Воображаемый друг

Размер шрифта: - +

Четвертая часть

Девочка увидела, что сидит на кухне, и нет никакой опасности. Никто ей шею сворачивать не собирается. Вот это замечталась! Так натурально все выглядело, до сих пор ноги трясутся. Катя даже невольно обернулась, и сердце на секунду сжалось в ожидании, но кухня была пуста. Правда, недолго, потому что в коридор на шум выглянула бабушка, остановилась в дверях. Увидела разбитую чашку и покачала головой, но не зло.

— На счастье, — сказала она.

— Ага, — подтвердила Катя. Действительно, повезло.

Возвращаться на Римм сразу было страшно, хотелось немного отвлечься, отдохнуть. Наверное, она не выспалась этой ночью, вот и мерещатся всякие ужасы. Может быть, она даже уснула ненадолго? Катя притащила рюкзак на кухню, здесь было светлее, и решила заняться уроками. Разложила тетрадки, вытащила дневник — мятый, потертый, сразу было видно, что его хозяйка не сильно озабочена появлением в нем хороших оценок. Как назло, уроков задали мало, и были они легкие.

Не успела Катя достать ручку и написать в тетради число, как почувствовала, что на кухне она не одна. Подняла голову и улыбнулась.

— И куда ты пропала, моя девочка? — спросил Ион. — Я тебя потерял. Волнуюсь!

Катя готова была обнять его за эти слова, ведь ей давно уже казалось, что никто не волнуется за нее. Почему все думают, что она такая сильная и самостоятельная, ведь это совсем не так! Ведь она еще ребенок, разве нет? Почему же никто не делает с ней уроки, никто не спрашивает, как у нее настроение и даже просто-напросто не берет за руку и не гладит по голове? Когда никто не обнимает даже одного раза в день, то к вечеру становится очень холодно, просто до дрожи. Катя давно уже замечала это — с утра в груди словно солнышко, теплое, хотя совсем маленькое. А к вечеру от тепла ничего не остается, а там, где было маленькое теплое солнышко, большая черная дыра, которая затягивает в себя все светлые мысли. Стало грустно. Даже Ион — такой добрый, такой понимающий, но на самом деле она его просто придумала. А можно ли считать поддержку воображаемого друга реальной? Это ведь все равно, что пить воду и представлять, что пьешь лимонад. Не по правде…

— Уйди, — сказала она, опустив голову.

— Почему? — Ион сдвинул брови, но не нахмурился, просто пытался понять.

— Ты не настоящий. Тебя нет на самом деле… И никто меня не любит, никому я не нужна! — последние слова Катя выкрикнула и тут же испуганно сжала губы — не хотелось волновать бабушку, и только лишь спустя мгновение поняла, что весь разговор происходит у нее в голове. Она и хотела, и боялась одновременно, что Ион исчезнет, а вместе с ним все волшебство, которое со вчерашнего дня появилось в ее жизни. Но он не ушел, а присел рядом на корточки и взял ее за руку. Как будто присел… Как будто взял… Но Катя ясно ощущала это прикосновение.

— А что такое реальность? — спросил он просто. — Вот, например, солнце. Оно существует?

— Да, конечно! — Катя фыркнула.

— А почему ты так в этом уверена? Ведь ты сейчас его не видишь?

— Но я видела… Я помню. Оно существует в моей памяти!

Ион улыбнулся.

— Значит все, что существует в твоей памяти — реально?

— Ну естественно! — Катя подняла плечи вверх и развела руками, словно хотела сказать «тут даже добавить нечего». Иона же это совсем не смутило, наоборот.

— Все, что есть в твоей голове — трава, небо, твоя мама, — существует, потому что ты о них помнишь и можешь нарисовать в своем воображении? Тогда почему же нет Римма, Тина, меня?

— Потому что!.. — начала Катя и замолчала, смутившись. Она не знала, что сказать, но и отступать не хотелось. — Потому что нельзя одновременно быть и там, и здесь… Так не бывает!

Ион улыбнулся.

— Ладно. Твоя взяла — пусть так. Я лишь хотел тебе показать, что не так уж они отличаются друг от друга, эти два мира: реальный и тот, что существует в воображении. И я бы мог уйти, но пока боюсь оставлять тебя одну. Или… Я не могу тебя заставить. Если ты скажешь, что с тобой все будет хорошо, то я сразу тебя покину. С тобой все будет хорошо?

— Нет, — ответила Катя, из глаз потекли слезы, потому что было нестерпимо от мысли, что она снова останется одна в этом холодном реальном мире. — Нет, не уходи, пожалуйста! Не оставляй меня одну! Но… Просто… Я думала, что там будет весело и интересно. А там так страшно! Как это вынести?

Ион протянул руку — прохладную и теплую одновременно, и стер слезы с ее щек, прикоснулся ко лбу, успокаивая и утешая.

— Понимаешь, в твоей душе уже так давно жила печаль, и одиночество, и страх, что теперь воображение может создавать только жуткие картинки. Но поверь, пока я рядом, с тобой ничего плохого не случится! Веришь мне?



Анна Платунова

Отредактировано: 21.09.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться