Хранитель слёз

Размер шрифта: - +

VIII

— Здрасьте! А Никита здесь живёт?

Застывший Никита оглядел с ног до головы рыжеволосую девушку лет восемнадцати. И, когда твёрдо убедился, что Достоевским она быть не может, расслабленно выдохнул и вдруг даже прыснул со смеху.

— Здесь, а что?

Незнакомка, в чёрной футболке, зауженных джинсах и с цветными татуировками на обеих руках, увидев сдерживаемый хохот Никиты, слегка приспустила плечи и улыбнулась.

— Сказать по правде, я и так знаю, что Никита — это ты, — продолжила она весёлым голосом. — Потому как другого молодого человека с таким именем здесь быть и не может.

— А зачем тогда спрашиваешь?

— Сама не знаю. — Девушка пожала плечами. — Наверное, из вежливой наивности. Так ведь принято: быть немного глуповатым при знакомстве, даже если видишь очевидные вещи. Не могла же я тебе в лоб сказать: «Привет, Никитос!» Это было бы неловко, ведь ты же меня совсем не знаешь. Вот и приходится иногда идти обходными путями, прощё говоря — тупить: «Здрасьте, а здесь такой-то проживает? Ах, здесь, да? Ну, сла-а-авно! Давайте знакомиться!» Уловил? — Девушка улыбнулась ещё шире.

— Уловил. — Глаза Никиты блестели.

— Ну, ладно. Что-то загрузила я тебя с самого начала. Меня — Юлька. А ты — Никита, я и так знаю.

— И откуда же?

— Так я соседка ваша с пятого этажа. С Лизкой дружу, частенько прихожу к ней в гости.

— Что ж… Очень приятно! — Никита протянул руку, по-прежнему не в силах перестать смеяться. И даже попробовал чуть нахмуриться, чтобы смягчить комичную ситуацию, но от этого стал хохотать только сильнее. А ведь ему на самом деле на какой-то миг показалось, что там, за дверью, стоял сам… И как он только мог подумать об этом в свои-то двадцать два года!

— И мне! — пожав руку, кивнула девушка, с нескрываемым удивлением наблюдая за Никитой. — Ладно, будем ближе к делу. Тебя искала моя мама.

— Правда? Я её знаю?

— Нет, пока не знаешь. Но она у меня непростой человек, понимаешь ли… Можно сказать, чародейка.

— Чародейка?

— Ну не прям уж чародейка, конечно. Но если дело касается снятия порчи, энергетической диагностики, гаданий — то тут всё в порядке. Видит людей насквозь. Вдоль и поперёк. Эх, знал бы хоть кто-нибудь, как сложно иметь такую маму!

— И что?.. — Никита сдвинул брови.

— Так вот. Она просила, чтобы ты зашёл к нам в гости. Ну, когда тебе будет удобно, конечно же. Но желательно — не затягивать.

— Я… должен прийти к твоей маме?

— Ага. У неё к тебе возникло какое-то срочное дело. Я сама ещё ничего не знаю. Она сказала лишь, чтобы я отправлялась к тебе с таким вот устным приглашением.

— А по поводу чего именно я должен прийти к твоей маме, ты тоже не знаешь?

— М-м-м… — Девушка прищурила один глаз. — Кажется, что-то связанное с… Достоевским.

— С Достоевским?! — Никита похолодел. — Да вы все сговорились, что ли? Он же умер давно.

Девушка вздохнула.

— Эх, ответила бы я тебе фразой из «Мастера и Маргариты», да вот не читала… Видела только цитату где-то во «ВКонтакте». Там что-то… типа бессмертный он…

Никита глядел на девушку уже с заметным недоверием. Затем слабо произнёс:

— Да… там кот Бегемот возразил… сказал: «Протестую. Достоевский бессмертен». Но это же просто… это ведь книга. В реальности Достоевский умер.

— Как человек — пожалуй, да. Но вот что касается души… то тут не всё так просто.

Души?

— Я же говорю: моя мама — сверхчувствительная. И ей что-то от тебя стало нужно.

Никита не сводил глаз с лица рыжей Юльки. Сдаётся, странности на сегодняшний день заканчиваться не собирались.

— Прости, но давай ещё раз… — Никита выставил перед собой ладони. — Я, кажется, просто не до конца понимаю. Итак… Твоя мама попросила тебя прийти ко мне, чтобы… пригласить меня к ней на разговор, где… основная тема будет касаться великого русского писателя… Фёдора Михайловича Достоевского?

— Ну, что-то типа того, — закивала Юлька. — Я, как уже говорила, подробностей и сама не знаю. Она мне вообще мало чего рассказывает.

Смех и улыбка без остатка исчезли с лица Никиты.

— Вы все тут, наверное, разыграть меня решили? — вымолвил он.

Девушка вопросительно огляделась по сторонам.

— А разве кто-то смеётся?..

В подъезде тут же воцарилось глубокое безмолвие.

— Мы живём в двадцать пятой квартире. Надумаешь — приходи. Мне почему-то кажется, что это в твоих же интересах. Лизке привет передавай, как-нибудь заскочу к ней на днях!

Юлька развернулась и зашагала к лифту. Находился тот по-прежнему на девятом этаже. Двери разъехались, девушка вошла внутрь, нажала на кнопку и, подняв на Никиту глаза, с улыбкой махнула ему рукой. И за миг до того, как лифт захлопнулся, успела метнуть в закрывающийся проём короткую фразу:

— Она очень ждёт тебя.

 

*  *  *

 

Спустя несколько часов Никита стоял перед дверью номер «25». Переминаясь с ноги на ногу, он неустанно глядел на неё и прислушивался к тому, что за ней происходит. Затем вдруг весь встрепенулся и бросился обратно к лестнице. Но только нога его коснулась ступеньки, остановился. Вернулся к двери и, затаив дыхание, снова принялся прислушиваться. Никаких звуков.



Артур Дарра

#12439 в Проза
#8315 в Современная проза
#16305 в Разное
#4020 в Драма

В тексте есть: реализм, драма

Отредактировано: 07.05.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться