Рождество

Ограбление

Была поздняя ночь, когда Агнесса сквозь сон услышала взволнованный голос Бланш.

- Агнесса! Агнесса! – та пыталась разбудить её. – Проснись! Кей в беде.

Фраза подействовала лучше всякого будильника. Агнесса мгновенно поднялась.

- Что? Что случилось? – испуганно спросила она.

- Там сын ювелирного мастера. Сказал, что ищет тебя.

Ювелирного? Причём тут ювелир? Так Кей работает у него?

Через несколько минут она уже направлялась сквозь ночной город к ювелирной лавке, не находя себе места от переживаний. У ювелира горел свет, и по количеству собравшихся людей можно было сказать, что произошло что-то серьёзное. Зайдя вовнутрь, Агнесса встретилась глазами с Кеем и оценила ситуацию. Его удерживали двое громил, но Кею ничего не стоило в любой момент вывернуться и скрутить их. Только чувство самосохранения не позволяло ему сделать это. «Как я рад тебя видеть!», - читалось в его взгляде. Мысленно он поблагодарил всех богов Бинара, когда она появилась на входе.

- Можешь объяснить, какого солнца тут происходит? – с языком у Кея было плохо. Он успел выучить только пару выражений, необходимых для работы.  – В чём они меня обвиняют? И объяснить этим бугаям, что я ничего плохого не делал.

Кроме Кея и удерживающих его мордоворотов в лавке находились ювелирный мастер и двое незнакомцев в другой одежде – мужчина и женщина. Явно не из местных. Агнесса обратилась к мастеру на местном наречии и через пару минут перевела Кею.

- Они обвиняют тебя в воровстве.

- Но я ничего не крал! Я же работаю здесь! – возмутился Кей.

- Я бы рад ему верить, - после перевода Агнессы ответил пожилой мастер. – Но эти двое утверждают, что видели его. По крайней мере, из того, что я понял.

Стоп. Это ещё что за шутки? Нет, только не говорите мне...

- Вы ведь толмач? – обратился к ней старый ювелир. – Может, знаете их язык? Сможете перевести?

Похоже, всё-таки да. Она повернулась к двум иностранцам. Мастер обратился к ним, видимо, представляя её. И они заговорили... Мозг Агнессы целиком переключился на идентификацию говоримой речи и поиска нужных слов в словаре. Пару секунд она ничего не могла понять из-за резкого переключения на новый язык с двух предыдущих. Но слова были до боли знакомы и известны, но название самого языка упорно отказывалось приходить на ум. Она начала отвечать им раньше, чем поняла, на каком языке говорит. Вульгарная латынь? Вы что, издеваетесь?

- То, что он был одет как он, вовсе не значит, что это был он! – выпалила она, защищая Кея. Нет, не издеваются. Настоящая вульгарная латынь.

Кей, внимательно наблюдавший за происходящим, не понял ни слова, кроме одного. Она на его стороне. И с благодарностью посмотрел на неё после произнесенной реплики. У него внутри всё прыгало и плясало.

- Стоп! – воскликнула Агнесса, когда мозги начали закипать. – Давайте по порядку!

Обычно переводчику приходится работать с одним языком. Его мозг служит всего лишь транзитом для информации во время устных переводов. Часть запоминается, тут же переводится и удаляется, освобождая место следующей. Что требовало хорошей оперативной памяти. И  что не мешает после чувствовать себя так, словно на тебе пахали. Здесь же, даже, если вычесть бинарский, который уже стал для неё родным, оставались немецкий и латынь. В древних своих формах. Ещё месяца 2 назад, она и помыслить себе не могла, что знание мёртвых языков придётся использовать вживую.

- Я буду по очереди переводить тебе их, - она посмотрела на Кея. Обычно переводчику ничем, кроме перевода заниматься не надо было. – Если твоя картина произошедшего будет не совпадать с ними, кричи громче, - здесь же приходилось переводить, запоминать и анализировать одновременно.

- Хорошо, - с готовностью согласился Кей.

Первой она обратилась к пожилому ювелиру. Он производил впечатление честного, порядочного человека, занимающегося своим делом и не трогающим остальных. И, так же как и она желавшего освобождения Кея.

- Сегодня около семи вечера я обнаружил пропажу ожерелья и серёг с рубинами. Оно лежало здесь, - он открыл верхнюю полку деревянного шкафчика и вытащил пустой бархатный мешочек. – Это набор, сделанный по специальному заказу одного из постоянных покупателей и завтра я должен отдать его ему.

- Я делал к нему огранку рубинов, - поделился Кей, когда Агнесса перевела ему первую часть.

- Сегодня вечером я проверил и не нашёл ничего, - продолжил ювелир. – Вчера они точно были на месте.

- То есть, мы идём по горячим следам, - сделал вывод Кей после очередной порции перевода.

- Эти двое утверждают, что рано с утра видели, как какой-то молодой человек в спешке покидал магазин, - ювелир указал на свидетелей.

Так… Переключение. Переключение на другой язык. Секунд 50 Агнесса собиралась с мыслями и нужными словами.

- Расскажите подробно, что вы видели, - обратилась она к ним.

- Мы проходили рядом с лавкой рано утром, когда нас чуть не сбил выбегавший оттуда молодой человек. На нём был синий жилет и выглядел он примерно так же как этот молодой человек, - указала на Кея женщина лет тридцати-сорока.

- Знаешь, у криминалистов есть такое выражение «врёт как очевидец», - не удержался от язвительного комментария Кей, когда Агнесса ему снова перевела.

- Почему вы решили, что это он? – поинтересовалась Агнесса.

- У него в руках блестело что-то красное, - был ответ.

Но мало ли, что может блестеть…

- Спроси, во сколько утра это было, - попросил Кей Агнессу.

- Начало девятого, - после недолгих раздумий ответила женщина.

- Это правда, - вмешался ювелир. – Я действительно отпустил Кея раньше сегодня.

- Почему? – Агнесса посмотрела на Кея, ожидая ответ.



Галина Штолле

Отредактировано: 16.08.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться