Рождество

Родной мир Тэ Нэ

Тэ Нэ неуверенно повернул ключ в замочной скважине.

- Проходи, - и, пропустив Селин первой, схватил коробку с пола и зашёл следом, захлопнув входную дверь квартиры.

Поставил её на пол, огляделся  и, словно не решаясь, произнёс почти срывающимся голосом:

- Я вернулся!

- Тэ Нэ! Братик! – навстречу ему мгновенно выбежали в коридор 2 маленькие сестры-близняшки лет пяти-шести с волосами цвета соломы ниже плеч и чёлками. Он сел на корточки, позволяя обеим обнять себя с двух сторон. За то время, что Тэ Нэ позволял сестрёнкам тискать себя и творить с собой, что им заблагорассудится, Селин заметила искреннюю радость в его глазах. Такого Тэ Нэ она ещё не видела. Он весь светился и смотрел на девочек так, словно от них зависит, будет он дышать в следующую секунду или нет.

- Мы так соскучились!

- Тебя долго не было! – упрекнула его она из них обиженной интонацией.

- Смотрите, что я вам привёз, - с этими словами он достал две большие фарфоровые куклы в половину девочек ростом и вручил каждой сестре. Те радостно ухватились за долгожданный подарок и освободили старшего брата из объятий, позволив ему подняться.

- А это тебе, - он протянул подошедшей матери длинную прямоугольную коробку. Она открыла крышку и коснулась тонкой ткани платья, уложенного в почти прозрачную бумагу. – Надеюсь, я угадал с размером, - в пересечении взглядов читалась нежность и желание обнять, которые оба старательно сдерживали. Радость матери, наконец-то увидевшего своего сына и радость сына, наконец-то вернувшегося домой.

- Нет того, с чем бы ты просчитался, - она готова была заплакать, но сдержала себя. – С возвращением! – и раскрыла ему свои объятия.

Обнимая её, Тэ Нэ подумал про то, какое счастье снова оказаться дома. Ему столько хотелось ей рассказать, но всё, что он мог сделать - это обнимать её и утопать в знакомом аромате духов, кремов и выпечки. Селин смотрела на всё как завороженная, чувствуя себя третьей лишней и готовой провалиться сквозь землю. Но сделать это не давало внезапно сделанное ей открытие, обрушившееся на неё громом среди ясного неба. Она смотрела на сестёр Тэ Нэ, на его мать и шокировано понимала, что Тэ Нэ другой. И отличается он не только от своей семьи, но и ото всех виденных ей сегодня матрианцев. Не как отличается европеец в семье азиатов, а как отличается русский в семье американцев, швед и француз, норвежец и испанец. Когда выглядят все вроде бы одинаково и принадлежат к одной расе, но ты смотришь на человека и понимаешь, что он другой. Так и Тэ Нэ был другим среди своей семьи.

То, что надо представить Селин, про которую он совсем забыл, стоило ему увидеть близких, Тэ Нэ понял только тогда, когда все молча уставились на неё. Повисло неловкое молчание, вернувшее Тэ Нэ к действительности.

- Это Селин, она…, - он не знал, какое слово ей подобрать, - из другого мира, - Селин вежливо поклонилась. -  Она поживёт у нас, пока не устроится? – он вопросительно посмотрел на мать.

- Да, конечно, - приветливо улыбнулась она. Под её взглядом Селин поняла, что боится семьи Тэ Нэ больше, чем его самого. Никогда ей не приходила мысль быть представленной его семье.   

- Братик, братик! Расскажи, что с тобой было? – близняшки уцепились за Тэ Нэ с обеих сторон, не отпуская.

- Я вам всё расскажу, - пообещал Тэ Нэ, беря в руки коробку и направляясь в комнату. – Поможете пока брату распаковать вещи?

- Хороший парень? – глядя вслед Тэ Нэ и близнецам ненавязчиво спросила его мать у стоявшей рядом Селин.

- Да, очень, - мечтательно глядя на Тэ Нэ ответила Селин раньше, чем спохватилась. – Ой, - она поняла, что выдала себя и неловко посмотрела на его мать. – Простите.., - запиналась она, -  я хотела сказать…

- Я знаю, - понимающе улыбнулась его мать и Селин шокировано посмотрела на неё, осознавая, что такой реакции как минимум не ожидала. – Всё в порядке, - поспешила успокоить Селин она. – Джайа Сой, - и представилась. – Мать Тэ Нэ и глава этого дома. Добро пожаловать, - она положила одну руку ей на плечо. – Идём, я покажу твою комнату.

Идя по коридору из холла, Селин пыталась сосчитать количество комнат. Кухня. Смежная с ней столовая. Гостиная. Её видно по широким двустворчатым дверям. Оранжерея? Его мать увлекается домашними растениями? Две ванные комнаты и два туалета. Комнату близняшки почему-то делили на двоих. Джайа открыла дверь и Селин оказалась на пороге своей комнаты в конце коридора. Кровать, туалетный столик, тумбочка, платяной шкаф – всё было сделано из дерева и оформлено в теплых коричнево-кремовых тонах.

- Спасибо, - с признательностью посмотрела она на мать Тэ Нэ. Но в её намерения вовсе не входило так быстро оставлять гостью одну. Уходить она вовсе не собиралась.

- Так, значит… ты и, правда, из другого мира? – немного не веря, уточнила Джайа, стоя рядом с платяным шкафом. Уж слишком необычно для неё это звучало.

- Да, - отрываясь от сумки с вещами, подтвердила Селин.

- Это многое объясняет, - задумчиво и скорее сама себе произнесла Джайа, подавая Селин вешалку. И видя немой вопрос в глазах Селин, продолжила. – Честно говоря, я рада, что на моего сына обратила внимание девушка. Ведь здесь не каждая девушка согласится, чтобы мужчина ей перечил и высказывал своё мнение, - поделилась наболевшим она.  – До сих пор мой мальчик не пользовался популярностью, - грустно вздохнула она.

- Почти как в моём мире, - иронично усмехнулась Селин, вешая платье на вешалку. – Только с точностью наоборот. У нас женщина должна быть тихой и покорной.

- Неужели? И мужчины заправляют всем? – искорки интереса зажглись в глазах Джайи. Услышанное казалось полной нелепицей.

- На Мэннере удел женщины – церковь, кухня и дети, - начала рассказывать матери Тэ Нэ Селин. – Нам нельзя носить ярких или вызывающих нарядов. Моды нет совсем. Всё только с рукавами и ниже колен. За разговоры на улице женщин могут побить розгами или посадить в тюрьму.



Галина Штолле

Отредактировано: 16.08.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться