Узница Шанхая

Размер шрифта: - +

Глава 6

Я рассерженно сжала кулаки, досадливо прикусила губу, перебирая в голове недобрые мысли. Побросала меня, конечно, жизнь, ничего не скажешь. Я сижу в удобном широком кресле, мне тепло, уютно, за мной ухаживали, еще ни разу Шанхай не бросил мое тело на произвол судьбы, это все правда, но душу-то швыряет. Хоть тело и остается в сохранности.

Словом, подумать было над чем. Снова нелепая ситуация повторяется, и я даже не хочу представлять, во что мне выльется все на второй раз. Буду ставить подножки уже этому мафиозу и снова попаду к тому?

Шэнь Юйлунь не выжмет из меня никакой эмоции кроме злости! Жизнь учит капканы обходить! Но что-то мне подсказывает, что здесь мышеловки для меня на каждом шагу и даже без сыра. Моя старая жизнь была степенной, что-то не так происходит именно с этим столетием. Да все не так. Начиная от моего пребывания здесь.

— Минчжу, как далеко отсюда Нанкинская площадь? — Сразу выложила карты на стол, в надежде получить волнующую информацию. В этом вся я.

Я понимаю, что нельзя показывать свой интерес к чему-то, что находится на улице. В глаза не видела этого Шэнь Юйлуня, мало ли какие у него тараканы в голове. Меньше всего верится, что мафиозник преследует благие цели, и я здесь нахожусь чисто из-за жалостливости владельца дома. Проверять не хочется, своя шкура дороже. Ходить по минному полю не буду, лучше обойду его. Может и дольше, зато безопаснее.

Машина сгорела и «товар» в ней, точно так же превратился в ненужный пепел. Вот только, спас ли Юйлунь только меня? Скорее всего. Его мотивы помочь мне я еще хоть как-то вообразить могу, с натяжкой, даже если и из жалости, все-таки я женщина, но спасать людей врага… звучит странно, несбыточно. И тем отвратительно.

— Госпожа, вам не о прогулках сейчас думать нужно, а здоровье беречь, — девочка взволнованно на меня вытаращилась своими большими округлыми глазищами. Право слово, неужели она действительно за мое здоровье переживает? Отрадно. Хотелось бы, чтобы это оставалось меньшей из ее забот.

Как только смогу ходить без передышек в виде кресла, меня здесь уже не будет. В одних гостях хорошо, во вторых – тоже. Но дома вдвойне лучше.

Я справлюсь со всем, но для этого нужно узнать хотя бы минимальную полезную информацию. Да, мне все равно, что может не получиться, если не пытаться, то не выйдет тем более. Главное – сохранять спокойствие. Я не вернусь домой, просто прогулявшись по Нанкинской улице, но попробую, а если нет — то начну свою собственную жизнь, без черных лотосов и золотых драконов и пусть эти экземпляры мужского снобизма, хоть до отстреливания друг друга доходят за эти несчастные порты и мерзкую наркоту, мне нет до этого дела! Я хочу спокойной жизни! Становится игрушкой в руках незаконной власти мира сего – самоцель тошнотворная. Переиграть их – мечта прозрачная, слишком долго они играют в эти игры. Поколениями.

Уйду, исчезну с обзоров. Попытаюсь найти работу, книги уже печатаются, а значит и переводчики, возможно, нужны. Да хоть в газету пойти работать. Как-никак, почти дипломированный специалист, начну спокойную безоблачную жизнь с чистого, хоть и одинокого, листа, а там может какие-то еще перспективы на горизонте замаячат. Не все сразу, но мечтать никто не запрещает.

На тыльной стороне черепной коробки промелькнула мысль, что жить нормально, не привлекая лишнего внимания, я смогу лишь выбравшись отсюда в европейскую страну, где я не выделяюсь так сильно. Но сразу ее отмахнула, не имея в арсенале никакого, ни малейшего представления по осуществлению такого плана. И выезда из закрытого Китая. Но ведь были беженцы в Советский Союз из Китайской Республики примерно в это время. Да вот только что мне делать там? Возвращаться в СССР глупо. Это не современная родная Россия. Союз такой же чужой для меня, как и холодная Азия, играющая как с марионеткой.

Вывод один – сейчас едва ли я смогу найти устраивающее пристанище хоть где-то на всем земном шаре.

— Дорогая, просто скажи, она ведь недалеко, да? — Испытующе втупилась взглядом в бедную, вспотевшую от волнения, девушку, не сбавляя напористости. В какой-то момент, спустя не меньше минуты, я улыбнулась ей самой своей обезоруживающей улыбкой, сверкая отбеленными зубами.

— Господину это не понравится, — она закусила тонкую губу и жалостно на меня посмотрела, призывая уже к моему участию, и пытаясь понудить проникнуться строгим Юйлунем. Я все понимаю, хорошие отношения с господином, работодателем – это не мелочь, может и жалования лишить, если оно есть, а быть должно. Но моя ситуация для меня тоже не самая легкая, а себя я больше люблю, чем ее, буду честна.

И может Шэнь Юйлунь и строг со своими служанками, да вот только, едва ли он сравниться с суровостью Вэйя. Сомневаюсь, что масштабы совпадут. Разве что только, они будут на одном уровне, что меня никак в принципе не колышет. Гиблое дело – сравнивать мафиозов. Пожалуй, они и похожи, в жестокости так точно.

— А мы ему не скажем, — вкрадчиво промолвила, замечая трещинку в психической обороне юной кареглазой девушки.

У меня есть старшая сестра, упрашивать я умею, строить милые глазки – тем более. Под натиском пищащих уговоров и необъятной сестринской любви еще ни одна оговоренная гора посуды не была забыта, как не помытая, а купленная мамой вкусняшка не отдана в большем размере младшенькой проказнице.

Один раз даже получилось уговорить Дану помочь с курсовой, так как она в свои студенческие, и опосля, годы, подрабатывала их продажей, чем гребла неплохие деньги, потому что информацию реально брала из библиотечных книг, а не интернета.

Но сестра сложила к тому времени полномочия, и мне приходилось, чуть ли не со слезами на глазах давить на жалость, уповая на сестринский долг и мистический зов крови. Хоть мы и неродные. В итоге сошлись на том, что она поможет с составлением качественного плана и небольшого наброска по нем же, а дальше я сама буду барахтаться, глядишь, и до защиты доплыву. К слову, помогла она тогда хорошо, не разбираясь даже поверхностно в профессии, по моим сбивчивым объяснениям темы. Чувствуется сноровка.

— В пятнадцати минутах ходьбы, — сдался милый робкий собеседник под моим обаянием, хотелось бы мне верить, что под ним. И с тяжелым вздохом Минчжу пошла менять постельное белье. Хоть подробностей девочка и не удосужилась сболтнуть, все равно я найду ту улицу, кровь из носа, найду. Как любительница криминальных историй в формате видео, я знаю, что начинать всегда нужно с места преступления. Или, в моем случае, с места переноса.

Пока Минчжу ворошила ткани, а я наблюдала за разлетающейся, под созданными взмахами простыни, пылью. Не заметила, как мое больное тело успело устать от небольшой нагрузки, отчего я заснула сидя прямо в кресле возле окна, поджав под себя ноги и чувствуя на щеке приятный играющий лучик солнца. Задремала с улыбкой на губах, хоть и не понимала почему, ведь бедлам, творившийся в душе и вокруг, в моей жизни, не способствовал умиротворению внутри, но больше грустить основательно не хотелось. Да я никогда так и не умела.



Faolina

Отредактировано: 01.04.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться