Твои краски. Искусство требует жертв.

Размер шрифта: - +

Эпилог

Смотрю в потолок и ловлю на нем свет фар проезжающих машин. Бонни крепко спит, развалившись на весь диван. Не спала только я. В такую ночь невозможно уснуть. Провожу рукой по волосам, которые еще влажные после душа, пытаюсь успокоить свои беспокойные мысли.

Проехала очередная машина, осветив комнату на короткое время светом.

Нет. Я так не могу.

Встаю с дивана и бреду до кухни. Открываю холодильник в поиске средств от бессонницы, и на глаза попадается старая початая бутылка вина, которая явно ждала именно этого момента. Беру ее и отмечаю, что вина ровно на один бокал. Столько мне и нужно. Как можно тише вынимаю стакан из шкафчика и выливаю в него оставшуюся красную жидкость. Сажусь на барный стул и делаю два больших глотка. Холодное вино оставляет после себя горькое послевкусие, растекаясь теплом по всему телу.

Я ставлю локти на стойку и смотрю на лежащие на столе паспорт и билет на самолет. Рейс был до Венеции. Через четыре часа вылет. Продолговатый лист бумаги словно кричал мне, сколько неприятностей он принесет.

Италия. Венеция. 4:05.

Я выдыхаю и, глядя на билет, выпиваю стакан до дна. Голова слегка закружилась и, приложив лоб к холодному стеклу стакана, стараюсь собрать свои мысли по кусочкам, собрать в единое целое.

Как Бонни будет без меня? Я в буквальном смысле бросаю ее. Она ведь только отошла после этого кошмара и внезапно остается одна. Что я за сестра такая, которая не может защитить свою младшую сестру? Ставлю стакан на столешницу и прожигаю взглядом паспорт с билетом.

— Что ты делаешь?

Я вздрагиваю от возникшей черной тени Бонни.

— Ничего, — отвечаю я.

Она включает свет, и ее взгляд падает на пустую бутылку вина. Ее глаза округляются от удивления.

— Ты пьешь?

Я пожимаю плечами.

— Да, — отвечаю ей спокойным голосом.

Беру бутылку и выкидываю ее в мусорное ведро.

— Пошли спать, — говорю я и прохожу мимо непонимающей сестры.

Падаю на диван и к моему большому счастью моментально засыпаю, оставляя глубоко в мыслях предстоящий долгий перелет до Венеции.

 

Сон четыре часа. Небольшой перекус. Быстрые сборы. Переполошенная Бонни. И я. Я, та, которой до сих пор не верится, что за какие-то два месяца моя жизнь перевернулась с ног на голову. За каких-то восемь недель я написала копии картин, оказалась в эпицентре перестрелки и влюбилась.

Влюбилась без памяти в человека, который не до конца открылся мне. Я не знаю его прошлого и по «счастливой» случайности лечу именно в то место, где мне предстоит столкнуться с преступным прошлым Джеймса.

— О чем задумалась? — Бонни отрывает меня от мыслей.

— Да так, — я встряхиваю головой и улыбаюсь ей. — О будущем.

Сестра вынимает ключ из замка зажигания, и автомобиль мягко затихает. Бонни одета в свою любимую кожаную куртку и очки. Она поднимает очки на макушку, показывая свои красивые глаза, так похожие на мамины.

— Все будет хорошо, — она тянется ко мне, и мы крепко обнимаемся. — Плакать я не буду, не дождешься.

Я смеюсь, но в глубине души все равно беспокоюсь. Отстраняюсь от сестры и стараюсь запомнить каждую ее родную черточку.

— Тебя уже ждут, — Бонни смотрит на кого-то позади меня и машет рукой.

Я оборачиваюсь и вижу вдалеке, возле главного входа знакомую фигуру. Джеймс одет в синие джинсы и черную рубашку. Взглядом мы не встречаемся. Мешают его темные очки, которые делают его чертовски сексуальным. Рядом с ним стоит небольшой чемодан на колесиках. Он машет сестре в ответ и самодовольно улыбается. Я заливаюсь краской и поворачиваюсь к сестре.

— Иди, — Бонни говорит хриплым голосом. — Иначе я буду плакать, не переставая, — ее стоявшие в глазах слезы подтверждают сказанное ею, и я тянусь обняться на прощание.

— Береги себя, — шепчу я и целую Бонни в ее мягкую щечку.

Выхожу из машины и достаю с заднего сидения чемодан, который стал для нас с Бонни общим. Выдвигаю ручку и ставлю его на колесики. Наклоняюсь, чтобы помахать рукой сестре и обнаруживаю, что та заливается слезами. Она вытирает красные щеки рукавом куртки и смеется сквозь слезы. Я машу ей и еле сдерживаю тяжелые слезы прощания.

Выпрямляюсь и неуверенными шагами иду навстречу ждущему меня Джеймсу. Он улыбается при виде моего лица. Я подхожу к нему, и он вытирает большим пальцем мокрую дорожку от слезы на щеке. Снимает очки и заглядывает в мои глаза.

— Готова?

Дует ветер и запах цитруса и океана успокаивает мое дыхание. Я глубоко вздыхаю и переборов страх, который будет сопровождать меня на протяжении всей поездки, отвечаю, уже смирившись с этим.

— Да.

Джеймс кратко целует меня в лоб и притягивает за талию к себе поближе.

— Идем.

Мы направляемся к главному входу аэропорта, и мое сердце с каждым шагом набирает обороты. Я стараюсь дышать равномерно и унять дрожь в руках, но пока безуспешно. Как бы я ни старалась перебороть страх, он сильнее меня. При одной мысли, что мы летим навстречу тому кошмару, от которого уже один раз сбежали, становится плохо.



Irina Smychkova

Отредактировано: 28.03.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться