Рыбка в клетке

Размер шрифта: - +

Глава 5

Я стою, и кожа покрывается мурашками. Воздух вокруг такой плотный, что не могу пошевелиться, трудно даже дышать. Пашка машет рукой.

- Ты чего стоишь? Уже уходишь?

- Собиралась тебя искать. Я уж начала беспокоиться.

- Искать? Я опоздал? Извини, у меня часов нет. Ты уже заказала?

- Нет. Тебя ждала.

- Та-а-ак… Вот, фе-ту-чини. Классно звучит. Давай возьмем.

Он вырос. Вытянулся и вверх, и вширь. Раздался в плечах и бедрах. Смягчились скулы, отяжелел, заострился подбородок. Оттопыренные уши присмирели, прижались плотно к голове. Волосы коротко острижены, торчат зло и ершисто. Линия губ четкая – плюс в мужчине, когда и верхняя, и нижняя губа явно очерчены и не теряются на подбородке. Красивый, прямой, не плоский нос. Глаза прищурены. Не помню, чтобы раньше так щурился – будто плохо видит. Когда кладет меню, вижу татуировку на ребре ладони: восьмерка – три нуля – восьмерка. Он убирает руку, и я не спрашиваю, что значат эти цифры.

- Ты повзрослел. Вряд ли бы узнала тебя на улице.

- Ты тоже. Выглядишь старше, я имею в виду.

- Что ты делал после девятого класса? Ты тогда даже не сказал никому. Мы только в сентябре узнали, что не будешь с нами учиться.

- В техникум пошел. Потом в армию. Дембельнулся, нашел работу. Но с нашими я, кстати, до сих общаюсь. А ты, говорят, все контакты оборвала.

- Да, я почти ни с кем не вижусь, только если случайно не встречу. Как они сейчас?

- Хорошо, Камила в Москве, на новостной канал устроилась. Костян в Германии, учится в магистратуре, там же работает. Кто еще? Ксюша замуж вышла, в июле второго родит. Темыч тоже женился, недавно вот, сейчас они на Кипре, гуляют…

Некоторые имена не соотносятся в моей памяти с лицами. Они представляются мне растворимыми, мутными отражениями в стакане с водой, идущей рябью. Небольшое движение – и разъезжаются по поверхности глаза, носы, рты, удерживаемые пока вместе тонкой, полурастворившейся нитью мысли «Списывал у меня математику». Странно – сидеть вот так, пытаться сложить забытого человека из жестов, голоса, смеха и знать, что где-то точно также пытаются сложить тебя. И сложно поверить, что собственное, знакомое до последней веснушки лицо может быть покрыто дымкой в памяти кого-то другого.

- Когда будет следующая встреча одноклассников?

- Через три года.

- Интересно будет с ними встретиться. Увидеть их взрослыми. Наверное, от них прежних мало что осталось. Помнишь, учителя нас постоянно хвалили? Говорили, что мы самые примерные. Это так? Мы все еще самые примерные?

- Нет. Тебе, кстати, передавали привет.

- Кто?

- Юрий Жмахов.

- Кто это?

- Он учился в параллельном классе.

- Передавай ему привет тоже.

- Передам. Ты-то как? Вроде в университет поступала.

- Поступила. И закончила. Сейчас работаю.

- А как личная жизнь?

- Штиль. А сам? Не женился?

- Нет. Ты ведь тоже еще замуж не вышла. Почему?

- Не зовут. Как они сейчас? Родные?

- Мать в деревне. Серый в военном училище, выпускается в следующем году.

- Небось вымахал под два метра.

- И тощий как жердь.

- Как ты в школе.

- Спасибо.

- Давно видел их в последний раз?

- На новый год.

- А где работаешь? Ты говорил, что нашел работу, только не уточнял где.

- Где подвернется.

- В смысле?

- Ну, починить там что-то, трубы прочистить или полку прибить.

- Как муж на час?

- Что-то вроде.

- А что дальше?

- В каком плане?

- Даже не знаю… Специальность какую освоить, высшее образование получить или там на стажировку за границу поехать.

- Зачем?

- Как зачем? Чтобы обеспечить себе достойную жизнь.

- Мне нравится моя. Я встаю, когда хочу. Могу спать весь день и бодрствовать ночью. Ем, что нравится, ношу, что хочу, не давлюсь в галстуках, иду на вызов, когда мне удобно. Если это хорошие люди – делаю им скидку, если покормят – бесплатно. Если плохие – больше не приду. Мне не нужно притворяться каждый день или горбатиться на биг босса. Я не за деньги работаю, и я сам себе хозяин. Люди постоянно меняются, с некоторыми я сдружился, с другими увиделся раз – и довольно. Пришел, сдал работу, ушел. И никто не заставит тащиться к ним снова. Есть вызов – работаю, нет – делаю, что хочу. По городу гуляю, с пацанами в гараже зависаю, можем за город мотнуться, на природу. За временем не слежу, часов нет, торопиться некуда. Есть крыша над головой, есть, что пожевать и попить, чем тело прикрыть. Вполне достойно. Мне нравится.

- У меня тоже есть работа, она официальная и заработок регулярный. Только это ничего не значит, если цели нет. Если нет того, к чему стремиться, зачем тогда вообще жить?

- Я не стремлюсь. Я уже. Моя цель – жить тихо, спокойно, просыпаться каждый день и чтобы меня никто не трогал. Я ее достиг.

- Это не цель. Это… даже не знаю что. Оправдание, страх, нежелание что-то делать и что-то менять. Цель должна быть большой, чтобы ради нее жить стоило.

- И какова же твоя большая цель?

- Когда буду умирать и перед глазами начнет проноситься вся жизнь, хочу, чтобы она была яркой, чтобы было за что зацепиться и что вспомнить. Хочу знать, что не боялась мира и не боялась жить, что использовала все возможности и все мельчайшие шансы, что не отступала и не жалела себя, что дала этому телу жизнь, а не существование.

- У тебя сейчас пар из ушей пойдет.

- Я серьезно.

- Я знаю. Это хорошая цель.

- Спасибо.

- И много ты уже сделала? Многого достигла?

- Я… кхм… Я сама это только недавно осознала. Я много об этом думала, размышляла, но вот… Буквально на днях созрела. Так что еще не много. Но я над этим работаю.



Лина Луисаф

Отредактировано: 06.03.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться