сюда потянутся люди из других королевств).
Мы побывали в двух конюшнях, проверили заодно и наших лошадей. Мне сообщили, что Хемп полутра буйствовал и постоянно хотел выбраться из стойла, поэтому его поставили отдельно, чтобы он не навредил Якобу, что стоял с ним. Другие три наши лошади стояли рядом в деннике побольше. Меня эта новость совсем не обрадовала. С таким количеством лошадей Хемпа в любом случае когда-нибудь придется поставить вместе с кем-то. Я подошла к коню и похлопала его по плечу, пытаясь понять причину его беспокойства. В последнее время он был весьма прилежным мальчиком, что же сейчас…
-Их выгоняют на улицу? - спросила я у конюха, который провожал меня до стойла.
-Да, но в такие дожди мы не решаемся, - ответил мужчина, на вид ему было лет сорок, может, больше. - Земля сырая. Мало того, что они все тут размесят, так еще и копыта себе загадят. Мы всегда ждем хорошую погоду, и только тогда выводим их на пару часов в поля, вон туда к горе, - он указал на несколько холмиков, что виднелись за вереницей маленьких домов стражи.
-Ясно, - я вновь похлопала Хемпа, приободряя малого. - Он не привык к таким тесным условиям. Наверное, поэтому и буянил.
-Я понимаю, леди, - мужчина запер за мной денник. - Просто конь может навредить сам себе. Мы, конечно, следим за ними, но все же. Он еще молод, естественно, ему хочется побегать! Я и сам надеюсь, что погода вскоре наладится.
-Я тоже, - сказала я тише.
К нам подходил Лео. Он ушел поинтересоваться насчет лошади Грила и нашей Одиссеи. Мужчина попрощался со мной и пошел гонять малолеток, которые сейчас просиживали без дела штаны (такое заключение я сделала по тем крикам, которые раздались за моей спиной, стоило ему выйти, и буквально сразу по коридорам между денниками забегали девушка и трое парней).
-Нашел?
-Да, они здесь, - ответил мне Лео. - Конюх сказал, что они прибыли несколько дней назад, но он не знает, где поселились хозяева.
-Если они не в доме Богдана, - я призадумалась, и мы медленно зашагали к выходу. - То где же?
-Не знаю, - Лео пожал плечами. - Может быть, сняли где-нибудь комнату. О доме Торговца им неизвестно. Нам придется искать их своими силами. Надеюсь, с ними ничего не случилось.
-Я тоже.
Я тревожилась за Адену. Она так внезапно покинула Элемби и направилась сюда, что мое сердце сковывали сомнения. Множество вопросов звучало в моей голове. Нашла ли она того, кто стоит за всеми нашими проблемами? Выяснила ли, где сейчас Танита? Если Грилу удалось-таки найти ее, то она должна знать, что мы отправились сюда следом за ней. Но нашел ли Грил ее? Вдруг она пропала до того, как приехал парень, а его поиски так же, как и наши, не увенчались успехом?.. Ему, конечно, не грозила опасность, но… Врагам ни к чему были люди Богдана, только вот, если им стало известно, что сейчас мишка помогает нам, то вполне возможно, что они обратят внимание и на них. И первым под прицел попадет именно Грил. Не стоит забывать и того, что стрела врага была направлена именно на Богдана, а не кого-то другого. Самые различные гипотезы вихрем проносились у меня в голове, и я не могла сконцентрироваться ни на одной из них. От долгого сна у меня разболелась голова, и сейчас, выйдя на свежий воздух, я чуть не упала из-за резкой смены температуры. В конюшне оказалось невыносимо душно…
Лео ловко словил меня на ступенях и перенес на скамейку рядом, хотя я все продолжала повторять, что могу идти сама.
-У меня уже есть опыт, я же полдня таскал Юнеру, - улыбнулся он.
-Просто голова закружилась, - заверила я его, и вдруг на меня нашло осознание, осознание того, что вот он, рядом со мной, что его зеленые глаза смотрят на меня…
Мы были одни. Людей поблизости не было. У меня в голове промелькнула мысль (хоть она и показалась мне нелепой), что Лео хотел не оставить Юнеру наедине с Богданом, а остаться наедине со мной. И вот, мы здесь. Сидим вдвоем на скамейке за стенами конюшни, из которой доносится ржание лошадей, и смотрим на зеленые незастроенные поля у гор, что возвышаются в далеких сумерках. Солнце садилось. На вратах уже зажгли огни, и в городе все чаще можно было разглядеть домики с горящими окнами. Мужья возвращались с работы, дети выбегали им навстречу. И все они были пумами. Почти все. Неужели они могли использовать свою магию, чтобы кого-то убить, ограбить?.. Или это я становилась слишком мнительной? Зациклилась на нашем предположении и теперь во всем и во всех видела его подтверждения?..
Хоть когда-нибудь в моей жизни бывали моменты, когда я не думала о деле? Когда просто жила, жила для себя и наслаждалась этим?.. Наверное, нет. Хотя… Нет, все-таки вру. Если хорошо порыться в памяти, то да. Я почувствовала, как Лео взял меня за руку, и быстро выдернула свои пальцы из его ладони. Он перевел на меня вопросительный взгляд. Это мне тут стоило задавать вопросы!
-Что ты делаешь? - спросила я, желая убедиться, что не ошиблась и что сейчас он и правда думал о той самой зиме, о зиме, что подарила нам друг друга.
-Я давно хотел поговорить, Кай, - неуверенно ответил он. - Хотел спросить тебя…
-О чем? - я не желала показывать, что тоже помню, что тоже жду этого разговора. Я надеялась, что у него не хватит смелости спросить напрямую…
-Ты любишь меня?
Мда, зря я надеялась.
-Лео, я… - я опустила глаза, но он поймал кончиками пальцев мой подбородок и заставил посмотреть на него. - Я…
-Просто скажи, - умоляющим тоном произнес он. - Я хочу знать.
-И зачем тебе это?
-Хочу убедиться, что не зря следовал за тобой все это время. Хочу убедиться здесь и сейчас, что у меня есть второй шанс…
-Второй шанс?! - перебила я в негодовании. - А когда это у тебя был первый, Лео!
-Кай, пожалуйста, не надо так реагировать, - пробормотал он.
Сейчас Лео определенно был сам не свой. Обычно он казался уверенным и гордым, но сейчас почему-то напомнил мне Льюиса, хотя нет. Блэра. Сначала бьет, а потом заискивающим голосом напевает нежные слова, усыпляет бдительность, пряча за спиной нож… Сколько раз я еще позволю кому-то из них ударить меня в спину?
-Лео, мы все с тобой решили раз и навсегда.
-Мы этого не решали, - парень сделал акцент на первом слове и строго посмотрел на меня.
-Я не знаю, - я схватилась за голову. - Ты начинаешь говорить о наших с тобой якобы отношениях… Когда для них нет времени. Когда у нас на хвосте враги. Когда кто-то угрожает нам и, возможно, всему Оксюморону!.. Когда твой друг чуть не погиб! Когда еще столько вопросов и!..
-Поэтому я и хочу спросить именно сейчас! - перебил Лео. - Хочу узнать ответ хотя бы на один вопрос! Но ты не можешь дать мне его уже столько времени! Почему ты это делаешь? - его глаза смотрели мне в самую душу, я не могла оторваться. - Ты играешь со мной?! Идешь за Льюисом, и вдруг, когда появляется возможность, вновь приходишь ко мне! Зачем ты искала меня в Шторхоле?! - его голос набирал силу, становился более уверенным, злость проскальзывала в каждом произнесенном слове. - Почему ты ушла за ним, почему ты потом вновь пришла ко мне?..
-Ты же сам когда-то сказал, что я сама не знаю, чего хочу, - я печально посмотрела на него. - Я не знаю, во что верить. Кого и зачем любить. Я привыкла пользоваться всем. Пользоваться, чтобы не разувериться в себе. Чтобы быть той, кем я хочу быть. Чтобы иметь рядом с собой того, кого я хочу любить, а не кто-то…
-Хочешь, но не можешь, - усмехнулся Лео. - Льюис совершил ошибку, заставив тебя поверить в себя. Теперь ты и веришь лишь в свои силы. Ты знаешь, что можешь справиться одна, поэтому не просишь помощи. Но ведь твоему сердцу, наоборот, хочется чего-то такого, оно требует поддержки, помощи… Ты загоняешь себя. Ты не веришь в порывы своей собственной души, поэтому и не знаешь. Кого выбрать, кому верить, кого любить… Да что ты вообще знаешь о себе самой?!
-Поэтому тебе лучше держаться от меня подальше, - я поднялась на ноги и посмотрела ему прямо в глаза. - Богдан рассказал мне о том, что с тобой было этой весной, - Лео не подал вида, что его сколько-нибудь задело то, что я знала о его падении, о его слабости, он даже не вздрогнул. - Ты погибнешь из-за меня.
-Пусть так, - Лео уверенно шагнул ко мне и заключил в объятия. - Пусть так, Кай, но ты однажды пообещала пойти со мной, пообещала любить меня. Я не могу этого забыть. Эти воспоминания искушают меня, калечат мне душу, черт возьми! Я хочу, чтоб ты была моей, и…
Я вырвалась.
"Ты будешь моей" - слова Блэра эхом отозвались в моем сердце, в том самом его уголке, где затаился страх - страх, который я так давно не испытывала, который я успела забыть… Король волков потом действительно присвоил меня себе, и сейчас в глазах Лео я видела то же желание, желание обладать мной…
Он замолчал, оставшись на месте и не смея больше преодолеть тот шаг, который разделял нас. Приблизься он ко мне сейчас, и я бы кинулась ему на шею. Я бы заставила его любить меня, заставила бы целый мир ненавидеть нас за это!.. Моя душа горела от боли, и он, возможно, видел ту молчаливую борьбу, что я вела сама с собой, видел в моих глазах. Это было больше, чем просто желание. Одно мое "да", и больше не будет никаких преград… Но слова Лео меня задевали. Он требовал от меня признания, тогда как сам ни сказал мне и слова о любви, о своих чувствах ко мне.
Мы с ним были слишком горды. Мы с ним были похожи. Мы не могли преодолеть самих себя, чтобы признаться в собственной слабости. Это была не любовь. Наверное, нет. Мы лишь хотели обладать друг другом, хотели подчинить себе друг друга, сделать собственностью. Наши души стремились быть вместе, но разум отталкивал в противоположные стороны. Это противоречие лишь заставляло страдать, не приносило нам ничего…
-Между нами ничего нет и не было, Лео, - отрывисто произнесла я. - Запомни это раз и навсегда и при первой же возможности уходи из города.
-Не уйду, - он грустно усмехнулся. - Ты такая же, как и я. Мы ведь так похожи, разве нет? Никогда не признаемся в том, что…
-Что любим друг друга? - произнесла я уверенно, и он вздрогнул. - Но так ли это? Или мы просто себя обманываем!
-Хочешь сказать то, что было зимой, обман?! - горестно прокричал он, хотя и пытался не показывать ту боль, которую принесли ему мои слова.
-Возможно.
-Ты просто сама не знаешь, чего хочешь! - он не на шутку разозлился. - То тебе принца подавай в лице Льюиса, то меня! Хотя, мне кажется, ты хочешь иметь при себе нас обоих! И только тогда тебе будет хорошо! Богдан в чем-то прав, - он продолжал сжигать меня зеленым огнем своих глаз. - Ты думаешь, что весь мир вертится вокруг тебя одной! Хочешь владеть всем, что тебе под руку подвернется!..
-Заткнись, Лео, - пробормотала я тихо, но достаточно громко для того, чтобы он расслышал.
Он сделал шаг и преодолел разделявшее нас расстояние. Когда он наклонился, намереваясь коснуться моих губ, я отвернулась.
-Мне это больше не нужно, - в моих руках оказался сложенный в четыре раза клочок бумаги.
Он вложил мне его в руку, резко развернулся и направился в сторону больницы. Я вдруг захотела догнать его, вдруг мне захотелось сказать что-то иное, не отвергать его… Хотя кого я пыталась обмануть. Мне просто хотелось, чтобы он был рядом. Я хотела пользоваться им так, как мне вздумается, лишь бы мне одной было хорошо. Эгоистка…
Я взглянула на две бумажки, вложенные одна в другую. Они лежали у меня в руке и словно говорили мне о том, как низко я поступила. Их цвет давно уже перестал быть белым, а по краям они были сильно потрепаны. Я поразилась тому, что Лео хранил их до сих пор. Даже в минуты отчаяния он не решался их выкинуть, а сейчас просто отдал мне? На одном листе находилось мое объяснение, на втором - признание в любви городу, который впервые показал мне именно Лео и который был свидетелем нашей минутной слабости.
Да, я лгала сама себе. Всегда лгала. Но какой же тогда была настоящая я? Я так много перепробовала ролей, что не могла найти ту, что пряталась за всей этой мишурой, что была подарена мне с рождения. Кого любила та я, что только-только попала в Оксюморон? Если бы мне стерли память об этом мире и поставили перед Лео и Льюисом, кого бы из них я выбрала? Кого бы любила до конца своих дней? Кому бы сердце отдала в дар?..
Я долго бродила по городу. Просто шла, куда несли меня ноги. Мне нужно было убить время. Я хотела заявиться глубокой ночью и просто лечь спать. Никого не видеть. Только не сейчас… Я шла и шла, пытаясь утомить себя до такой степени, чтобы по приходу домой просто окунуться в забытье сна. Я не хотела думать, и все-таки тысячи мыслей проносились в моей голове. Я отвергла Лео. Отвергла того, кого любила. Но любила ли я его вообще? Считается ли любовью то, что произошло между нами тогда, или же это было просто желание, просто какое-то немыслимое наваждение?..
В больнице мне делать было нечего, поэтому я не знала того, что Лео уже отнес Юнеру домой. Хотя я и должна была догадаться. Я вернулась довольно поздно. Было около полуночи. Торговец сидел за столом и попивал кофе. На диване, положив больную ногу на подушку, лежала Юнера. Девушка приподнялась, как только я вошла, и тут же задала мне вопрос:
-Лео не с тобой?
-Нет, - я нахмурилась. - А что?
-Он принес меня сюда, но был какой-то хмурый. А потом вдруг ушел.
-Не знаю. Мы с ним разминулись у конюшен, - ответила я и, сняв ботинки, прошла на кухню. - Где твоя племяшка?
-Наверху, - буркнул старик. - Рыдает. Говорила, что я ей молодость порчу. Бездельница.
Я не нашлась, что ответить. В этом вопросе я не могла его поддержать. В конце концом, у меня не было своих детей, а как вести себя с шестнадцатилетними подростками я уж точно не знала. Да я и в себе-то не могла разобраться!..
Вдруг на лестнице раздались шаги. Я обернулась. Со ступенек сошла молодая девушка с длинными каштановыми волосами, падающими на плечи широкими волнами. Одежда на ней была вполне простая, но подобрана так, что сразу становилось ясно: девушка разбирается в моде и знает, что ей особенно идет. Девушка шмыгнула носом, покосилась на старика, что сидел к ней спиной, а потом перевела взгляд на меня.
-Привет, - она помахала мне рукой и направилась к дивану, на котором лежала Юнера. - Как твоя нога? - спросила она девушку.
-Хорошо, спасибо, - Юнера приподнялась и освободила место.
-Дядя, может, перестанешь уже дуться, - пролепетала она ангельским голоском. - Я же оставила записку. Вот, - она тут же перевела тему, стоило Торговец резко обернуться и слегка приоткрыть рот. - Лучше познакомь меня со своей подругой!
-Я Кай, - вставила я, не давая старику закатить очередной скандал. - А ты, должно быть, Мередит.
-Да, - девушка встала и протянула мне руку, я ее пожала. - Друзья зовут меня Мэл, мне шестнадцать и я нечистокровная серая волчица. А еще племянница этого вот ворчуна.
-Неблагодарная, - пробурчал Торговец и запил злость глотком кофе.
-Как официально, - усмехнулась я (почему-то меня это развеселило).
-А я знаю, кто ты, - она пододвинула стул и начала с любопытством рассматривать меня, словно я была музейным экспонатом каким. - Ты Кай, нечистокровная белая волчица и капитан королевской разведки орлов, а еще ты встречалась с Льюисом, но вы вроде расстались, - я ничуть не удивилась тому, что она все это знает, и лишь еще больше растянулась в улыбке. - Скажи, - продолжила Мередит. - Он тебя что, в постели не устраивал?
-Мередит! - Торговец, подскочив, чуть не облился кофе.
-Я уже не маленькая, дядя!
-Не маленькая?! Тебе всего шестнадцать! И что это за темы для разговоров! Я тебе сколько раз говорил, сидеть дома! А ты…
И так он вновь начал разговор, который продолжался весь сегодняшний день и прервался лишь с появлением Лео и Юнеры вечером. На самом деле я не очень винила Мередит. У нее была восхитительная внешность. В свои шестнадцать она имела грудь на размера два больше, нежели у меня! Она была общительна, легко сходилась с людьми. Торговец запирал ее дома, словно она была домашним питомцем каким, а ей, конечно же, было скучно сидеть целыми днями в четырех стенах!
Пролетело четыре дня. Торговец читал Мередит нотации и не выпускал ее из дома (хотя я была уверена, ночью она сбегает отсюда через балкон, ведь окно ее комнаты, где я тогда нашла спящую Юнеру, выходило как раз на него). Торговец-то караулил ее на диване в гостиной и не подозревал, что молодой девушке дверь была не нужна. Нога Юнеры проходила быстро. Особенно помогла мазь, которую как-то занес Лерон. Лео объявлялся редко, пропадал по ночам. Я заставала его лишь рано утром за чашкой кофе с Торговцем или спящим на диване на месте старика. Я все пыталась понять, вернулся ли он на старую дорожку или же нет. Но по виду сказать было трудно. Юнера как-то в шутку упрекнула его в том, что он не носит ее на руках, как обещал. Но парень даже отвечать не стал. Девушка в итоге решила, что обидела его чем-то. Да уж, не знала она о том нашем разговоре…
Дождь так и продолжал лить. Река начинала подступать к главным воротам. К вечеру четвертого дня Юнера зашла в комнату, где мы спали с ней на большой кровати на первом этаже. Она по-прежнему сильно хромала, но уже опиралась на ногу. В этот день она даже сама с Торговцем и Мередит навестила Богдана. Его должны были выписать на следующий день, но Лерон объявил, что продолжит наблюдать за своим пациентом еще несколько дней после. Я спала, разместившись на стуле и положив голову на подоконник. Одинокая свеча горела неподалеку, даря тусклый свет.
Юнера заметила записку, которая лежала на столе и была передана мне Лео четыре дня назад. Вторую я уничтожила при первой же возможности, а вот эту никак не могла выкинуть. Я все представляла, как захожу однажды к Лео, сую ему ее в руки, целую и прошу прощения…
Пальцы Юнеры развернули скомканный листочек, и она быстро пробежалась глазами по строкам:

Город с черными куполами,
Увижу ли я вновь тебя?
Твои переулки с долами?
Прошу, забери вновь меня.

Город, я вижу, не помня,
Почему ты так тянешь, зачем?
Почему на рассвете сегодня
Ты заставляешь думать о нем?

Город, скажи, что же лучше:
Умереть, ждать обманчивых фраз?
Убегать, просыпаясь все дальше
От его ослепительных глаз.

Расстилается ткань кружевами…
Говорил ты: "Люби, отпускай".
Город с черными куполами,
Город, прости и прощай.

Кай просила прощения у города, который подарил ей те незабываемые мгновения с Лео. Они сидели на утесе, и он обещал ей, что когда-нибудь они окажутся с ним в городе с черными куполами. Он обещал. Но Юнере не нужны были оправдания. Она кое-чему научилась, пока лежала с поврежденной ногой, почти не выходя из комнаты. Девушка положила записку, подошла к Кай, сосредоточилась и, закрыв глаза, положила руку ей на плечо.

"Когда-нибудь, я отведу тебя туда, - он тихо усмехнулся и помотал головой, словно сам себе противоречил, словно не верил, что такое пообещал ей.
-Обещаешь? - улыбнувшись, Кай посмотрела в его изумрудные глаза.
-Да. Когда-нибудь мы вместе окажемся в Городе Гремучего Водопада, - он посмотрел на девушку, и лишь тут она поняла, что они стоят почти вплотную друг к другу. - Он слишком красив, чтобы наблюдать за ним издалека.
-Да, - Кай попыталась сделать вид, что совсем не смущена, хотя сердце с бешеной скоростью колотилось в груди. - Он и отсюда очень красив.
-Но ты лучше.
Она перевела удивленный взгляд на Лео. Парень переступал с ноги на ногу и, видимо, почувствовал себя еще более неуверенно, когда Кай залилась краской и застыла перед ним, словно камень. Лео был выше нее на целую голову, и ей приходилось смотреть на него снизу вверх. Кай почувствовала, как его ладонь сжала руку, и, боясь пошевелиться, тяжело втянула в себя воздух. Его руки были такими теплыми, что она совсем забыла о холодном ветре, что гулял в горах.
-Кай…
Он тихо прошептал имя. Так тихо, что мурашки побежали по коже. Она закрыла глаза, полностью отдаваясь его воле. Он медленно склонил голову, и в этот момент их губы почти слились в поцелуе…"

Что-что, а это я не рассказала Юнере, когда мы прибыли обратно в человеческий мир. Я умолчала о своих чувствах к Лео и о том, что в Логове поначалу он мне нравился, что мне даже казалось, что я люблю его.
Мне это снилось. Перед глазами проносились воспоминания прошлого, которые видела Юнера, используя свою силу кальдильера. Она увидела мои воспоминания, почувствовала все то, что чувствовала тогда я. Я распахнула глаза и уставилась на подругу. Записка лежала не на своем месте. Значит, она прочла. Я попыталась сделать вид, что мне все равно, и поднялась со стула. Все тело затекло, и я выгнулась, чтобы размять спину.
Юнера оставалась на месте, когда я отошла, чтобы расстелить кровать. Мы обе молчали, как вдруг ее голос разрезал ночную тишину.
-Ты любишь Лео?
Я продолжала раскладывать подушки, встряхнула одеяло и лишь тогда отошла от кровати.
-Нет, - ответила я невозмутимо, даже не поднимая на нее взгляд.
Я взяла листок и сожгла его в пламени свечи. Открыла окно и смахнула на улицу пепел. Он разлетелся, рассыпаясь в воздухе и медленно оседая на размытой дороге. Поутру прохожие и телеги смешали его с грязью, и уже ничего не могло служить мне воспоминанием о той самой зиме.



Кай Миронова

Отредактировано: 16.11.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться