Под черной луной

Font size: - +

Глава 9 В которой уже ничего нельзя изменить

Ватикан, Катакомбы Собора святого Петра. Ламифрат Порядка. В то же время.

 

Тысячи свечей, растущие как сталагмиты на золоченом остове паникадила, освещали гнетущие своды огромного помещения. Волнующееся море темных плащей смыкалось вокруг коленопреклоненного адепта. Вблизи было видно, что он пугающе истощен - кожа обтягивала кости как папиросная бумага, а руки тонули в рукавах. Над ним возвышался другой вампир, в полном облачении Белого Инквизитора - в белоснежной мантии и такой же моццетте, покрытой золотым шитьем. Его действия были преисполнены спокойствием и важностью, но за маской холодной отчужденности, которую Дамиан носил веками, скрывались самые разные чувства: личное отношение к каждому представителю Совета и беспокойство за любимого ученика, готовящегося вступить в ряды высших.

- Единство крови - единство силы, - скандировала толпа на латыни, когда руководящий церемонией развел руки в стороны, тем самым подавая знак к молчанию. Дамиан полоснул по ладони ритуальным кинжалом, и адепт приник к живительной жидкости. Отдавший свою кровь, он получал взамен объединенную силу Совета. Сила. Скорость. Эмпатия. Гипноз. Целительство. Способность ходить под солнцем. Устойчивость к укусам вервольфов. Семь составляющих могущества правосудия.

Но еще никто не смог принять эту силу сразу. Адепт стал отклоняться всем корпусом назад, и стоящие наготове подхватили его под руки.

- Сообщите, когда он придет в себя.

И Дамиан стремительно покинул Зал Посвящения.

 

***

 

Я инстинктивно пригнулась, и следующий болт срикошетил от стены. Руна жгла каленым железом, но даже эта боль отошла на второй план, когда я увидела, как фигура упавшего вампира на глазах превращается в горсть праха - "просели" плечи, смялась одежда, лишенная опоры, вверх взметнулись невесомые крупицы пепла.

Влад тоже неподвижно, в каком-то ступоре, смотрел на смерть своего создателя.

- Очнитесь, оба!!! - рявкнула Инна и втащила нас за поворот. Вовремя. Туда, где мы стояли секунду назад, обрушился град выстрелов.

Да сколько же их там? Как и у исаэля, пульса у охотников не было, не определишь. Но возвращаться и выяснять сродни сумасшествию. Оставалось только одно - бежать, сдерживая сверхскорость - если одному еще допустимо петлять по подземным туннелям на свой страх и риск, то втроем в буквальном смысле снесешь себе голову если не об стену, то о спину друг друга. Думаю, я могу не продолжать - каждый хоть раз наблюдал, какие аварии происходят на авторалли. Я бежала, и мое сердце колотилось от прилива адреналина - знаю, это безумие, но теперь я понимала давно умершего прадеда, чья нога, ампутированная во время войны, вдруг начинала ныть "к дождю". Скоро метка ослабила свое воздействие, и азарт вытеснил все прочие чувства.

- Почему нельзя просто с ними разобраться? - во мне бурлили эмоции, отчасти вызванные облегчением оттого, что опасность позади - накопленное напряжение искало выход.

- Были желающие и до тебя, - хмыкнул Влад, критически оценивая мое состояние, - но больше их никто не видел. Когда приближаются Охотники, нужно держать дистанцию, вот правило.

- Они настолько неуязвимы? - мой пыл несколько охладился.

- Ладно, я понял, что Ленсар совершенно тебя не готовил, - вампир сложил руки в замок и покачал головой, - прости, - он поднял на меня виноватый взгляд, - просто все знают об охотниках. Это непреложная истина.

- И в нее тебя посвятил тот тип из канализации? - да, я не должна была так говорить, но меня взбесило упоминание о Ленсаре.

- Да в этой гребаной канализации мы оказались из-за тебя! - выпалил подросток, а Инна встала между нами, готовая держать перекрестный огонь, но не пришлось.

Я хотела что-то ответить, столь же резкое, но лишь беспомощно хватала ртом воздух. Потому что Влад был тысячу раз прав. Все произошло только из-за меня. Если разобраться, то Алексу, за которого - только с моей извращенной точки зрения - я была в ответе, при свете дня ничего не грозило, а Алена явно не стоила того, чтобы подставлять под удар представителей своего вида, своих...друзей. Мы все сильно сблизились за эти несколько дней, я едва ли не впервые почувствовала, что значит семья, а теперь позволила себе пойти на поводу у ревности. Почему так больно?

Действительно больно, татуировка снова превратилась в свежее клеймо, а это значит...

- Они взяли наш след, - сообщила Инна, - надо уходить. И не вини себя, - обернулась она ко мне, - ты поддалась эмоциям, как...как человек. Всего два месяца назад ты была человеком! И кто из нас мог знать, что "Сияние" окажется второсортной подделкой...

Она пытается меня оправдать. Стало еще паршивее. Влад молчал, глядя куда-то в сторону. Каково ему сейчас? Увидеть своего создателя, и почти сразу - его смерть. Инна упомянула, что он был отлученным. В другой раз меня бы заинтересовало, за что...

- Уходим, - повторила Инна, и бегство началось по-новой. Еще немного, и я привыкну к этим бесконечным кирпичным разводам и коричневым шлейфам брызг за спиной.

- Почему они нас нашли? - спросила я на ходу, - разве мы не оторвались?

- Мы и не отрывались. Они не остановятся, пока не сделают свое дело, - хмуро ответил Влад, - нам нужно выкроить время до прихода Высшего.

Меня словно ударили под дых, я и не заметила, как остановилась. Накатила злость, от того, что мне не сказали правду. Я что, ребенок, чтобы скрывать от меня такую "несущественную" деталь?

"И не отрывались".

- А если Дамиан не придет?!

- Еще в клубе я оставила сообщение на голосовую почту, потому что не смогла дозвониться, - скороговоркой произнесла Инна, - но в любом случае как мой сир и твой опекун он почувствует опасность и придет.

Лучше бы ей не ошибиться, потому что то, что происходило дальше, напоминало тараканьи бега на "ферме" какого-то сумасшедшего энтомолога - мы уходили от преследователей по замкнутому подземному лабиринту, останавливались, прислушивались к своим ощущениям, и двигались по новому маршруту. Но постепенно куда бы мы ни направлялись, от боли становилось уйти все труднее.



Екатерина Лоринова

Edited: 25.12.2017

Add to Library


Complain




Books language: