Принцип Троицы

Font size: - +

Глава XV. Пограничное состояние.

Виктору снова не спалось, и работать он больше не мог. Погасив свет, физик в очередной раз пытался заснуть. Сквозь тонкие щели жалюзи проскальзывал из коридора скудный зеленоватый свет. Больница затихла до утра, поскрипывая кроватями, шелестя страницами детектива, над которым склонилась дежурная. На секунду ее потревожил чей-то нездоровый храп, и она снова углубилась в чтение. Виктор прикрыл уставшие от работы глаза, стараясь расслабить напряженный мозг. Сон не шел, и пациент бесцельно вслушивался в тишину, в свое дыхание, чтобы не думать. Внезапно ему показалось, что в палату кто-то зашел. 'Наверное, медсестра'. Миллер решил притвориться спящим, не желая перекидываться с ней ненужными фразами о бессоннице, о том, что ночью надо спать. Однако кожей он почувствовал пристальный взгляд и услышал тихие-тихие, почти невесомые шаги. Виктор открыл глаза и, моргая, рассмотрел тоненькую фигурку, заворожено застывшую перед кроватью.

  - Привет! - ласково прошептала она. - Прости, что разбудила тебя...

  - Ты?! - воскликнул Виктор. Он подскочил, как ужаленный, запутался тяжелой загипсованной ногой в простынях, проклиная неуклюжесть. Сглотнул боль, не выпуская ее наружу.

  - Ну, что ты, - нежно увещевала его она, - осторожно!

  Он встал навстречу:

  - Боже, Дина! - неуверенно держась на ногах, Виктор крепко прижал девушку к груди.

  - А-а-ах, - только и вырвалось у нее.

  Они приникли друг к другу, чувствуя биение сердец, отсчитывающих единый ритм. Без слов. И невозможно было оторваться. Виктор покрывал ее лицо трепетными лепестками поцелуев, ощущая, как грудь его распирает непомерно выросшее, громадное сердце. Он отдал бы всю жизнь, чтобы только чувствовать, чувствовать, чувствовать это настоящее живое любимое тепло! Они ласкали пальцами волосы и ловили на лету дыхание друг друга. Дина таяла, радуясь, что он помнит ее, ощущая, что нужна. Глаза их стремились объять, впитать образ напротив, молча рассказывая друг другу о пережитом.

  К нему вернулся дар речи:

  - Господи! Ты вернулась!

  - Ви-и-тя, - нараспев выдохнула она, отвыкнув произносить это имя вслух.

  Девушка сжимала его ладонь, сама не зная, верить ли в то, что он рядом, во плоти, и, сострадая, разглядывала еще заметные ссадины вокруг глаз, на скулах, и новый шрам возле губы. Отросшие темные волосы с редкими штрихами седины покрывали его голову. Взгляд Дины пробежал вниз, цепляясь за перевязанную руку, гипс на ноге.

  - Хороший мой! Болит?

  - О, нет, совсем нет, - сиял он.

  - А ты меня обманул, - жалостливо произнесла она, - сказал, что все нормально...

  - Я не хотел... тебя... беспокоить, - оправдывался он, продолжая ее целовать.

  - Ты садись, Витенька, - предложила Дина, - тебе, наверное, трудно стоять.

  - Да ничего. Ты здесь, и это главное! - храбрился Виктор, усиленно делая вид, что все в порядке, но девушка потянула его за руку к кровати, и они присели рядом на краешек высокой больничной койки.

  - Я так хотела увидеть тебя! - мечтательно улыбалась Дина. Она не могла насмотреться на него, чувствуя, что встреча продлится недолго.

  Виктор зажег прикроватную лампу, и они сощурились от яркого света, вспыхнувшего в темноте.

  - Как тебя впустили ночью? - удивился он. - Мама говорила, на ночь отделение запирают...

  Дина помялась:

  - Не знаю, как тебе ... объяснить. Еще пару минут назад была в горах, в пещере... И вот я как-то перенеслась сюда, - развела руками девушка, - и ты здесь. Но как бы это ни произошло, так хорошо хоть на мгновение побыть вдвоем!

  Он недоверчиво отстранился:

  - Я безумно переживал за тебя... А ты решила уместным пошутить? - с обидой в голосе произнес он.

  Дина растерялась:

  - Нет, что ты, я не шучу! Все так и было! И через несколько минут мне придется вернуться...

  - Каким образом? - напряженно спросил он. - И зачем? Куда?

  Дина встала и оглянулась на вход:

  - Мне так сказали... Признаюсь честно, я ни в чем не уверена. Может быть, это только сон или галлюцинация, но все кажется таким реальным... Ты...

  - Дина, ты разыгрываешь меня! Перестань! - вскрикнул он, и, переходя на шепот, повторил. - Перестань, я не могу...

  - Прости, но это правда, - вздохнула Дина. Девушка что-то нащупала в кармане видавшей виды кофты и выудила на свет подвявший желтый цветок с уныло висящими пятью лепестками:

  - Вот, он еще пахнет, - протянула она ему маленькое 'доказательство' из недр горной природы.

  - Что это? - не понял Виктор.

  Дина ссутулилась:

  - Я сорвала его в лесу, сама не знаю зачем. Сегодня вечером. Мне встретилась странная женщина в скалах. Она помогла увидеться с тобой, и, если честно, мне самой кажется, что все это снится, просто как-то слишком уж по-настоящему... Со мной много чего произошло, и, думаю, еще произойдет. Я готова ко всему, но боюсь только, что с тобой что-то случится или, что нам не дано быть вместе. Мне кажется, я сильно изменилась за эти несколько дней, как будто пережила не одну жизнь. Я понимаю, ты мне не веришь, - горестно сказала она, - хотя... я сама себе верю с трудом, потому что каждый момент в моей аномальной жизни предсказать невозможно.

  Миллер вслушивался в ее слова, все еще не понимая их действительный смысл, а Дина приблизилась к нему и взяла за руку:

  - Я просто хочу, чтобы ты жил, был счастлив, даже если без меня..., - Виктору показалось, что последние слова она с трудом выдавила, но Дина заглянула ему в глаза. - Все вокруг кажется безумием, и я сама - будто не в себе. Но я все равно тебя люблю! Прости!



Галина Манукян

#7725 at Fantasy
#887 at Urban Fantasy
#1816 at Other
#26 at Esoterics

Text includes: мистерия, романтика, любовь

Edited: 02.10.2015

Add to Library


Complain




Books language: