Возвращение принца. Хроники Третьей Звездной Империи

Размер шрифта: - +

Крепость

 

   Харц Ура Хальм из рода Хальм стоял на вершине центральной башни и молча наблюдал за творящимся у стен Крепости - старого замка, построенного его предками завоевателями на месте древнего храма лесных племен Шенико. Глубоко в подвалах еще можно было найти останки жертвенных столов и окаменевшие статуи странных богов этого племени.

   Сорок семь лет Крепость не видела перед своими стенами врагов. В последний раз осаду здесь держал еще его дед Хино Хальм. Тогда западные племена ригонеров решили померяться силами с ними, но обломали на их Крепости все зубы. Славные были деньки!

   А теперь? Теперь их осаждают эти лесные варвары! Харц сплюнул и злобно выругался. Их некогда непобедимую конницу побили прямо в поле! Несмываемый позор на его седины. Лина Тольм был немедленно отстранен от командования. Ура Хальм с удовольствием казнил бы его, виновника неслыханного позора табалеро. Но род Тольм был знатен, и многие из него находились сейчас в Крепости, не стоило их дразнить.  

  Поэтому бывшего командира конницы поставили на Стражу Ворот, а командующим назначили сына Харца Ура Хальма. Он как раз входил в пору зрелости и отлично овладел воинским делом. Ему бы еще поменьше жестокости и больше дальновидности. Но ничего! Пообтесается. А вот  и он.

 

   На площадку вышел кряжистый мужчина в легких доспехах. На боку висел тяжелый меч – ирган, могучее оружие, подвластное далеко не каждому. Ура входил в число лучших мечников их племени. С поклоном младший Хальм двинулся вперед.

  - Отец, я выполнил твой приказ. Все арестанты убиты.

  - Хорошо, – Харц задумался, его озадачивали странные действия восставших лесовиков. Они уже второй день зачем-то копались на этом берегу, выстраивая странные сооружения и механизмы. Почему они не идут на штурм? Ведь гонцы давно посланы. Хоть их северные и западные соседи из друзей давно стали врагами, но в данной ситуации должны были все-таки прислать помощь. Или рухнет вся их система власти над покоренными племенами. Харцу уже доложили, что восставшим помогают эти проклятые морские торгаши. Как он потом жестоко отомстит этим южанам!  

 

  - Что-то тревожит тебя, отец? Эти лесные бродяги ничего не смогут нам сделать! Наши стены крепки как никогда. У нас есть колодцы с водой, в зиму они не пересыхают. В погребах продовольствия запасено до весны, разве что придется зарезать лишних коней. Мы выдержим любую осаду!

  - Разве они готовят осаду? – посмотрел на сына исподлобья Харц. 

  - Они так безумны, чтобы идти на штурм? – удивился в свою очередь Ура.

  - Они уже были безумны, когда вышли на поле против конницы табалеро, – отрезал отец, – что еще можно ожидать от них и их нового вождя. Кстати, что ты узнал о нем нового?

   От правителя не ускользнуло, как замешкался новый командующий.

  - Понятно. Сын мой, как ты собираешься править племенем, если не утруждаешь себя разведкой и собиранием новых известий? Мы уже сели в лужу из-за нашего идиота наместника. Так бездарно прозевать новый мятеж! Где были все его шпионы и соглядатаи? Хорошо, что его сожгли, лучшая казнь для безмозглого слуги. 

  - Да, - кивнул головой  Ура.

  - Что да?! – взъярился вдруг Харц, - Иди, проверь еще раз табалеро, пусть готовятся к вылазкам! А то сейчас,  наверное, пьют вино и баб щупают. Горе у них, понимаете! Пусть кровью искупают свое поражение! И пришли мне сюда Тольма.

 

   Через четверть часа в зале для повседневных обедов появился опальный командир. Он молча встал у входа, наблюдая за трапезой своего сеньора. Харц не торопясь, резал тушеное мясо и подкладывал вареные овощи. В его возрасте приходилось выдерживать диету. Наконец он сделал знак рукой, и Старый Тольм подошел к столу сбоку и налил патрону вина в серебряный кубок.

  - У тебя есть что сказать, Лина? Или ты окончательно утратил свои способности? – старый Харц внимательно наблюдал за реакцией своего лучшего воина. Тот не выглядел виноватым, значит, не сломался и еще годен для дела. Тольм выдержал испытывающий взгляд патрона и спокойно ответил:

  - Да, мой Харц. Мы допросили пленных и тех, кто смог убежать. И у нас остались в поселке лазутчики, сегодня утром один из них приплыл в Крепость.

  - И?

  - За всем этим стоят все те же: Ктот со своими ветеранами и род Трапертов, местный старшина Экпот их также поддержал.

  - Вот бараны! – Хальм так сжал рукой кубок, что тот начал гнуться – Надо было уничтожить все их семя!

 

  Тольм промолчал, ведь заводил этого бунта оставили в живых, по той причине, что они приносили самый большой доход табалеро. Торговля лесом и металлами являлась очень прибыльной. 

  - Но это не самое главное. У Шенико появились новые покровители. Это два чужака, прибывшие издалека. Один из них и является их командующим. Говорят, что он непосредственно командовал битвой, и новый строй лесной пехоты ввел именно он. Лесовики называют его Владыкой.

  - Как, как?! – вскричал удивленно Хальм.

  - Владыка, мой владыка.

  - Не может быть! Уже два столетия ничего не было слышно о Владыках! Откуда, черт побери, он взялся?

  - Никто не знает, мой Харц. Некоторые шепчутся, что они прибыл с востока.

  - Его прислали морские торгаши?

  - Нет, мой владыка. Он не из их племени, хотя их ватага беспрекословно его слушается. По его внешнему виду многие полагают, что он родственен горному племени рода Шенико, а они пришли позже всех с востока. Может он и в самом деле посланник их общих предков, оставшихся на старой родине?



Ал Коруд

Отредактировано: 25.04.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться