Шаг из тьмы (крв5)

Размер шрифта: - +

5.36.2 Ночь подозрений

Она проснулась в темноте, совершенно бодрой, как будто и не засыпала. Сознание не перезагрузилось, она как будто бы даже додумывала ту мысль, на которой уснула. Пытаясь понять, что её разбудило, она старалась не шевелиться, в надежде снова уснуть, как только поймёт. И услышала шаги министра Шена в библиотеке. Он шелестел бумагами на столе, ходил по комнате, потом шаги стихли, как обрубленные телепортом, но она знала, что это не телепорт, это "купол тишины", он не хотел её будить.

Она не слышала его шагов, но чуяла приближение, как рыба боковой линией, как будто он отталкивал от себя пространство каждым шагом. Он шёл сюда.

«Сейчас зайдёт и ляжет рядом. И поймёт, что я не сплю. И скажет… что-нибудь очень простое и правильное. Пару слов, может, два, или вообще одно. Скажет… что-нибудь хорошее, и мне станет хорошо. Какую-нибудь новую информацию принесёт, что-то такое, что всё изменит. Обнимет меня…»

Шаги приблизились, дверь открылась, свет не зажёгся, хотя Вера помнила, что оставляла его в автоматическом режиме.

«Здесь есть возможность отключить свет во всей квартире, но мне он не рассказал, как это сделать.»

В комнате было ужасно тихо, она лежала неподвижно, вся обратившись в то загадочное осязание, которое позволяло уловить его шаги с другого края квартиры… он обошёл кровать и осторожно открыл шкаф.

Вера приоткрыла глаза, наблюдая, как министр перебирает цыньянские костюмы, он снял один вместе с вешалкой, закрыл шкаф, тихо вышел из комнаты, плотно закрыв за собой дверь. Ей казалось, она способна усилием воли остановить своё сердце, чтобы оно не мешало ей слушать.

В гостиной он задержался, похоже, отключив купол, там шелестела ткань, скрипели ботинки. Потом тихо закрылась дверь в библиотеку, и его шаги уже не скрываясь простучали к порталу. Всё.

Она медленно и плавно дотянулась до своих амулетов и тоже провернула купол. Села на кровати, дрожа от холода, встала и включила свет. Открыла шкаф, изучила ряд костюмов, отмечая, который пропал – чёрно-серый, не из "специальных", обычный повседневный костюм.

«Сестру убивать пошёл, что ли? Или с мамой разговаривать?»

В это хотелось верить, но что-то ей подсказывало, что ей все кругом врут, в том числе, она сама.

«Куда ещё можно пойти в этом костюме в… половине первого ночи?»

Она дотянулась до часов на тумбочке, потом сверилась с телефоном – да, полночь с четвертью.

В ту ночь, когда Эйнис выгнала его из дома, и он пришёл к Вере якобы поесть, она прекрасно понимала, что уж с его-то деньгами и положением он мог бы найти себе ресторан по вкусу и сделать его круглосуточным одним небрежным жестом, но они оба делали вид, что такой возможности нет, это было удобно и приятно.

«Если бы хотел, он бы не постеснялся меня разбудить. Значит, не хотел.»

Двейн сказал, что господин будет занят всю ночь.

«Поздновато для официальных визитов. Для неофициальных по работе – слишком большое внимание к своему внешнему виду. Куда он пошёл?»

Она подошла к шкафу, прикрыла глаза, пытаясь вызвать в памяти все многочисленные моменты, когда он его открывал – вот он правой рукой берётся за ручку правой дверцы, открывает, вторая створка открывается сама, и он опирается на неё левой рукой, и так стоит всё время, пока правой копается в вещах. На какой высоте? Где-то здесь…

Она поднялась на цыпочки и уткнулась носом в эту часть дверцы, медленно глубоко вдыхая – пахло сталью и вином, крепким, не тем, которое они пили на пляже.

«А сталью пахнет его ненормальная бритва. Он бреется левой рукой. Он брился перед тем, как туда идти. Куда – туда?»

Опустив глаза, она рассмотрела на полу чуть влажные следы – дождь на улице, он уже был там перед тем, как прийти сюда за одеждой.

Уткнувшись в эти следы как собака, она беззвучно пошла по ним в коридор, в гостиной зажёгся свет, она увидела на диване небрежно брошенную одежду – пиджак, рубашка, брюки.

«Здесь переоделся, а потом прямо отсюда – сразу туда. Куда?»

Она подошла к его вещам так осторожно, как будто они могли на неё броситься, внимательно осмотрела, не прикасаясь и не дыша, чтобы не смешивать впечатления. Чистые вещи. На правом рукаве пиджака еле заметные светлые полоски, как будто кто-то тронул его руку рукой, испачканной в муке. Кто-то с маленькой ладонью и тонкими пальцами.

Уткнувшись носом в эти полоски, она медленно глубоко вдохнула и задержала дыхание, закрыв глаза, чтобы запах побродил внутри и нашёл отклик в памяти. Но в памяти ничего не нашлось. Запах напоминал о восточных рядах, что-то отдалённое она чувствовала в магазине госпожи Виари и во втором магазине косметики, но точно угадать не смогла.

Сделав шаг ко второму рукаву, она обнюхала его тоже, уловив сильно разбавленный запахом дождя и лекарств аромат дешёвых наркотиков, которые обычно курили нищие студенты за гаражами, и никогда не курили мажоры в клубах. Рубашка этой дрянью не пахла, как будто министр просто прошёл через помещение, в котором стоял дым, но надолго там не задержался. Рубашка пахла мылом, и совершенно не пахла островом и шашлыками – он вымылся перед тем, как идти в загадочное "туда".



Остин Марс

Отредактировано: 21.04.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться