Вне имен

Размер шрифта: - +

Глава 2. Сон Николая.

 

 

Высокая девушка стояла на берегу моря, среди буйной растительности первозданного мира, на песчаной полосе берега. Стройная, и почти бесплотная. Волны прибоя омывали её ноги. Девушка только что вышла из морской пены, и теперь выжимала длинные волосы.

Её друг подошел к ней по горячему песку. Такой же высокий, стройный.

- Моя богиня, - шептали его губы. – Дорогая, единственная, - он бормотал что-то бессвязное, толком не осознавая это. Почти бессмысленные, слова не имели значения. Он вглядывался в лучезарные глаза, ловил легкую улыбку. Будто подхваченная ветром, она побежала навстречу солнцу, весело смеясь.

Ей начинала нравиться эта планета.

И они оба были слегка безумны от свежего, опьяняющего ветра, избытка солнечных лучей, ласковых волн, в которые хотелось вновь и вновь погружаться до бесконечности. После долгого перелета это всё казалось блаженством, посланным высшими силами. И они впервые ступали ногами по иной, неизвестной их миру, планете. Где-то в далеком космосе, в почти не существующем мире…

Перелет был долгим, бесконечным, томительным. И даже, эмоционально тяжелым, безысходным… Погружением в бездну. Несмотря на то, что он, согласно расчетам ученых, был практически мгновенным. Неясно, почему за это мгновение человеческое сознание оказалось способным пережить столь многое; пересмотреть вновь свою жизнь, и даже образы предшествующей, генетической, памяти, а также погрузиться в видения безграничного Космоса… Да, ещё один парадокс, требующий своего объяснения. Парадокс, вызывающий трепет.

Они были безумны и счастливы в этот первый день, как только что спасенные из глубокой бездны. Впрочем, это была лишь бездна собственного, единичного, сознания. Которое зависло лишь на миг в беззвёздном, неисследованном никем, пространстве между мирами.

Никто из них, из Звёздных Братьев, в ряды которых они недавно вступили, не проходил ещё Врата Вечности. Эти двое, как и другие избранники, что последовали в иные удаленные миры, являлись первопроходцами.

Здесь, теперь, они позволили себе отдых, во время которого ощущали небывалую радость бытия. И здесь, на планете, по которой не ступала ещё нога ни одного представителя их расы, они чувствовали безмерный покой и до странности небывалое ощущение всемогущества… Да, они осознавали себя богами, ступающими по неизведанным мирам…

 

А после, им предстояла ежедневная работа, связанная с изучением планеты. Разворачивались и обустраивались лаборатории. Запустились генераторы энергии. Развивались программы посева и укоренения зерновых и овощных культур, деревьев и красивых цветов, что должны были распространиться здесь, по всем материкам.

Сидя за экраном, Хальронд изучал полученную приборами информацию. Ряды цифр, схемы, чертежи, сравнительные таблицы следовали по экрану. Он теперь просматривал также изображения уже культивированных в открытом грунте новых видов растений, созданных в результате генных мутаций и приспособленных к местным условиям. При их ускоренном развитии, многие из них уже дали первые плоды.

Саженцы и семена потом массово распылялись с воздуха; они выстреливались специальными парашютиками с прикрепленными капсулами. Для каждого вида почв и климатических условий теперь выбирались для засева те растения, что непременно приживутся. Эта планета имела прекрасный климат и вскоре должна была превратиться в великолепный сад.

Действительно, примерно треть из фонда растительных культур, отобранных для этой цели на различных планетах, прошли акклиматизацию в местных условиях и удачно прижились. Это были отличные показатели. Более чем достаточные для того, чтобы колонисты, что пребудут вскоре вслед за ними и высадятся здесь, нашли всё необходимое для существования.

Планета М-49, третья в системе звезды – желтого карлика, и открытая сто пятнадцать стандартных лет тому назад, как заранее было известно, имела подходящую для жизни атмосферу и температуру. Поверхностное сканирование её приборами с дальнего расстояния, конечно, не могло сообщить ничего кроме этого.

Уже здесь, на месте, они обнаружили, что, согласно показателям приборов, планета, названная ими Гея, пережила несколько космических катастроф в прошлом, последняя из которых уничтожила большую часть имеющейся на поверхности органической жизни, и осталась лишь малая толика бывшего пышного богатства. И всё же, на планете имелась органическая жизнь, о степени примитивности или разумности которой только предстояло вынести заключение, исследовав полностью все жизненные формы. Если здесь уже имелись разумные существа, способные в дальнейшем создать цивилизацию – то с планеты, согласно закону, в дальнейшем следовало бы уйти, не развертывая программу дальнейшей полной колонизации и ограничиваясь тщательными исследованиями. Но, как им сразу стало известно при получении данных сканирования, разумных гуманоидов пока на планете не существовало. Наиболее развитыми в плане разума являлись здесь морские млекопитающие, а также наземные существа, относящиеся к приматам средних размеров. Эти приматы населяли леса одного из континентов.

Хальронд и Айна, как только обустроились в центральной лаборатории, разделили между собой сферы дальнейшего научного исследования. После первых выводов о климатическом и видовом разнообразии планеты и посева основных культур, Хальронд постепенно, изо дня в день, сканировал её, изучая тонкие эфирные слои и надеясь считать информацию о прошлом. Айна же исследовала особенности органической жизни.

- Что ты обнаружила? – спросил через некоторое время Хальронд. - Ты исследовала местных приматов? Способны ли они к развитию в дальнейшем, к созданию разумной расы?

- Трудно делать выводы так, сразу, - ответила Айна. - Требуются дальнейшие наблюдения. Знаешь ли, увидев эту голубую планету, когда мы облетали её вокруг, я, прежде всего, подумала, что жизнь на ней зародилась достаточно давно. Мне вдруг показалось, что здесь уже непременно должна была бы существовать цивилизация. Причем, развитая. Но её нет… Так и казалось, что нам предстоит лишь установить маячки – и покинуть планету. А потом прилетят наши, уполномоченные установить контакт. Но… Пока мы обнаружили здесь лишь животных. И это странно. И малое разнообразие видов, для такой, не маленькой, планеты. Здесь природа не спешит с экспериментами?



Манскова Ольга

Отредактировано: 10.08.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться