Ведьма из рода Шарперо

Размер шрифта: - +

8 глава

Восьмая глава

 

 

Три красивые, гибкие, как кошки девушки профессионально извивались под музыку. Они демонстрировали свои прекрасные, стройные тела, на которых было слишком мало одежды. Её практически и не было. Она была не нужна, лишняя часть, мешающая и сковывающая движения.

Их тела, что имели кошачью пластику из-за чего не приходилось сомневаться к какому именно виду оборотней они относились, блестели от масла и пота, привлекая мужские взгляды.

Я с издёвкой, что смешалась с отвращением? наблюдала за взглядом Льётера. Его глаза, поддёрнутые дымкой похоти отливали алым в солнечном свете. Это было так просто, завлечь и привлечь столь озабоченного мужчину, который сейчас думал лишь одним местом.

Девушки были как подбор — обученные и талантливые. Они извивались, будто змеи перед жертвой, время от времени лаская щуплое и хилое тело стихийнника земли.

Наряды для трёх отвлекающих дев выбирала я самостоятельно, знала же, что именно нравилось Льётеру — широкие пояса, на которых держалась рванная полупрозрачная ткань, развевающаяся от любого движениями и бюстгальтеры, обшитые золотыми узорами, плотные и оставляющие столько места воображению.

Три красавицы были белокожими жгучими брюнетками, и своей красотой могли заставить даже богиню подавиться ядом от зависти.

Алисандра меня порадовала, выбрав действительно прекрасных девушек. Именно такие — ласковые и доступные и нравились высокомерному земляннику-ювелиру.

-Ромалия, - спустя лишь десять минут вновь обратил на меня свое внимание Льётер, продолжая поглядывать на извивающихся барышень.

Кобель — если уж говорить кратко и по существу.

-Я тебя внимательно слушаю, Льётер, - понимающе хмыкнула я. - Разговаривать будет легче, если ты сосредоточишь своё внимание на ком-то одном. Окосеешь же, милый, - ласково предупредила я мужчину.

Землянник тяжело вздохнул, попутно поправляя полы своего дорого, атласного пиджака и попытался сосредоточиться именно на мне.

-Так что же привело самую ненавистную моим народом металлистку в дом самого именитого землянника? - нескромно поинтересовался Льётер, прищурив свои и без того маленькие, чуть раскосые тёмные глаза.

-Не слишком ли высокого о себе мнения стихийнник, который провалил инициацию даже вторым кругом силы? – насмешливо посмотрев на землянника, я отметила алые пятна стыда и гнева, что покрыли его слишком высокие для такого широкого лица скулы.

Всего было три круга силы, которые включали в себя демонстрацию собственного потенциала и талантов. Слабые маги добирались от силы до первого, средние до второго, а самые сильные, что логично, проходили третий. Чем выше круг, тем ты был известнее и опаснее.

Представитель, наделённый магией, что сидел передо мной не прошёл и второго круга, поэтому считать его равным, увы, я не могла по определению. В шестнадцать лет я прошла третий круг, закрепив за собой звание мастера, в то время как Льётер не смог называть себя даже полноценным стихийнником. Он так и остался учеником.

Льётеру никогда не нравилось, когда ему напоминали о его слабостях и промашках. А первый круг силы это был позор, лично для стихийнника. Любого. Первый круг в подавляющем большинстве имели лишь школьники и некоторые студенты Академий учений, но никак не именитый стихийнник земли. Ха! Даже смешно, до колик. Если бы не пресловутый образ стервы, который я держала сейчас перед ювелиром, то смеялась до икоты. А так сидела, ножкой в такт музыке качала и пренебрежительно в глаза собеседника смотрела.

-Хватит, Ромалия, - чётко, сквозь зубы прошипел приказ Льётер, сверкая тёмными глазами, будто звёздами. - Говори зачем пришла? - взгляд ювелира так и прыгал от меня к танцовщицам и я с трудом смогла скрыть победоносную улыбку, что так и норовила появиться на губах.

Моя идея заключалась в том, чтобы отвлечь господина Льётера с помощью трёх красивых девушек, чтобы мои металлические плети смогли воссоздать планировку дома и все его потайные уголки, с тайными комнатами, дверями и остальным. Сделать это вне особняка ювелира я не могла из-за действительно сильной защиты. Также, нужно было расфокусировать его внимание, с чем прекрасным образом и справлялись приглашенные оборотницы.

Сейчас Льётер не мог поддерживать барьер. Даже множественные накопители не позволяли ему должным образом охранять своё жилище, потому что не было концентрации. А без неё пусть и с самыми мощными артефактами он представлял из себя большой и круглый ноль.

Я чувствовала, как расползались мои змеи-плети, заползая во все щели, отображая действия в нашей с Максом комнате в гостинице Алисандры.

Это искусство-макета разучили ещё водники несколько сотен лет назад, а металлисты немного отредактировали эту технику и теперь нам в ней не было равных. Хм... возможно нас ещё и поэтому не любили столь сильно — мы меняли и улучшали данное, чего не могли сделать остальные. Мы были другими, а других не любил никто. Такова уж была простая истина жизни.



Виктория Скляр

Отредактировано: 27.10.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться