Твои краски. Искусство требует жертв.

Размер шрифта: - +

10 глава

Закрываю дверь номера на ключ и медленно поворачиваюсь к Джеймсу. Сердце колотится как сумасшедшее от желания и страсти. Черные глаза Джеймса нагло раздевают меня.

Мы набрасываемся друг на друга с поцелуями и оба прекрасно понимаем, что обратного пути нет.

Подойдя к кровати, Джеймс толкает меня на нее и снимает с себя черную футболку, обнажая прекрасное тело. Кажется, что он раздавит меня под своей тяжестью, но мне этого мало, мне нужно больше…

Вонзаю свои ногти в его спину и медленно провожу сверху вниз. Он с придыханием стонет в мою шею и осыпает поцелуями.

Джеймс приподнимает меня, помогая снять платье. Карие глаза сливаются с черными зрачками при виде моего тела в нижнем бежевом белье, и он снова впивается поцелуем в мои губы, вдавливая в матрас. Мы оба задыхаемся от страсти.

Его рука сильно сжимает ягодицу, чуть приподнимая ее, вторая сжимает шею, не давая повернуть голову, и с каждым его натиском, с каждым поцелуем, я падаю в пропасть, в ущелье реки Колумбия, разбиваясь на тысячи осколков, тут же взлетая до небес.

Джеймс отрывается от меня и его глаза горят огнем нахлынувших, так неожиданно, чувств. Приподнимает меня, одним движением расстегивает бюстгальтер и откидывает его в сторону. Откидываюсь на кровать и облизываю губы. Так сильно я его хочу. Закрываю глаза и сжимаю простынь под собой.

Пожалуйста, поцелуй, поцелуй меня!

Я вскрикиваю, когда один из сосков обдает боль, открываю глаза и вижу, что Джеймс медленно тянет его зубами.

— Пожалуйста, — выдыхаю слово как мольбу, и Джеймс осыпает мелкими поцелуями ключицу.

Каждое прикосновение его губ словно обжигает. Моя кожа стала сплошной эрогенной зоной. Я извиваюсь под ним и руки так и тянутся к пуговице от джинсов. Джеймс улыбается и, приподнявшись, снимает одним движением с себя все, обнажаясь полностью.

Я замираю при виде открывшегося мне вида. Джеймс расплывается в улыбке и тем же самым движением оставляет меня совсем нагой перед ним. Он вдавливает меня в матрас, давая раствориться в нем.

Раствориться друг в друге.

 

Мы лежали, обнаженные, запутавшись в простынях. Одеяло и все наши вещи были благополучно разбросаны по полу возле кровати. Моя голова уютно лежала на груди Джеймса. Глаза закрыты и его тихое сердцебиение успокаивало, даже убаюкивало.

Время остановилось. Остались лишь я, он и белая ткань, которая так нежно ласкала кожу.

В полудреме я улыбалась своим мечтам и сильнее обнимала мужчину, которого… который мне сильно нравится. О любви и речи не может идти. Секс был прекрасный, но я не знаю, смогу ли после Сэма кого-то так сильно полюбить? Джеймс полная его противоположность, поэтому мой риторический вопрос зашел в тупик.

— Эй, — он тихонько гладит меня по голове. — Ты пропустишь закат, — голос Джеймса такой тихий и нежный, что еще больше хочется спать и не открывать глаза. — Ты же так этого хотела, — он приподнимается на подушке, из-за чего мне приходится опереться на руку и любоваться на прекрасного мужчину, который не перестает меня удивлять.

— Что хотела? — я убираю пряди волос и кокетливо улыбаюсь, что на меня совсем не похоже.

— Закат, — Джеймс подхватывает мою игру и расплылся в улыбке в ответ. — Ты хотела его написать.

— Я хотела? Разве? — морщу нос и тихонько хихикаю.

— Хотела, — он, как и я, опирается на руку и пододвигается ближе. — Глаза так и горели при виде Краун Пойнта.

Я смотрю в темно-карие глаза Джеймса и улавливаю в их глубине переживание и озадаченность, но он скрывает это за теплым и игривым взглядом. Умалчивает что-то. Опять. Пододвигаюсь ближе и задаю вопрос, который явно застал его врасплох:

— Расскажи о себе.

Он сдвигает брови и переживание, которое прятал от меня, проявляется на его лице.

— Не о чем рассказывать, Джесс.

— Пожалуйста, ты знаешь обо мне все, я же ничего, — хмурю брови в ответ ему.

Он откидывается на подушки и смотрит в потолок. Я пододвигаюсь ближе, чтобы хорошо рассмотреть его лицо, которое стало еще более обеспокоенным.

— Раз у нас сегодня день откровений, — Джеймс вздыхает, но не смотрит на меня. — Я родом из Канзаса, родился в обычной семье, которая вечно в долгах, которой вечно не хватает на жизнь, — задерживаю дыхание и внимаю каждому его слову, но рассказ оказывается слишком коротким, не таким, как я ожидала. — Поэтому я здесь, — в его взгляде столько тоски и боли, что хочется прижать его к себе и успокоить, но боюсь спугнуть момент, который долго ждала. — Чтобы помочь своей семье.

Очень хочется задать целую кучу вопросов, но продолжаю молчать. Джеймс, наконец, приоткрыл ту самую дверь, которая отделяет нас друг от друга.

— Спасибо, — он приподнимает уголок рта, а я в замешательстве смотрю на него.

— За что?

— За то, что не задаешь вопросов, я ценю это, — он гладит меня по щеке и в его взгляде сложно прочесть что-либо, но вижу, что это далеко не вся история. В глубине взгляда остались переживание и озадаченность. — Придет время, и я расскажу тебе все, что ты хочешь знать, но не сейчас, — Джеймс приподнимается и нежно целует, едва касаясь моих губ, — а сейчас нас ждет наш первый закат.



Irina Smychkova

Отредактировано: 28.03.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться