Рождество

Размер шрифта: - +

Простуда

Ловко орудуя пинцетом и обычными маникюрными ножницами, Агнесса аккуратно снимала швы. Её лицо было сама сосредоточенность, хотя на взгляд Кея операция не представляла собой ничего сложного. Подумаешь, ниточки вытянуть… Она старалась ничего не упустить, попутно отмечая образовавшиеся рубцы.

- Первый раз в жизни снимаю швы, - призналась она под взглядом Кея, с интересом наблюдавшего за ней.

- И как ощущения?

- Радует, что не я их накладывала, - в её голосе чувствовалось большое облегчение от осознания подобного факта.

- Боишься крови?

- Боюсь ответственности. Это же медицина и человеческая жизнь, - со всей серьёзностью произнесла она. – А вдруг я что-то сделаю не так?

-  До сих пор у тебя всё получалось, - возразил Кей. – И ни один микроб в перевязку не попал. Из тебя бы вышла неплохая медсестра, - заметил Кей и про себя добавил «Если бы переводчик не получился».  

- Просто мне очень повезло со швами и нитью. Представляешь, если бы это была не мононить, а полинить какая-нибудь…, - что она только что сказала? -  Кручёная или плетёная? Или была бы плохая биосовместимость с твоими тканями? Или была бы не хирургическая нить вообще? Я с ужасом представляю, что бы делала тогда! – поделилась страхами Агнесса. – У тебя рубцы хорошо затягивается и эпителизация идёт быстро, - словно само собой разумеющиеся заметила она, делая лёгкую повязку.

- Можно перевести второе на нормальный бинарский?

- Затягивание раны кожей, - пояснила она. – Думаю, это предпоследняя перевязка, - она поднялась.

- Откуда ты всё это знаешь?

- Брат – хирург, - она уже собралась сделать шаг, но, почувствовав что-то неладное,  за руку её поймал Кей.

- Ты хорошо себя чувствуешь? – он поднялся с кровати. По тому, насколько расширены были глаза Агни, можно было сказать, что вопрос был мягко говоря неожиданным.

- Да, - растерялась она. Почему такая внезапность?

- Нигде не болит? – продолжал странный расспрос он, явно не поверив.

- Со мной всё  в порядке, - не понимала Агнесса.

- Температуры нет? – он обеспокоенно коснулся рукой её лба, оставаясь где-то на своей волне. – Чёрт, я не определю. Бланш! – позвал он в надежде, что она где-то рядом и, одевая рубашку и застёгиваясь, вышел в коридор. – Бланш!

- Что случилось? – он встретился с её непонимающим взглядом.

- У вас нет термометра? Можете измерить ей температуру?

Бланш приложила руку в её лбу.

- Вроде, всё нормально.

- Измерьте ей температуру! – не унимался Кей. – Я требую!

Оставалось только удивляться, что могло взбрести ему в голову, но Бланш подчинилась.

- 36 и 6, - просигнализировал термометр в руках у Бланш. – Она здорова.

По крайней мере, теперь он знает нормальную температуру дневного человека. Кей не поверил и посмотрел на термометр как на предателя.

- А других способов проверить её состояние нет? – Кей почувствовал себя беспомощным.

- Думаю, это вряд ли возможно.

- Плохо, что мы не на Бинаре, - тревожно  смотря на Агнессу, произнёс он.

Его взгляд упал на часы. Было уже около 12 ночи и ему пора было на работу. Идти туда и оставлять Агнессу одну не хотелось.

- Бланш, я пойду, - обратился он к ней. – Обещайте мне, что присмотрите за ней. Перед тем, как будете ложиться спать, проверьте ещё раз.

- Да, конечно, - пообещала она, но её взгляд отражал полное непонимание.

 

Утром Кей показался в дверях магазина раньше, чем обычно. Это не ускользнуло от Бланш, шоколадный магазинчик которой должен был вот-вот открыться.

- Ты сегодня рано, - нейтральным тоном прокомментировала она.

- Я отпросился, - словно это было обычным делом, ответил Кей. – Вам помочь?

- Я уже почти закончила, - не возражающим тоном ответила Бланш. Он отнёс к витринам несколько противней (или подносов) с кухни.

- А где Агнесса? –  осведомился Кей о том, что его больше всего сейчас волновало. – Я хотел сказать..., - и тут же понял, что спалился.

- Это её второе имя? – улыбнулась Бланш. На её лице не было написано ни удивления, ни подозрения, ни ещё чего-нибудь, что могло бы его насторожить. Казалось, реплику Кея она просто пропустила мимо ушей.

- Да, - согласился он.

- Она ещё не встала, - спокойно ответила Бланш.

- Разве она не должна помогать Вам?

 В груди закрались сомнения и раньше, чем Бланш успела рот отрыть, Кей уже бежал по коридору.

- Кей..., Кей..., - уже подбегая к её комнате услышал он. Голос был тихий и еле слышный.

Он распахнул дверь и подбежал к кровати. Агнесса вся горела. Ему даже не нужно было быть медиком, чтобы понять, что у неё высокая температура.

- Агни, что с тобой? – испуганно вырвалось у него.

- Кости ломит и встать не могу, - объяснила она в полголоса, так как на большее сил не хватало.

Кей встретился глазами с Бланш, которая уже держала в руках термометр.

- 39 и 2. У неё очень высокая температура, - обеспокоено констатировала она.  

- Нужно срочно вызвать доктора! – выпалил Кей. – Я сбегаю за ним, - мир сузился до состояния конкретного человека. Всё остальное его сейчас не волновало.

- Не надо, - поспешила успокоить его Бланш. – Это простуда. Я знаю, что делать.

- Простуда? – переспросил Кей. Ночная раса Бинара избавилась от этого заболевания много веков назад. И он только слышал, что такое есть среди дневных, ведь у ночных бинарцев был иммунитет против этого заболевания.

-  Распространенное  заболевание в холодное время года. Ничего серьёзного. Но некоторые переносят его очень тяжело, - как могла, пояснила Бланш, не вдаваясь в подробности. И тут в её голове всплыло недавнее воспоминание. – Ты уже вчера вечером знал, что она больна, - удивлённо посмотрела на него она. – Как ты догадался?



Галина Штолле

Отредактировано: 16.08.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться