Темный опекун для Красной Шапочки

Размер шрифта: - +

ГЛАВА 1. Я или не я?

Я очнулась от резкого медицинского запаха. Настолько мерзкого, что казалось, меня от него вот-вот стошнит. Но именно это отвращение и помогло мне смутно прийти в себя, разлепив невыносимо тяжелые веки. И тут же мне в глаза бросились множество странных приборов, казалось более уместных в лаборатории безумного средневекового алхимика, нежели в…

А где я, собственно, находилась?

- Ох, леди Мизери, вы очнулись? - услышала я причетания женщины в белой одежде, неожиданно склонившейся над моей кроватью. Увы, перед глазами все еще оставалось недостаточно четким, потому мне не удалось как следует рассмотреть ее лица. - Скорее позовите доктора! Это просто чудо! Мы уже не надеялись...

Все завертелось словно в водовороте, от которого лишь усилилось чувство тошноты. Что это за место? Как я здесь очутилась? Что происходит? И… кто я?

Малейшие попытки обратиться к памяти лишь усиливали тошноту, потому я просто лежала на месте, глубоко вдыхая воздух, гадко пахнущий резкими лекарствами. В то время, как вокруг меня суетились доктора и медсестры. Проверяли пульс, делали уколы, давали что-то выпить и так далее.

Все закончилось тем, что я снова отключилась. А когда пришла в сознание, то, по крайней мере, чувствовала себя получше. Даже сумела как следует осмотреться, и перед глазами больше не плыло.

Застонав, я безрезультатно потянулась рукой к стакану воды, стоявшему на столике рядом, но так и не сумела ухватиться за него…

- Леди Мизери, тише, не беспокойтесь, - проговорила медсестра (не знаю, та же самая, что и в первый раз, или уже другая — не запомнила ни ее лица, ни голоса). Подбежав ко мне, женщина взяла стакан со столика и, придерживая мою голову, помогла мне напиться.

Стало легче. Немного, но легче.

- Что происходит? - прошептала я, когда невыносимая сухость во рту более мне не мешала. - Где я?

- В Первом Королевском госпитале, - пояснила женщина. - Доктор велел ничего вам пока не рассказывать, для начала вам следует немного окрепнуть. Вы все еще очень слабы, лишние стрессы ни к чему. Отдыхайте.

Стрессы. Значит для стрессов имеется причина?

Прикрыв глаза, я попыталась собраться с мыслями — благо меня уже не тошнило, и голова больше не шла кругом, а значит можно попробовать.

Итак, я Этель Мизери, дочь благородного лорда Этгара Мизери и его супруги Лидии. Родители меня очень любят и заботятся с самого детства. Мы живем в большом красивом родовом поместье с пышным садом. Мне недавно исполнилось восемнадцать, и все эти годы я жила, не зная горестей. Братьев и сестер у меня нет — был младший брат, но пять лет назад он погиб, упал с лошади и свернул шею. А еще…

НЕТ! Я… я менеджер среднего звена, работавшая в московском магазине бытовой техники, пока меня не уволили в прошлом месяце, и вот уже третью неделю я сбивалась с ног, пытаясь найти новую работу, пока меня не выселили из комнаты, которую я снимала на окраине! Родилась в Нижнем Новгороде, уехала учиться в столицу, где осталась после выпуска, но так ничего особо и не достигла за свои тридцать с чем-то лет. Мои родители… а кто мои родители? Ничего о них не помню, как и о своем детстве. И об учебе — даже специальности, на которой училась, вспомнить не могу. Встречалась ли я сейчас с кем-нибудь? И сколько вообще у меня было мужчин? Не знаю. Как меня зовут? Черт возьми, даже этого не знаю! Почти ничего не знаю о себе…

Зато прекрасно, чуть ли не в деталях помню жизнь этой Этель! Так может… так может, я и есть Этель Мизери?..

Нет, однозначно не она. Почему-то именно это я осознавала четко и ясно.

Но почему я так хорошо помню ее жизнь? Почему меня называют ее именем? И почему я нахожусь в этом месте, в этом… Первом Королевском госпитале?

В воспоминаниях Этель есть информация о нем, здесь ее мать рожала нынче покойного младшего брата, Георга. Самый престижный госпиталь королевства Арчесар, в котором медицинские услуги оказывают лишь самой богатой столичной аристократии.

Ничего не понимаю… Эти руки, на которые я сейчас смотрю, такие тонкие, бледные, нежные и ухоженные — мои никогда не были такими. И шелковистые волосы, ниспадающие с хрупких плеч, такого нереального вишневого оттенка! А еще вздымающаяся грудь — молодая, упругая, небольшая, но красивая. Совсем не похожая на мою.

Этого не может быть. Просто не может быть. Наверное, мне просто снится странный сон, и если я ущипну себя, то проснусь…

Не помогло. Со всей силы я ухватилась за кожу на своем предплечье и до боли сдавила ее, вот только пробуждение так и не наступило.

- Леди Мизери, спокойнее, вам нельзя волноваться, - захлопотала медсестра, видимо заметив, что по моим щекам покатились слезы страха и паники. - Вот, выпейте, это успокоительная микстура.

Вкус микстуры оказался довольно гадким, и я была счастлива запить его прохладной водой. Но жижа подействовала на удивление быстро, и уже пару минут спустя я поняла, что понемногу успокаиваюсь.

Что произошло?

Четко помню, как Этель с родителями собирались в театр и девушка крутилась перед зеркалом, рассматривая струящееся ореховое платье с красивым вырезом, слегка прикрытым шалью. Помню яркое представление, которое они смотрели с ложи, угощаясь вином и фруктами.

А еще помню грохот, взрывы и едкий запах, разъедающий легкие изнутри. Послушавшись отца, я бросилась куда-то бежать, все вокруг горело, и дым не давал как следует разобрать дороги. Дальше все смазалось и потемнело, а очнулась я уже здесь, в госпитале… уже я. В то время как Этель, судя по всему, здесь, в этом теле, более не было. Остались лишь ее четкие воспоминания, которые нынче были для меня намного реальнее моей собственной жизни.

Интересно, а что случилось с родителями Этель? Они спаслись? Или… это и было той причиной стресса, от которой ослабевшую девушку, чудом пришедшую в себя, так пытались уберечь врачи? По крайней мере, пока ее состояние не станет более стабильным.



Хелена Хайд

Отредактировано: 22.01.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться