Орден Леса. Обретение мести

Размер шрифта: - +

Глава 14. Мы?

Ровная степь. Никаких изменений с моего прошлого похода. Все та же мелкая живность под ногами. Легкий ветер в лицо сопровождал на протяжении всего похода. Я шел в ближайшее селение. Нужно найти причину смерти дорогих мне людей. И где, как не в ближайшем селении, начать поиск людей или хотя бы информации.

Прошедшую неделю я запомню на всю оставшуюся жизнь. Все это время я занимался уборкой двора, в котором меня приютили, обучали, и чего уж душой кривить – любили. Да, были вещи в поведении наставников, особенно наставницы, которые мне не нравились. Но я думаю, что это такое проявление любви и заботы с ее стороны. Хотя нет, это раньше я думал так, а сейчас я в этом уверен. За последнее несколько лет я уже в третий раз теряю все в своей жизни. Сначала война. Война и потери – понятия равносильны в едином контексте. Только наладился мир на Земле, только появились перспективы на реконструкцию цивилизации и... добро пожаловать в капсулу. И вот он третий раз. Так и подмывает сказать, как герой, какого-нибудь дешёвинького кино: «Я больше никогда и никого не потеряю! Я защищу всех дорогих мне людей!». Но нет! За это время, жизнь меня научила не верить в такие сказки. Что бы делать такие заявления, необходима сила, но я не уверен, что мой текущий уровень навыков и знаний для этого достаточен. Кроме своей наставницы и иллюзорных противников я никого еще не встречал на своем пути. Да и встреченные мною противники не раз доказали, что мне еще расти и расти. Как минимум, надо понять навыки которые будут открыты у меня и у моего оружия. А сколько еще сильных мира сего встретиться на моем пути мне не известно.

 «Регрессия к среднему значению» – вот как можно назвать все это. И пусть, это понятие не является плодом моих размышлений, но очень четко передает все случившееся в жизни. Любое доброе и светлое в нашей жизни неизменно будет выровнено потерями и провалами, темными моментами жизни. И когда такое случается, мы начинаем жизнь с той точки, в которой уже были. Правда остается вопрос: почему именно это положение дел является точкой старта. Но это сейчас не важно.

Наставников я похоронил по обычаю Ордена леса. Вырыл широкую могилу, такую, что бы рядом уложить тела моих наставников. Глубина могилы ровнялась максимальной длине оружия, хозяин которого будет похоронен. А далее все просто. Живот погибшего протыкается его же оружием, и засыпается землей. В течении суток на этом месте появится молодой росток. Тип ростка определяется деревом, изображенным на спине у похороненного. Как не сложно догадаться, появившимся ростком был дуб. Похоронил же я их на том самом месте, где с меня упали литры крови и пота. С одной стороны ужасно варварская  церемония погребения – протыкать мечем и без того мертвое тело человека. Но есть в ней что-то прекрасное, по моему личному мнению.

Тела нападавших, я просто сжег. Без тени сожаления, раскаяния или каких других чувств. Нет, это не был обряд или какая-то дань презрения или чего-то еще. Это был холодный расчет. «Нет тела – нет дела» – именно таким принципом я пользовался, когда сжигал все трупы. Пользуясь случаем, так сказать, я сжег и все то, что осталось от пожарища в дворе. Только дом остался цел, все остальное надо было отстраивать. Так как у меня не было знаний необходимых для этого и средств, то это все откладывалось на неопределенный срок. Конечно, если я останусь тут жить.

Потом еще длинный процесс отмывания стен и вспахивания земли. Все это было надо, что бы максимально скрыть следи боя и крови на всех видимых поверхностях этого двора. Работа муторная и долгая, но не менее важная, чем избавление от трупов.

Странно все это. Мирная жизнь моих наставников. Я бы даже сказал отшельническая жизнь и ни с того ни с сего столько смертей. Но, не мало странным мне показалось и то, что никто не пришел за это время в дом, который меня приютил. С противниками все понятно – они или узнали все, или просто выжидали. А вот почему никто из деревни не пришел не понимаю. Пожар то, думаю, был виден. А Ролан с Анари были не простыми людьми и не последними жителями этих краев. В этом я тоже уверен.

Сама же деревня мало чем отличалась от моего последнего визита. Каждый бегал по своим делам. Не похоже, что бы кого-то огорчила смерть моих наставников. Хотя, скорее всего, никто из местных жителей даже не знает об этом. Я не планировал ни с кем вступать в конфликт. Пока что не планировал. По этой причине из оружия у меня ничего не было, кроме кинжала. Это скорее  инструмент быта, нежели оружие. Надо было найти информатора, правда, еще не сильно представляю, что спрашивать. Но у кого  - я пока что, тоже, не знал. Обычно, в таких ситуация, опять же в книгах, все знают уличные попрошайки. Но в этой деревне их нет. Это я заметил еще в прошлый свой визит. Но почему тут не было попрошаек я затрудняюсь ответить. Может по тому, что это деревня, пусть промышленная, но деревня и все соседи друг для друга помагайки. Или же потому, что тут в ходу такое понятие, как рабство и торговля людьми.

Значит надо спрашивать у знакомых. Знакомых у меня было много, вот только не уверен, что эти знакомые захотят со мной говорить, кроме одного. Точнее одной. Не знаю чем это объяснить, но я нашел уверенность, что надо спросить у Матрены.

Рынок. Рынок как рынок. Тут тряпки, там пряности, между ними рабы и люди торгующее самими собой. Куча криков и гама с предложениями и страстными спорами на предмет цены за «это изысканное изделие лучших портных» или «да ты меня без штанов оставишь, а мне семью кормить». В общем рынок, как рынок.

Матрену я нашел быстро. Она стояла точно там же, где и в прошлый раз. Не успел я к ней обратиться, как услышал басовитое:



Сергей Сотари

Отредактировано: 29.03.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться