Тогда спаси меня...

Размер шрифта: - +

Глава 11. Начало Игр

Первым, что я увидела, когда открыла глаза, было обнаженное мужское плечо. Почему оно было передо мной, в голове мысли не возникло, как, впрочем, и вообще никакой мысли. В мозгу пусто, а в теле расслаблено каждое мышечное волокно. Захотелось пошевелиться. Как только я попыталась откинуться на спину, по всей коже вспыхнул колючий жар. Появилось неприятное ощущение, будто я целиком закутана в грубое шерстяное одеяло. Тут же недовольно зашипела.

– Тихо-тихо, - послышался нежный мужской голос над макушкой, а горячие заботливые ладони остановили мои движения. – Не шевелись так резво. Действие эстарина еще полностью не прошло.

Вот теперь я начала усиленно думать. Эстарин… что это такое? И почему оно на меня действует? И вообще, чей это голос? О, Великий Космос! Как же пусто в голове! Я положила ладонь на это обнаженное плечо и странное дело, от этого прикосновения от руки по коже побежало приятное тепло. Инстинктивно потянулась всем телом к лежащему так близко мужчине в поисках этого успокаивающего тепла. Он мягко привлёк меня ещё ближе, полностью прижав к себе так, что между нами не осталось и сантиметра пространства. Стало жарче, даже несмотря на то, что на нас не было покрывала. Наши руки и ноги тесно переплелись. Моя голова покоилась у него на руке, а руки скользнули ему на спину. Он снова произнес все тем же нежным голосом:

– Просто полежи и тебе будет хорошо.

О, небеса! Почему же от звука этого голоса внутри всё так всколыхнулось?! Я глубоко вздохнула его пряный запах, потерлась щекой о горячую грудь и умиротворенно затихла. Вот теперь начало приходить осознание происходящего. В памяти всплыли мгновения в кафе орбитальной станции, драка, появление Зенона, шокирующее видео на тв-шоу по ретранслятору, а потом… от последних воспоминаний в животе запорхали бабочки, и на лице появилась сладостная улыбка. Теперь всё встало на свои места.

Как же Зенон этой ночью был нежен и осторожен. Во всём. Даже когда заполнил меня собой и стал моим продолжением. Было все настолько трогательно и трепетно, что невозможно ни к чему придраться. Он сделал всё, чтобы мне было хорошо и приятно. Но что такое этот эстарин? Только через минут пятнадцать нашего молчаливого неподвижного лежания, я осмелилась спросить:

– Зенон?

– Ммм…

– О каком эстарине ты только что сказал?

– Это херонский фермент, который мужчина вводит своей женщине во время близости.

– Зачем?

– Чтобы усыпить ее.

– Зачем?

– Чтобы она не испытывала дискомфорта от долгого единения со своим мужчиной.

Он отвечал терпеливо, а его голос звучал непривычно расслаблено.

– А, помню, ты говорил как-то, что вы надолго соединяетесь с эранами…

– Да. Обычно херонки засыпают часов на шесть. Но твой земной организм отреагировал по-другому.

– В смысле?

– Ты спала восемь часов, - он нежно прижался губами к моим волосам и погладил по спине. – Ты такая хрупкая, что мне страшно лишний раз шелохнуться. Я до ужаса боюсь тебя случайно раздавить от избытка эмоций и безумного желания. Тебе не было больно?

– Нет. Мне было очень хорошо, - я уткнулась носом в его грудь и смешно засопела. – Ты такой горячий. Зенон, скажи, а какая у вас нормальная температура?

– У мужчин-херонцев нормальная температура тела выше женской на полтора градуса. А когда они вступают в близость, она повышается еще на полградуса. Это необходимая температура для выработки организмом эстарина.

Я снова глубоко вздохнула, чувствуя, как колючее жжение постепенно уходит. Его ласковые ладони бесцельно блуждали по моей спине и плечам. Это успокаивало и вызывало приливы ответной нежности и тепла. В его объятиях было так уютно и спокойно, что хотелось так лежать и лежать. Но он неожиданно мягко отстранился и заглянул мне в лицо:

– Харита, я должен уйти. Ты не будешь расстраиваться?

– Куда?

– На капитанский мостик. Скоро надо будет уже выдвигаться на стартовую позицию игровой траектории. Иначе нас могут дисквалифицировать.

– Игровой траектории? А! Игры! Точно! Я совсем забыла! Лишение мышления – это тоже действие этого эстарина?

– Да. Но скоро все пройдет, не волнуйся, - он сел, продолжая смотреть на меня любовным взглядом.

Только он сел, мне стало холодно, и я механически обхватила плечи руками и съежилась. Зенон сразу же накинул на меня покрывало, лежавшее на краю постели, и бережно укутал с ног до головы.

– Я тоже должна пойти! – попыталась я последовать его примеру. – Я ведь…

– Ты не сможешь ходить еще в ближайшие полчаса после пробуждения. Не переживай, я со всем в состоянии справиться сам. Тем более до старта еще двенадцать часов. Успеешь порезвиться, - он пленительно улыбнулся и соскользнул с кровати.

Я залюбовалась его фигурой. Он совершенно не стеснялся при мне наготы. И я убедилась, что, в самом деле, херонцы мало чем отличаются от людей: хвост, полоса плюша на спине и необычная звериная форма ушей да глаз, - вот и все отличия. Ну, может, еще неземное внутреннее строение. Но это же не бросалось в глаза.

Зенон быстро оделся в привычный летный костюм и склонился над моим лицом. Поправил всклокоченные волосы на лбу, чмокнул в лоб и направился к выходу, сказав:

– Когда ты поймешь, что можешь двигаться, приходи в рубку.

Одарив меня теплой улыбкой, Зенон покинул каюту. Я осталась одна.

Через минут пять бездумного лежания, попыталась пошевелиться. Как он и сказал, это оказалось делать довольно проблематично. Колючий жар по коже вернулся и сковал все тело. Поэтому я расслабилась и задумалась – больше ничего не оставалось.

Начала думать о самих Играх. Вспомнила, что вчера говорил о них Нихнерон.



Лу Энн

Отредактировано: 08.12.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться