Тринадцатый месяц

Размер шрифта: - +

Глава 2

  2.

  Вопрос на засыпку: если ваш босс вдруг, не с того ни с сего, в середине рабочего дня предлагает вам прокатиться куда-нибудь за город, что вы подумаете? Я решила, что предстоит серьезный разговор. И не ошиблась.

  Мой переход в высшее руководящее звено "Алексы" свершился как-то буднично. Я зашла в отдел безопасности, где мне вручили новый бейджик, на этот раз респектабельного бежевого цвета, новый мобильник и электронную карточку-ключ, пропуск на третий этаж, а приятная женщина средних лет показала мне, где, отныне, располагается мое рабочее место. К слову, от прежнего оно отличалось только тем, что не было кофеварки, кофе здесь приносили по первой просьбе, всем, не только князю, да секьюрити были одеты не в камуфляж, а в цивильные костюмы. А в остальном все осталось по-прежнему. Даже задача, которую поставил передо мной мой новый шеф, не слишком отличалась от прежних. Мне предстояло постараться изо всех сил и вычислить, под каким флагом всплывет на рынке потопленная "Олима". В том, что она все равно нарисуется, никто не сомневался. Значит, наверное, и мне не следовало.

  В первые дни я остро ощущала потерю Алика. Он не звонил, не пожелал общаться по локалке, ни разу не дождался после работы, хотя бы, чтобы спросить, как я устроилась на новом месте. Ну и, понятно, в "Пирамиду" больше не звал. Хотя, в "Пирамиду" я и сама теперь могла пригласить кого угодно. Первый аванс меня не столько обрадовал, сколько шокировал. Это кого же мне предстоит убить за такие-то бабки? Или, наоборот, воскресить из мертвых? В шоке я пребывала, пока Алла, моя новая коллега, не подошла ко мне, и, легонько, сочувственно похлопав по плечу, не "успокоила": ты не расстраивайся, в первое время все мало получают. Потом пойдут всякие сверхурочные, премиальные, проценты от договоров, подарки к праздникам. Я поняла, что деньги, как таковые, для обитателей этого этажа, уже вообще не имели особой ценности, не в них счастье. Тут в ходу была другая валюта - насколько ты сам по себе крут. Я на "крутую" пока не тянула, и поэтому была вынуждена довольствоваться жалкими двумя тысячами "евриков" в рублевом эквиваленте. В ТАКОЙ бедности я никогда в жизни не жила! В первый же вечер после работы я зашла в "Эталон" и купила там все диски с фильмами, на которых остановился глаз. Столько мне за год не пересмотреть... А денег все еще оставалась целая большая куча, и я снова впала в нехорошую задумчивость. Просто так никого не прикармливают, рано или поздно придется мне отработать все, до копейки...

  Новый шеф тоже оказался неравноценной заменой. Я, когда первый раз его увидела, подумала, боже, таких красивых мужиков просто не бывает. Я сплю и вижу сон, на этот раз, для разнообразия, высокохудожественный. Наверное, когда идеологи третьего рейха представляли себе истинного арийца, им должен был грезиться кто-то похожий на Олега Ковалева. Высокий, голубоглазый блондин, с убийственно правильными чертами лица: прямым носом, волевым подбородком... Прямая осанка, безупречный костюм, характер нордический. Я была так потрясена его внешностью, что понадобилась неделя, пока я осознала - он ненастоящий. Это робот. Манекен, набитый микросхемами. Пересекались мы довольно часто, но ни разу этот греческий бог не обрушил на человечество проклятие в виде своего гнева. Впрочем, солнцем улыбки он тоже никого не озарял. Распоряжения давал толковые и четкие, слушал внимательно, вопросы задавал по существу... Но меня не покидало ощущение, что я общаюсь с человеком, напрочь лишенным эмоций. Словно способность их испытывать ему когда-то удалили хирургическим путем. А заодно - все человеческие слабости: Олег не курил, не провожал взглядом женщин, похоже, никогда не уставал. Я могла его возненавидеть... или начать смертельно бояться. Многие так и делали. Но после одного случая мое отношение к новому шефу переломилось. Мы с Аллой резались в шахматы по сети. На третьем этаже компьютерные игры не возбранялись, некоторые даже поощрялись, если не в ущерб работе. Считалось, что они тренируют память, внимание, реакцию. Даже чемпионаты проводились.

  Поэтому, когда шеф остановился за спиной, я не стала сворачивать экран.

  - Ты черными играешь? - уточнил он, - тебе мат в два хода.

  - Я собиралась отдать слона, - возразила я.

  - Тогда в четыре.

  - Так что, эту партию вообще невозможно выиграть?

  - Позволишь? - не дожидаясь разрешения, он подвинул к себе клаву, сделал рокировку. Только через три хода до меня дошло... А на пятом он поставил Алке мат.

  Выиграв партию, Олег выпрямился и, не говоря ни слова, вышел.

  Она появилась через минуту, раскрасневшаяся, с блестящими глазами.

  - Я так классно все рассчитала, думала, ты не видишь ловушки. Ты зашла так далеко! Я думала, все, назад уже не отыграть. А ты...

  - Он, - коротко возразила я, ткнув пальцем в дверь кабинета шефа.

  - Тогда понятно, - Алла мгновенно успокоилась, - тогда я даже не удивляюсь.

  Присев попой на стол, она подвинула пепельницу и включила вытяжку.

  - Знаешь, его роскошная внешность... многие за ней ничего не видят. Она ослепляет, правда? Только потом понимаешь, что это всего лишь красивая бархатная шкатулка. А внутри по-настоящему ценные мозги. Редчайшие. Он преподавал в Кембридже. Ллойд предлагал застраховать Осорина от ухода Олега на десять миллионов евро. Князь Влад отказался. Сказал, что такая потеря все равно невосполнима.

  Мы помолчали. Что тут можно было сказать. Только то, что ни бояться, ни, тем более, ненавидеть нового шефа я теперь уже никогда не буду. К гению обычные человеческие мерки неприменимы. Но это, если разобраться, было мое личное дело, так что Алке я ничего не сказала.

  "Навигатор" Влада несся сквозь хмурый и нахохленный осенний город, обходя весь остальной транспорт так, словно он стоял. Скорость была, наверное, километров сто. Но я почему-то совсем не опасалась, что мы встретим несговорчивого автоинспектора, или "поцелуемся" с каким-нибудь неувертливым столбом. Не до того было.



Татьяна Матуш

Отредактировано: 25.01.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться