Согнутые руки

10 ... неладные

        Сонно попивая кофе у окна в кресле, Рослин тихонько рассматривая фотоальбом со своими детскими снимками. На днях она выразила мысль, что вся ее жизнь оказалась иллюзией — с детства она была незнакома с самой собой, своими корнями, живя в обмане. Я не слышал от нее желания встретиться с Джетро. Роси вообще молчала о любых встречах с кем-то из четы Линделёфов. Она просто не могла поверить, что фраза Мэдди о «важном человеке Америки» окажется настолько буквальной. Я не теребил ей душу расспросами. Время должно смягчить ее чувства, и моя задача состояла в том, чтобы помочь ей пройти этот этап спокойно, без лишнего расстройства и срывов.
      
      Гретта призналась мне, что спустя пару дней, после визита Ателарда, у Роси случился приступ — ее всю колотило, холодный пот бежал градом, а тело сковало от судорог. Спустя полтора часа все прошло, и моя обмякшая малышка спала в комнате до самого вечера. Я выругался и приказал Гретте больше не скрывать от меня такие важные вещи, даже если Рослин сама просит ее об этом.
      
      Страх накрыл Роси, как бирюзовая волна настигает врасплох во время прогулки по берегу. Я понимаю и вижу, что она сейчас страдает — тихо сама с собой. Легче будет позже… Возможно в сей же час, сидя в кресле и рассматривая фотографии, она вздыхает не от печали, а с облегчением. Я не сплю — тихо смотрю на нее, и думаю, что неплохо бы накормить ее завтраком приготовленным собственноручно. Незаметно улыбаюсь про себя — я должен чаще ее баловать. Она не замечает, как я покидаю постель и иду на кухню, напоминаю Гретте, что сегодня мой день готовить для Роси завтрак, и она понимающе кивает мне, удаляясь, освобождая для меня кухонное пространство. Скромный набор на подносе в виде тостов с яйцом, томатом и беконом, в графине сок, бискотти и нарезка из фруктов. Рослин всё-таки улыбается, когда видит меня в фартуке горничной с подносом в руках.


 — Не откажешься от завтрака? Не уверен, что он получился вкусным, но все же… — Я поставил поднос на столик и перетянул его поближе к жене.
 — Попробуем, — она с интересом потянулась за тостами, а я налил ей сок и протянул стакан.
 — Приятного аппетита. — Она довольно съела один, и тут же схватила добавку. Я успокоился — мои кулинарные потуги увенчались успехом.
 — А ты почему не ешь? Разве тебе не пора собираться, чтобы успеть на самолёт до Флоренции?
 — Не надо, — я качнулся головой. — Я отменил поездку, перенес ее на несколько дней позже.
 — Но почему? Ты же говорил, важная сделка…
 — Хм-м… Я говорил? — Я растянулся в улыбке, когда понял, что ничего не рассказывал ей об этой конкретной сделке. У нее оказывается очень хороший слух. — Вообще-то я не припомню, чтобы говорил с тобой о работе.
 — Нет, мне не говорил, — Роси сделала пару глотков сока. — А вот по телефону с кузеном Рудольфом да, и я не подслушивала, просто услышала…
 — Мне нравится, — я встал перед ней на колени, и обнял руками за талию. — Нравится, что твоя голова не забита только мыслями о Линделёфах. Вот это настоящая ты — живая, рассудительная сеньора Макалузо.
 — Эй-эй, давай не разводи мне демагогию. Ты же не просто так решил не ехать.
 — Да, я решил побыть с тобой, сделка подождёт.
 — С чего ты решил остаться из-за меня?! Со мной все хорошо. Я уже набросала свежие идеи, эскизы для новых репортажей.
 — Какие репортажи? У тебя ещё нога в бандаже. Я проведу свободное время с тобой. Если ты не будешь против, навестим моего отца, он будет рад видеть тебя. Он часто спрашивает о тебе, напоминает, чтобы я лучше о тебе заботился.
      
      Роси протянула ко мне ладошку, и погладила колючую щеку.
 — Твоя забота обо мне лучшее, что я встречала в своей жизни. Так что поезжай решать свои рабочие вопросы, и если ты так переживаешь за меня, то я не откажусь поехать к дону Вито. Думаю, мы найдем о чем поболтать.
      
      Я почти согласился, но все равно, мне не хотелось оставлять ее одну после приступа. Мыслей в голове море — я так и не решился ей признаться, что знаю о вспышке криза после визита Ателарда. Разве не я обещал оберегать ее, Джо?


      Я до сих пор ещё не могу понять, куда ты мог деть хоть какую-то нарытую информацию о Линделёфе. Не может быть, дабы ее и вовсе не было! На этот счет у меня два варианта — информация была, но ты от нее избавился, как только узнал правду, или же, кто-то уничтожил ее специально, как только отправил тебя на тот свет. Два домысла вполне логичны, вот только какой из них правдивый? И ещё… Даже если ты узнал чья Роси дочь, я полагаю, ты же не был идиотом, чтобы шантажировать этой историей Джетро?! На пути к политическому трону он уязвим, и лишний шум ему ни к чему.
      
      Так было и тогда пятнадцать лет назад, он был министром финансов и собирался возглавлять должность вице-президента Америки. Ему не нужен был скандал о незаконнорожденной дочери, ему не нужна была Медельин и ее настоящая любовь. Пока желание править присутствует в жилах, любовь и чувства никогда не будут на первом месте. Джо, ты теперь молчишь и не ответишь мне правдой. Если ты действительно пытался шантажировать Линделёфа, то увы, братишка, могилу ты вырыл себе сам.
      
      Днём в четверг я отправил машину с Рослин в особняк к моему отцу, а сам уехал в аэропорт на рейс Чикаго-Флоренция с личной охраной и шофером. Кузен Рудо и деловые партнёры будут ждать меня к вечеру в ресторане «Грация», все шло по плану.
      
От лица Рослин Мэй
      
      Те дни, когда я гостила у дона Вито, пролетали незаметно. Вокруг меня казалось всё кружилось и все кружили, я чувствовала себя ребенком, который очутился в теплых объятиях бесчисленных родственников. Дон Вито дал мне понять, что он принял меня, как любимую невестку в свою семью, хотя изначально, ещё при нашем личном разговоре в бункере полгода назад, он говорил иначе. Я поняла, почему он тогда был так категоричен — он сомневался в том, сможет ли Фреди ужиться с такой, как я.



Элли Гарус

Отредактировано: 28.01.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться