Шаг из тьмы (крв5)

Размер шрифта: - +

5.37.2 Явление Эйнис

В портал ворвалась Эйнис, растрёпанная, красная и настолько злая, что Вера ей почти завидовала, она уже не считала себя способной испытывать такие чистые и мощные эмоции.

– Вы охренели, блин?! – завопила Эйнис. Министр резко обернулся, побледнел и застыл, Эйнис ничего не заметила, её распирало от негодования. Она вся тряслась, неуверенный подбородок, влажные глаза, сжатые до белых костяшек пальцы, отодвигающие брезгливо подальше длинный чёрный волос. – Вам негде блин больше, кроме как в моей квартире?! Нахрена ты её ко мне притащил?! – она смотрела на министра, но тот окаменел и не реагировал, Эйнис впилась взглядом в Веру и заорала: – Что ты у меня забыла?!

Вера медленно улыбнулась, наконец решая, что идеальный момент настал.

– Эйнис, ты вроде агент, а такая невнимательная.

Блондинка растерялась, лицо перестало пылать огнём, глаза неуверенно стрельнули на министра Шена, но ответа там не нашли, она опять уставилась на Веру, Вера улыбнулась ещё холоднее:

– Этот волос не мой. Посмотри поближе и убедись, у нас общий только цвет. У меня мягкие волосы, тонкие и чуть вьющиеся, а этот волос прямой и жёсткий как леска, он принадлежал цыньянке, немолодой, но всё ещё красивой. И очень богатой.

Эйнис ахнула и застыла с раскрытым ртом, посмотрела на министра и заорала ещё истеричнее:

– Ты таскал ко мне эту шлюху?!

– Она не шлюха, – сухо процедил министр, Эйнис фыркнула и закатила глаза:

– Она спит с мужиками за деньги – кто она?!

– Это не так.

«Дзынь.»

Он напрягся ещё сильнее, Вера смотрела, как выступают вены на его шее, как ребрятся мышцы на скулах, и мечтала довести его таки до срыва, хотя бы раз, чтобы увидеть, как он теряет самообладание, пусть это будет позорная истерика, с криком и швырянием вещей, чтобы она могла запомнить всё до секунды и пересматривать в памяти как любимый клип, каждый раз, когда опять захочет им восхищаться.

Эйнис смотрела на министра долго, но похоже, он на неё не смотрел, она не дождалась реакции и повернулась к Вере, требовательным жестом указывая на волос и на министра:

– Ты так это и оставишь? Ничего не хочешь сказать?

Министр перестал дышать, Вера выдерживала паузу и прохладно улыбалась волосу в руке Эйнис. Наконец перевела взгляд к глазам блондинки и с издевательским смирением сказала:

– А кто я такая, чтобы предъявлять претензии? Я, дорогая моя, как и ты, чего-то требовать не имею права. И я это понимаю. А ты ведёшь себя то ли как ревнивая жена, то ли как сварливая тёща, это ужасно некультурно. Закругляйся и иди с миром, а? И мусор свой с собой забери, будь добра.

Эйнис демонстративно кинула волос на пол, осмотрела министра с ног до головы, облив океаном презрения, посмотрела на Веру как на полную идиотку, развернулась и ушла.

В комнате повисла такая тишина, как будто тут кто-то играл в русскую рулетку и проиграл.

Ещё тёплое тело оседало на пол, из дыры в виске вытекала кровь, а сделать уже ничего нельзя, остаётся только смотреть и молчать. И они молчали, втроём – напряжённый до состояния камня министр, истерично-безмятежная Вера, и любознательно-равнодушная цыньянская шлюха, она трогала труп носочком туфли, улыбаясь сама себе – из-за неё уже сдохло столько надежд, что её это давно не трогало, хотя всё ещё льстило.

Вера наблюдала эту картину, испытывая желание подойти и сделать контрольный выстрел, чтобы глупая надежда уже точно никогда не воскресла. А потом пригласить цыньянку куда-нибудь выпить и поговорить об искусстве, оставив министра в одиночестве разбираться с телом и мыть полы.

«Ломается там, где было тонко. Где тонко – там обязательно сломается.

Виноваты всегда двое. Один – это министр Шен. Второй – это тот, кто лежит на полу. Цыньянка не виновата, это её работа. А я?»

Кто-то циничный и бесконечно старый внутри неё с мрачной улыбкой качнул головой – нет, Вера, ты была хорошей девочкой, просто тебя окружают сволочи.

«Но я их выбираю.»

Этого ты не выбирала, он сам пришёл за тобой.

«Но я к нему вернулась, когда меня украли. Чёрт, надо было разворачивать коня в другую сторону.»

Министр медленно и беззвучно развернулся к столу, положил ладони перед собой.

Вера отодвинула пакеты и придвинула следующую коробку, будничным тоном сказала:

– Крем для тела. Состав читать?

– Вера, я должен объяснить…

– Ничего вы мне не должны, не трудитесь, – она отвинтила крышку, понюхала крем и завинтила обратно, отодвинула к пакетам и взяла следующую банку. – И я вам ничего не должна, мы взрослые свободные люди, и при всём желании друг другу ничего хорошего в жизни не дадим, это следовало понять раньше, но мы оба закрывали на это глаза.

– Это не так.



Остин Марс

Отредактировано: 21.04.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться