Воин. Башня ветра

Font size: - +

Глава 16

ЧАСТЬ   ТРЕТЬЯ

(поисковая)

 

И согласитесь, какая прелесть,

Мгновенно в яблочко попасть, почти не целясь,

Орлиный взор, напор, изящный поворот,

И прямо в руки запретный плод...

Юлий Ким

 

 

 

Глава шестнадцатая

 

Шутят, что мужчина считается одетым по моде, если носит оба носка, причем — одного цвета. И это как бы характеризует нас с положительной стороны. Мол, не зациклен на мелочах, устремлен на достижение главной цели, ну и тому подобное. Возможно. Лично я никогда за модой не гонялся, но небрежность и неряшливость терпеть ненавижу. А еще мне кажется, что за демонстративной, показушной брутальностью скорее всего скрывается банальная неуверенность. Защитная мимикрия… Ну, как в природе, когда вполне безобидные животные маскируются под ядовитых собратьев, чтоб их не трогали более сильные противники.

Два носка… Смешно.

Ну, не знаю, может, в этом действительно есть какая-то сермяжная правда, а может — очередная придумка женщин. Чтобы мы не отвлекались на себя, а все доступное время посвящали любованию их совершенством. А уж они умницы-красавицы постараются, чтобы мужчины не скучали… и, в основном, за наш счет.

Тем не менее, обновка преобразила Синюю Ленту не только внешне. До сих пор не произнесшая подряд и пары слов, девушка буквально ожила. Что значит: щебетала без умолку.

Интуитивно избрав в лице парнишки наиболее подготовленного (я имею в виду совместное проживание с пятью сестрами), но при этом практически безвредного слушателя — перескакивая с одного на другое, отвлекаясь, сбиваясь и снова возвращаясь к повествованию, Синяя Лента, слово за словом, пересказала Щеку всю свою жизнь. А поскольку у девушки, выросшей в степи да еще среди орков, явно отсутствовал регулятор громкости голоса, то и всем остальным ее нехитрая история тоже стала доступной.

В общем, мы немного ошиблись. Она не была данницей, и не относилась к тем, кто в поисках мужчин уходил к нелюдям. Синяя Лента родилась в стойбище Вартоса Трехпалого, одного из небольших родов, входящих в племя Чернолапых. О своей матери девушка ничего не знала, поскольку была предоставлена себе, как только научилась ходить. Впрочем, так поступали почти все рабыни, и дети невольниц росли одной гурьбой, под минимальным присмотром взрослых.

Детство не радужное, но и не самое жуткое. Щенка или котенка, если тот сам не подвернется под ногу, редко кому взбредет в голову обидеть намеренно. Когда пнут, когда приласкают, а когда и чем-то вкусным угостят, да еще и приглядят, чтобы те которые постарше лакомство не отобрали...

И только об одном девушка говорила со злостью. Когда ее мать была на сносях, она обратилась к шаманке с просьбой удалить из плода вторую кровь. Зная, что полукровок не принимают ни люди, ни орки, женщина не хотела, чтобы ребенок родился полуорком.

Шаманка была чем-то обязана рабыне и отказать не смогла. Вот только ее власть не распространялась над человеческой сущностью, поэтому плод был очищен от примеси крови орочьей. И в положенный срок на свет родилась обычная девочка. Вот только расти ей предстояло не среди людей… А в степи даже полуорке выжить легче, чем человеческому ребенку.

Хотя, судя по рассказу, судьба к Синей Ленте оказалась достаточно милосердна. Лет в пять-семь она чем-то приглянулась главной поварихе Бурче Шепелявой, и та с тех пор держала ее при себе. Понятное дело, что обязанности девочки сводились к «подай», «принеси», «вымой», но за этот, не столь уж и непосильный труд, Синяя Лента была в тепле, спала не под открытым небом, и ей не приходилось воевать за объедки с остальными детьми и орочьими ездовыми или сторожевыми гиенами.

Кроме того, она понемногу училась куховарить. Ведь посылая девчонку за какой-либо травой или корешками, повариха постепенно, даже сама того не замечая, объясняла прислужнице, зачем та или иная приправа нужна. В каком количестве и для какого блюда. А со временем, заприметив старательность девушки, Бурча начала намеренно объяснять той кое-какие секреты ремесла. При этом, разрешая Синей Ленте снимать пробу с котлов. Что немедленно сказалось на упитанности девушки, ране больше походившей на ходячий скелет.

Но в один кошмарный день, случившийся на позапрошлой неделе, все изменилось самым ужасным образом. Прислуживая за пиршественным столом воинам, Синяя Лента поскользнулась, на брошенной под ноги кожуре, и свалилась на одного из младших сыновей вождя. Вместе с казаном айрана.

Окажись на месте Кургока сам вождь или кто из воинов постарше, для неуклюжей прислужницы все окончилось бы парой оплеух, максимум — поркой. Но Синей Ленте не повезло. Кургока, в силу юности, и без этого дразнили молокососом, так что купель в перебродившем молоке дала такую пищу для насмешек, что молодой орк буквально озверел…

Обо всех тех наказаниях и унижениях, которым ее подвергли, девушка, естественно, рассказывать не стала. Только побледнела как то самое, треклятое молоко, а потом залилась румянцем и умолкла.

Никто ни о чем, больше и не спрашивал. Да и о чем? Глядя на девушку, не было нужды объяснять, что предел есть любой покорности и любому терпению… Вот и у нее все это тоже закончилось. А потому, понимая, что в любом случае в стойбище ее замордуют до смерти, Синяя Лента отважилась на самый отчаянный шаг — побег. Если уж ей было суждено умереть, то хоть не от унижений и пыток…

М-да, такая вот история… наверняка случавшаяся сотни тысяч раз и в моем мире. Особенно в те века, когда закон и порядок устанавливали огнем и мечом. Да и теперь, найдутся места, где иноверец по-прежнему не человек. Особенно, если у тебя в руках нет весомого аргумента системы Калашникова с полным магазином.



Олег Говда

Edited: 05.01.2016

Add to Library


Complain




Books language: