Первенец

Font size: - +

Глава 10. У речного вокзала

Осенью день шел на убыль быстро. Утром служебный автомобиль вез Наилия в Равэнну пока еще темно, а возвращал домой к ночи. Иногда он видел светило только в окнах генерального штаба и то мельком, если огненный диск соизволил выглянуть из-за туч. Дрянная погода, сырой и промозглый город, равнинный сектор.

Генерал вытянул спину, чтобы сбросить напряжение с мышц. Полдня провел в кресле кабинета и теперь снова сидел уже во внедорожнике. Считалось, что вне космоса бойцам и офицерам служилось легче, но Наилий то время, что проводил на планете, почти ненавидел. Встречи, совещания, разговоры безумной каруселью. Как-то раз посчитал, что за день провел пять совещаний, и единственным результатом стало решение провести еще два. Ритуальные пляски гнарошей возле костра, а не служба. Выть хотелось от того, как бездарно тратилось время.

– Слушаю, – ответил он в гарнитуру, нажав на кнопку приема вызова. Вместо трелей звонка давно тихое пощелкивание, от стандартных мелодий тошнило.

– Ваше Превосходство, вы просили сообщить, как будет информация от дипломатов, – либрарий говорил быстро, будто боялся, что командир перебьет и все мысли, что он нес как в охапке,  рассыплются и перепутаются, – на Пиеруру дарлибы договорились с гнарошами о временном прекращении огня и открытии гуманитарного коридора. У них несколько караванов грузов и согласованный маршрут. Просят нас выставить охрану числом не меньше…

– Договор заполнен?

– Да, Ваше Превосходство, я отправил вам на почту.

Война у легарцев, наняли они гнарошей, гуманитарную помощь выкупили у дарлибов, а охранять караваны должны цзы’дарийцы. Политика, чтобы её демоны сожрали!

– Это срочно?

Флавий замялся и запыхтел в гарнитуру. Наилий представил, как молодой лейтенант дергает мочку левого уха и кусает губы. Всегда так делал, когда командир уезжал из штаба до окончания рабочего дня, и внезапно появлялось срочное дело. Либрарию уже хватало ума и опыта самому отказывать тем, кто мог подождать до завтра, но иногда припекали сомнения.

– Дарлибы просили решить вопрос как можно скорее. Караваны уже на орбите и легарцы в оккупированных поселениях третьи сутки без еды.

Наилий посмотрел через тонированное окно на город. Вместо оживленных центральных улиц, сверкающих огнями вывесок, скупо желтели редкие фонари рабочей окраины. Водитель не спеша крутил руль, заезжая на парковку речного вокзала. Место он найдет быстро и где-то здесь уже должна стоять дарисса в форме диспетчера. Не очень вежливо при ней молча читать договор. А подписывать не глядя – риск получить неприятный сюрприз вроде невыполнимого условия с солидной неустойкой. Хитрость и жадность дарлибов в поговорках встречалась чуть реже, чем их феноменальная нечистоплотность. Галактические торговцы родную мать могли продать, если чуяли выгодную сделку, а потом милостиво забрать обратно за вознаграждение. Да и кроме этого были нюансы.

– Флавий, ответь дипломатам, пусть ждут. Договор верни разведчикам, мне нужны полные данные, а не стандартное согласование. Гнароши там воюют и с той и с другой стороны, отдельные кланы ловко перебегают от наших к вашим и обратно. Как бы на нас не напали те, кто коридор пообещал, а потом передумал.

– Есть, Ваше Превосходство.

– Отбой.

Наилий снял гарнитуру с уха и спрятал в карман, чуть не смяв хрупкий девайс в кулаке. Теперь незавершенное дело будет стучаться в мысли и мешать на выставке. В бездну всех дарлибов, гнарошей и легарцев! Хотя бы на один вечер.

От причала речного вокзала отошел катер, а из дверей хлынула толпа, затопив парковку. Большинство спешило на остановку автобуса, кто-то нырял во дворы и лишь немногие счастливчики садились в автомобили. Наилий узнал Куну сразу даже через темную тонировку окон. Высокая, но сутулая, будто через плечи перекинута палка, а на концах два тяжелых ведра с водой. И нужно внимательно смотреть под ноги, чтобы не запнуться о камни на дороге. Так ходили женщины в горной деревне к колодцу, когда гроза лишала долину электричества. Отключался насос на скважине, и воду приходилось доставать из-под земли ведрами.

Те женщины были крепкими и терпеливыми, как деревья на склонах гор. Уложенные в косу волосы несли короной на голове, а согнутая от тяжкого труда спина никогда не ломалась. Они жили, будто пережидали бурю каждый день от восхода светила до заката. Смотря на них, кадеты забывали усталость от тренировок, синяки от ударов посохом и вечно голодный желудок. Настоящая сила всегда внутри.

Куна напоминала Наилию гоных женщин своим упорством, неуступчивостью и простотой. Равнинные красавицы совсем другие. Часами говорят о себе, постоянно поправляя прическу, одежду и думая лишь о том, как выглядят. Весь пыл молодости тратят на завоевание мужчин. Настоящие хищницы. Необщительный генерал терялся под их напором, как мальчишка, впервые оказавшийся за стенами интерната. Позже он понял, что был главным зрителем их спектаклей. Даже в постели, даря близость, они вдохновенно играли роль. Фальшивые слова, лукавые улыбки, неестественно бурные реакции. А внутри вместо силы пустота. Ничего. Никогда.

– Нурий, открой дверь, пожалуйста, – попросил генерал, когда Куна заметила внедорожник и пошла к ним через парковку. Водитель нажал на кнопку, и со стороны свободного места на пассажирском сидении рядом с Наилием плавно открылась дверь. Дарисса не дошла десяток шагов, как наперерез к ней бросилась другая, оживленно жестикулируя и тараторя. Куна пыталась увернуться, смущенно улыбалась и отрицательно мотала головой, но назойливая собеседница вцепилась в рукав форменного пиджака. Обе оборачивались к машине, но генерал знал, что разглядеть его в приоткрытую дверь невозможно. Время шло, разговор не затихал, Куна все больше отступала обратно к речному вокзалу и, казалось, готовилась к бегству.



Дэлия Мор

Edited: 13.11.2017

Add to Library


Complain