В поисках Тартарии: Перстень Искандера.

Размер шрифта: - +

Глава 7. За завесой тайн.

Ночь тайн.

Бар, где мы расположились, находился в подвальчике на самом углу Солдатской площади с выходом окон на огромный фонтан. Заведение со старинными традициями, к тому же, на моей памяти, раньше в этом помещении находилось отнюдь не увеселительная организация.

– Самое то, для выяснения подковёрных интриг. – Согласилась с выбором Оксана.

– И такое же древнее…

Галантно открыл перед девушкой дверь заведения, при этом почтенно положил руку на ее поясницу, сопровождая движение вперед. Следуя за Оксаной, непроизвольно оглянул улицу. Внимание, отчего-то привлек парующийся недалеко то нас минивен. В иной ситуации не придал бы значения обычной машине. Теперь же, любые случайности казались важными. Ощущение жгучего чувства «дежавю» пронизывало всю мою суть.

Где-то видел этот синий минивен с затемненными по кругу стеклами. Полностью тонированная машина, в том числе с лобовым стеклом, совсем не редкость для местного колорита. По меркам местных мод было странно, почему паркуется транспортное средство не со спиленными рессорными дугами.

Легкое чувство навязчивого состояния, будто кто-то следит за мной, кольнуло в легкие.

Бред. Кому нужен простой авантюрист, ночью вламывающийся в тысячелетние мавзолеи, пропитанные космическим излучением? Мне бы выспаться, а не засиживаться с напарницей в баре.

Мы сели за столик в самом углу первого зала. Там поменьше народу, и хорошо просматривался вход с барной стойкой.

– Ты совсем другой, чем я помнила в школе. – В ожидании официанта Оксана елозила по диванчику, выбирая более удобную позу для длительного разговора. Узкое сиденье не располагало развалиться полулежа, как того хотелось в ночной час. – Передо мной не ты из школьных воспоминаний. Остался косноязычным, туповатым… Все те же бешенные идеи без вектора. Поменялись ценности.

– О чем ты? Я вырос, потолстел. Ценности? За деньгами не гонюсь, как и в детстве. Так же презираю работу на начальника.

Я пропустил мимо ушей ее колкости о моем интеллекте и языке. Она с детства приловчилась применять прием прямой агрессии для оживленной словесной атаки собеседника. В порыве желания оправдаться от вынесенных вердиктов, жертва зачастую выкладывает много лишней информации. На ее трюк я не куплюсь, а рассказывать о поисках стану постепенно.

– Раньше ты был позитивнее. Открытый.

В душе еще оставался осадок от моего провала в музее. Она с легкостью могла договориться с охранником заранее, организовать вечером экскурсию к мавзолею. Вместо этого - хихикая, наблюдала за моим фиаско. Мало не раскрытых карт с козырями в музее, так еще имеет дерзость говорить о какой-то искренности!

– Открытый? – Вскипел я. – О чем ты говоришь? Или уже забыла, что я пережил в ночь школьного выпускного? Стрельба, резня… Давай у тебя на газах убьют твоих родителей, а тебе придется бежать без оглядки в другой город! Посмотрим, насколько открыта ты будешь!

Девушка застыла в растерянности раскрыв рот. Это был испуг с оттенком вины. То самое чувство, когда неосознанно причинил боль самому любимому человеку, заставляя его страдать и теперь боишься сам себя.

– Извини, я не хотела… – В уголках ее глаз блеснула выступившая влага.

– Стараюсь забыть ту картину и больше не верю людям. За эти десять лет я не просто замкнулся. Я стал другим человеком.

К нам подошел официант и предложил меню. Недолго размышляя, мы выбрали кофе, чтоб согреться и из сладкого, каждому по вкусу.

Замолчали, понимая, как вязались в ссору, которой ничего не решить. Что было, то прошло, и не ее вина в том, как этот город слишком о многом напоминает. Сидя в баре напротив Оксаны, я воскресил светлые, добрые воспоминания, которыми также богат для меня этот город.

Некоторое время мы сидели, опустив взгляды в свои телефоны, пытаясь найти оправдание своему отрешению от окружения, важными письмами.

Среди сообщений, в моем телефоне числились присланные документы от Димы. Изучу их позже, пока не было настроения.

– Я тот же. – Осознав всю глупость дальнейших обид, я первым подал голос.

– Нет, ты замкнутый москвич. – Попыталась Оксана вывести свой неловкий эпитет в иное русло.

– А вот «москвичами» обзываться тут не надо! – Наигранно обиделся, выбирая в ее сторону эпитет покрасочней. Не нашел. – Считаю себя Ставропольцем, как и ты.

– Так? – В глазах Оксаны заблестела игривая интонация. – И что должен сделать каждый Ставрополец?

Ее вопрос был не настолько поверхностен, как мог показаться. Я вспомнил наши общие шутки из детства, на которые попыталась отослаться Оксана. Тогда мы сидели в кабинете без учителя на одном из выпавших уроков.  Телефоны еще не получили распространение, оттого дети предпочитали веселиться общением друг с другом. Мы, одноклассники, любили общие словесные игры или дискуссии. Оксана вспомнила случай, где классом сочиняли кому-то в анкету список важных свершений «Ставропольца».



Виктор Яиков

Отредактировано: 01.12.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться